Навеяло вот этим:По террористам будут

Навеяло вот этим:

По террористам будут наноситься превентивные удары в любой точке земного шара. Об этом заявил в четверг РИА «Новости» министр обороны России Сергей Иванов.

По его словам, «террористы объявили России войну, и Россия должна оставить себе все возможности по противодействию террористическим угрозам».

«Я считаю вполне оправданным и возможным использование превентивных ударов по базам террористов, в том числе и за границей», — сказал министр.

При этом он пояснил, что превентивные удары — это «необязательно использование флота, армейских соединений». «Отнюдь нет. Все будет зависеть от выбранной тактики действий», — отметил глава оборонного ведомства.

Пример такого превентивного удара мы уже видели — 13 февраля этого года в Катаре.
Но не в этом дело, вообще-то. Меня интересует другой вопрос — оставляет ли за собой Россия право продолжить уничтожение детей тех, кого она подозревает в террористической деятельности? Ведь это не секрет абсолютно — в тот момент, когда некто, нынче парящийся на катарских нарах, нажал на кнопку и взорвал джип Яндарбиева, он абсолютно точно знал, что внутри сидит 13-летний Дауд Яндарбиев. Как же теперь тем, кто прославлял «подвиг» «разведчиков», удается забыть это?!
Сто лет назад такого вопроса не возникло:

Наступил решающий этап подготовки. Каляев продал лошадь и сани и уехал в Харьков, чтобы заменить паспорт и скрыть следы своей деятельности.

2 февраля 1905 года он предпринял первую попытку покушения. Вечером должен был состояться благотворительный спектакль в Большом театре в пользу Красного Креста, находившегося под патронажем Елизаветы Федоровны, жены великого князя Сергея Александровича.

Получив от Савинкова бомбу, Каляев встал на Воскресенской площади, у здания городской Думы. Был сильный мороз, дымила вьюга. Заговорщик основательно продрог, пока, наконец, в начале девятого часа у Никольских ворот показалась карета Сергея Александровича. Когда карета свернула на площадь, Каляев бросился навстречу, но при свете фонарей увидел, что рядом с великим князем сидят жена и дети. Террорист дрогнул и остановился, опустив пакет с бомбой. А пройдя в Александровский сад, где его ждал Савинков, Каляев рассказал, что случилось и добавил: «Я думаю, что я поступил правильно, разве можно убить детей?..»

«От волнения он не мог продолжать, — вспоминает Савинков. — Он понимал, как много он своей властью поставил на карту, пропустив такой единственный для убийства случай: он не только рискнул собой — он рискнул всей организацией. Его могли арестовать с бомбой в руках у кареты, и тогда покушение откладывалось бы надолго. Я сказал ему, однако, что не только не осуждаю, но и высоко ценю его поступок. Тогда он предложил решить общий вопрос, вправе ли организация, убивая великого князя, убить его жену и племянников. Этот вопрос никогда не обсуждался нами, он даже не подымался. Каляев говорил, что если мы решим убить всю семью, то он, на обратном пути из театра, бросит бомбу в карету, не считаясь с тем, кто будет в ней находиться. Я высказал ему свое мнение: я не считал возможным такое убийство».

Сейчас, как видим, подобное слюнтяйство не свойственно не только самим террористам, но и обществу.

Прокомментировать:

avatar
  Subscribe  
Сообщать