Особенность русского империализма

У Андрея Кураева — большой текст про политику и автокефалию, в целом мирный, но не без спорных моментов. Я наткнулся на странное определение того, как ему видится русский империализм (я бы употребил слово «российский», без национальных коннотаций, но раз уж так хочется автору источника, пусть будет):

Сколько раз я видел, в морозной стуже застывало застолье, когда московские гости на украинских пирушках начинали пьяные речи «да мы ж с вами один народ!».
Наши украинские братья часто не понимают, что русский империализм очень отличается от английского или от французского. Вот Франция и ее Алжир. Арабы для француза, который живет в метрополии, в Париже или в Леоне, в колониальную эпоху были в некотором смысле унтерменши. А в отношениях Петербурга, Москвы и Малороссии никогда не было ничего колониального, превосходительного. Напротив: со времени интеграции Украины в Московское, а потом в Питерское царство, выходцы с Малороссии сразу входили в элиту. Вспомним гетмана Разумовского, почти что мужа царицы Елизаветы, вспомним митрополитов тех лет.
Какова формула русского империализма в украинском вопросе? — «Вы – наши. Мы не видим различий. И поэтому у вас все те права, что и у нас». Казалось бы, совершенно не дискриминационная позиция. А для украинцев это и есть дискриминация. Они говорят «а мы хотим, чтобы нас считали особыми. Мы — другие». И если мы этого не замечаем, тогда получается, что даже не желая этого, мы наступаем на больную мозоль.
Так что наш медведь изрядно потоптался в данной посудной лавке.

Цитата характерная, поскольку вроде бы со всем пониманием сформулировав «равноправие», грамотный и разумный человек умудряется промахнуться примерно полностью. Да, сплошь и рядом слышишь «Да вы же нам братья». Но даже не надо прислушиваться, чтобы понять, что именно человек имеет в виду — да, братья, но младшие. Но глупые, несмышлённые, капризные, ну вот, еще и обидчивые. Редкий москвич удержится от усмешки, услышав украинский язык или хотя бы характерное произношение в русских словах — при этом обижаясь на сообщение, что московский говор звучит еще смешнее.

Дискриминационность позиции Кураева в данной формулировке как раз в том, что различия есть и достаточно сильные. И в том, что, формулируя «Мы не видим различий», обычный русский человек совершенно спокойно продолжает цепочку — поэтому нечего, мол, своим языком кичиться, своей культурой, и вообще хотеть того, что мы не хотим. Нам, мол, царь хорош, так и вам его достаточно должно быть. У нас никаких прав нет — так и вам их не будет.

И вот удивительно — но тем же полякам, с которыми те же русские прожили ну разве что на 100 лет меньше в одном государстве, им не придет в голову говорить «Мы не видим различий». С теми же татарами прожили даже больше и все равно не стремятся утверждать, что «один народ». А тут, поди ж ты, как и говорили 100 лет назад, любой либерал становится империалистом в украинском вопросе.

Прокомментировать:

avatar
  Subscribe  
Сообщать