Умный дом вместо зоопарка

Я думаю, никому уже сейчас не надо рассказывать про концепцию умного дома, где большое количество устройств, в том числе традиционных, объединено в единую сеть и так же согласовано управляется. Для реализации этого подхода есть сразу несколько экосистем — HomeKit у Apple, Alexa в Amazon, Google Home понятно где и так далее. Правда, в наших условиях не всё так просто — большое большинство устройств рассчитано на английский язык при голосовом управлении, а интерфейсы — на западные образцы. К примеру, далеко не новый умный термостат Google Nest в наших условиях никуда особо не подключишь.

У меня, впрочем, есть и другая проблема — поскольку интересоваться этим я стал давно и иногда покупал что-то полезное, совместимость этого всего оставляет желать лучшего. К примеру, с HomeKit у меня совместима только одна камера NetAtmo Welcome, а Weather Station от той же NetAtmo не совместима — когда я ее покупал, HomeKit только запускался и совместимость появилась в следующей модели. Есть видеодомофон от Ring, но он принципиально не будет работать с устройствами Apple — впрочем, есть колонка Echo с Alexa внутри. А есть еще колонки Sonos, которые вообще ни туда, ни сюда. И очень давно хочется это всё же подружить.

И вот совершенно случайно мне попалась заметка, где упоминался некий HomeBridge, причем именно как нечто, которое делает совместимым с HomeKit несовместимые устройства. Забегая вперед — да, действительно делает.

HomeBridge — это небольшой сервер, который вы можете запустить в локальной сети, который выступает мостом для HomeKit. То есть к нему разными плагинами — а их немало, — подключаются устройства, типа того же домофона Ring, а он транслирует их в HomeKit API. iOS, правда, ругается на отсутствие сертификации, но исправно показывает необходимую информацию и даже понимает, что она означает — в смысле, использует её для сценариев автоматизации.

Для запуска сервера можно использовать любой компьютер — ну, понятно, что он должен быть постоянно включен, если вы хотите, чтобы это всё постоянно работало. Варианты есть для все платформы, я попробовал сразу три варианта.

Вариант с Raspberry Pi практически идеален для тех, у кого под рукой есть этот маленький компьютер. Я прямо не поверил простоте процесса — берете SD-карту, записываете на неё готовый образ, который скачиваете из репозитория, включаете Raspberry Pi и через некоторое время у вас в сети появляется готовый бридж, доступный через любой браузер. Может быть загвоздка, если у вас компьютер не может найти его в сети по имени homebridge.local, но в этом случае надо просто на роутере найти, какой ему IP выдали и сходить по нему.

Правда, мне он не очень понравился, поскольку у меня под рукой оказался еще самый первый Raspberry Pi (если точнее, второй, то есть Pi 1 Model B), и ему было откровенно тяжело запускаться и пережевывать все процессы. Установка первого плагина заняла минут десять и я решил не увлекаться, тем более, что температура процессора стабильно держалась на 45 градусах.

Вторым вариантом стал запуск сервера на моем NAS Synology. У меня модель DS-918+, где можно установить Docker, а на сайте описан способ установки сервера именно таким образом. Долго расписывать не буду — мне этот вариант не понравился совсем, поскольку веб-интерфейс при этом отсутствует и все плагины приходится запускать через команды терминала. Но, если у вас уже есть NAS, то это в принципе хороший вариант, поскольку он все же включен постоянно.

Но я выбрал третий вариант — поскольку у меня прямо в доме работает несколько серверов, оставшихся после закрытия коворкинга (на одном бежит телефония и бухгалтерия, ведь компания-то работает, на другом развернул вебсервер с архивными проектами), то почему бы не использовать их? Тем более, что на одном сервере стоит гипервизор с виртуалками, отрезать кусок для еще одной виртуалки не проблема. В общем, самое долгое было поставить Ubuntu Server на эту виртуалку, а затем по еще одному мануалу разворачивание HomeBridge заняло минут 5.

Правда, подключение его к HomeKit отняло немало времени, но это мои локальные заморочки — в отличие от бытового Wi-Fi, мой Cisco довольно строго относится к поползновениям устройств куда-то ходить на непривычные порты, а найти, какие именно это порты, надо уметь — ведь производители упрощают процесс установки до «купи и включи».

Но, когда заморочки Wi-Fi были побеждены, получилась красота. Ring без вопросов стал показывать картинку с камеры прямо в Home.app, Alexa показала, что она охранная система (то есть режим Guard), а NetAtmo сдала все свои датчики по отдельности. Единственное, с чем я еще не разобрался, это Amazon Smart Plug — там предлагается эмулировать его сразу двумя плагинами, включая виртуальный контакт и вот последний не обнаруживается самой Alexa. Ну, разберемся.

Теперь можно подбирать девайсы без оглядки на то, с чем они конкретно работают. И, в принципе, можно уже и про термостат подумать, наверное. А то мороз, знаете ли, вон то 10,5 в кружке — это на самом деле минус 10,5 на уличном датчике.

Как развивалась модерация в Searchengines.ru

Бурные дискуссии, развернувшиеся вокруг принципов модерации Twitter и Facebook, после того, как те, наконец, забанили аккаунты Дональда Трампа, навели меня на мысль, что, при всей горячности, ничего особенно нового я в них не услышал. И, чтобы не комментировать кусками в разных местах, решил рассказать о собственном опыте — о том, как была построена модерация на форуме Searchengines.guru, начиная с его основания в 2000-м году и заканчивая его продажей в 2019-м.

Рассказ будет довольно схематичный, поскольку воспроизводить все детали за 18 лет жизни долго, сложно и никому не нужно. Местами возможны проявления цинизма и прагматизма, но это мы любя. Кажется, кое-что мы никогда не рассказывали, хотя и не то, чтобы это были суперсекретные сведения. Я не знаю, насколько близко опыт управления и модерации в сообществе на пару сотен тысяч человек применим к социальной сети на десятки и сотни миллионов, но человеческий фактор остаётся неизменным, а в нём-то всё и дело.

Continue reading…

Австралия продолжает регулировать

Австралия продолжает двигаться к регулированию взаимодействия СМИ и новостных платформ — новый закон, разработанный антимонопольным ведомством планируется принять уже в начале этого года. Надо, правда, признать, что теперь он предусматривает «двусторонний обмен ценностью» — помимо исходного требования к платформам — Facebook и Google, — компенсировать новостным изданиям ценность контента, который они используют, он еще требует от новостных изданий учитывать ценность того, что пользователи Google и Facebook просматривают их контент вместе с рекламой.

Офис Google в Мельбурне, Австралия

Само собой, что новостные издания не очень рады такому повороту, впрочем, платформы тоже скептически воспринимают идею. Facebook, если помните, еще в прошлом году заявил, что предпочтет воздержаться от демонстрации контента австралийских СМИ своим пользователям, если за него придется платить, а Google продолжает настаивать, что требование закона сообщать СМИ все детали работы алгоритма и делать это заблаговременно в случае изменений невыполнимо.

Хотя об этом явно мечтали поколения оптимизаторов 😊.

Сравнение фото iPhone 12 Pro Max и Canon EOS R

Честно говоря, сначала я собирался сделать что-то типа слепого теста и предложить угадать, какая фотография сделана на что, но, когда закончил обрабатывать фотографии — а обе сделаны изначально в RAW-формате и без обработки их рассматривать нет никакого смысла, — передумал.

Во-первых, сохранить идентичную обработку обоих негативов не вышло — я сделал их немного с разных точек, а тянуть их специально к одному результату было бы нечестно.

Во-вторых, они очевидно отличаются — у полнокадрового фотоаппарата даже разрешение почти в три раза больше и это заметно при увеличении фотографий. В силу разного размера сенсора заметно отличается цветопередача, при этом и линзы у них, мягко говоря, разные.

В общем, получилась просто иллюстрация того, что до полнокадрового фотоаппарата с дорогой оптикой iPhone пока не дотягивает, но материал для хорошей обработки уже вполне достаточен.

iPhone 12 Pro Max, wide camera.
Canon EOS R, 16-35/F4.0 EF.

И о порно…

Оставим в покое произвол социальных сетей и даже хостингов по отношению к бедным, зажимаемым и прочая последователям Трампа, теорий заговора и прочего, и поговорим о произволе платежных систем по отношению к этим, ну, которые, ну которых…

Короче, доблестные представительницы секс-индустрии бьют тревогу — отключение Pornhub от платежных систем VISA и Mastercard несет угрозу их уровню жизни, что особенно критично в условиях пандемии. Крупнейший порносайт планеты, напомню, был отключен от приема платежных карт после того, как в New York Times была опубликована статья лауреата Пулитцеровской премии Николаса Кристофа о том, что в сервисе присутствует нелегальный контент, загружаемый туда без согласия и ведома людей, изображенных в нем, и сервис при этом ничего не делает для модерации такого контента. (UPDATE: мне справедливо указали, что там же есть и еще одна категория контента — который создавался без согласия участников, например, видео со скрытых камер. Про это тоже написано в статье). После статьи Pornhub сначала заявил, что ничего такого нет и они гордятся своей модерацией, потом пообещал провести проверку, потом грохнул солидную долю контента и ограничил права на загрузку только для верифицированных аккаунтов, но обе платежные системы все равно приостановили прием платежей до окончания собственного расследования.

Главный офис компании MindGeek, владеющей Pornhub, в Монреале, Канада

С одной стороны, и понятны резоны пострадавших, которые ничем не нарушали законов, представляя свой контент на платформе, но, с другой стороны, и платежные системы утверждают, что должны сначала расследовать ситуацию и убедиться, что их сервисы не используются для оплаты доступа к нелегальному контенту. 

То есть мы опять возвращаемся к вопросу регулирования платформ с пользовательским контентом. До сих пор в законодательстве и в практике большинства стран существовала достаточно устойчивая ситуация — платформы обязуются делать всё для постмодерации пользовательского контента и оперативного реагирования на жалобы, и это позволяет им не нести ответственность за сам пользовательский контент. Но по мере роста их влияния и роста влияния их пользователей благодаря возможностям платформы вопрос ответственности поворачивается совсем другими гранями — контент пользователей специфичен для платформы, например. Попробуйте перейти с Instagram Stories в телеграм-канал или хотя бы в Youtube — продукт определяется платформой и это не сайт, который можно перенести с хостинга на хостинг. Давайте добавим сюда рекомендательные механизмы, которые используются в большинстве платформ и получается, что платформы, не неся ответственность за контент, совершенно спокойно могут его продвигать своей аудитории. 

Можно, конечно, загнать всех в привычное законодательное русло — и ввести премодерацию всего. Но это только фантазии, невозможные к осуществлению. Надо придумывать что-то другое. И да, замена заонодательства редакционной политикой, как сейчас часто происходит, тоже не вариант. Так что нас ждет увлекательный год в области регуляции во всём мире. Ну, почти во всём.

Трамп, Twitter и все-все-все…

Год начался занятно — всю неделю мир обсуждает события в Вашингтоне, где толпа сторонников Трампа и ультраправых устроила попытку мятежа и захватила здание Конгресса США. Пока одни обсуждают, каким образом привести в действие 25-ю поправку к Конституции США, позволяющую отстранить президента от власти в случае невменяемости, Twitter и Facebook наконец-то ограничили доступ Трампа к его аккаунтам, а затем и вовсе заблокировали ему доступ (кстати, иронизируют, что соцсети применили к нему меры, которые они охотно применяют к обычным людям налево и направо, после того, как стало понятно, что Демократическая партия фактически стала правящей в всех органах власти, включая Сенат). Следом за ними похожие меры приняли Youtube, Twitch, Discord и другие платформы.

Следом за аккаунтами Трампа взялись за социальную сеть Parler — она давно была известна как консервативно-республиканская платформа, которой пользовались многие сторонники Трампа. Apple и Google удалили приложения этой сети из своих магазинов приложений, а сегодня к ним присоединился Amazon, который предупредил социальную сеть, что прекратит предоставлять ей услуги AWS сегодня ночью. CEO Parler в ответ заявил, что сети понадобится около недели, чтобы возобновить деятельность. 

Причина такой активности, которая даже выглядит согласованной, мне видится очень простая — штурм Капитолия толпой показал Америке, к чему приводит деятельность пока еще президента и его сторонников в социальных сетях. Да, вполне возможно, что её можно было бы купировать раньше и иначе, но вот сейчас это выглядит так. Почему-то русскоязычные комментаторы пытаются назвать это нарушением свободы слова и Первой поправки к Конституции США, но это не так — Первая поправка гласит, что правительство не может ограничивать свободу слова. Все перечисленные компании — частные, имеют право на собственную свободу выражения (по той же Первой поправке) и проводят собственную политику в отношении контента, который у них размещается.

Я видел много комментариев относительно цензуры (даже Навальный решил отметиться) и о том, что вот, мол, летом 2020 года, когда США сотрясали протесты Black Lives Matter, Twitter и Facebook не блокировали за призывы к насилию, но, во-первых, они почему-то все на русском языке. На английском упоминание BLM в основном встречается в контексте, мол, если бы участники тех протестов так пошли бы к Конгрессу, выстрелы раздались бы намного раньше. Во-вторых, подавляющее большинство примеров — почему-то сообщения в аккаунтах на 20-50 фоловеров, которые, разумеется, проскочили мимо постмодерации, как это обычно бывает в больших системах.

В общем, подождем развития событий — тем более, что ядерную кнопку у Трампа, в отличие от постинга в Twitter, никто пока не отобрал. Тьфу-тьфу-тьфу, как говорится в таких случаях.

Традиционная последняя запись года

Вот не буду придумывать оригинальные банальности про непростой год и прочие итоги. Конечно, вспомнить есть о чем и пожелать, чтобы не повторялось — тоже. Так что давайте пожелаем себе, чтобы уходящий год нас чему-то научил, а будущий сделал этот опыт немного бесполезным. Хотя я не уверен, что это точно хорошо :).

С Новым Годом!

У Google опять проблемы с сотрудниками

На волне скандала про увольнение Тимнит Гебрю, которая занималась проблемами этики AI, одна из бывших сотрудниц, которая работала в HR-департаменте компании как diversity recruiter, выложила тред в Twitter, в котором описала, что в Google не любили и не любят нанимать людей из меньшинств, хотя её официальная задача была как раз обеспечить разнообразие и найм выпускников из HBCU (Historically Black Colleges and Universities). До её прихода на работу в Google не было ни одного выпускника из HBCU в роли разработчика, а благодаря ей было нанято более 300 сотрудников. Её сильный акцент уроженки Балтимора её руководительница называла недостатком (вообще-то, disablity, но «инвалидность», вероятно, будет перебором). 

Хотя, надо честно сказать, в сообщениях слишком часто повторяются превосходные эпитеты в адрес её собственной работы, а сам профиль описан как «#FaithfullyLGBTQ #BlackTransLivesMatter go follow @bmorequeerfaith», но в ответах на тред немало сообщений бывших сотрудников Google, подтверждающих по крайней мере и статистику, и практику прокатывать на собеседованиях кандидатов из меньшинств. То есть вполне возможно, что в реальной жизни эта рекрутер воспринималась как агрессивная странная активистка, безапелляционно требующая выполнять разнарядку по приему сотрудников из меньшинств, но результат-то от этого не меняется — Google не просто оказался совершенно такой же американской корпорацией, как и остальные, но и в собственном классическом стиле усугубил этот имидж неуклюжими кадровыми решениями. 

И тут, казалось бы, тоже неоднозначная же ситуация, мол, что прикажете делать с токсичным человеком — а легко представить, что её так и воспринимали многие окружающие сотрудники, — но тут мне вспоминается фраза Радислава Гандапаса «Как выехать на лимузине из болота? — А не надо туда заезжать». 

Про монетизацию Telegram

Павел Дуров объявил о том, что Телеграм в следующем году начнет монетизироваться и пообещал, что это будет сделано очень аккуратно. Будут бизнес-аккаунты и платные стикеры, и будет рекламная платформа для размещения рекламы в публичных каналах.

Если с бизнес-аккаунтами и платными стикерами всё примерно понятно — в лучших традициях их передерут с имеющихся аналогов и получится Whatsapp for Business с Viber, — то про рекламную платформу хочется подробностей. Впрочем, Дуров сам уже намекнул, что существующая реклама в каналах навязчива, а вот они как раз сделают красиво и хорошо. 

Мы, правда, знаем, как Дуров сотоварищи умеют делать платформы — реклама в ВКонтакте тому хороший пример, правда? Если посмотреть внимательно, то она состояла тогда ровно из двух частей — медийной рекламы в интерфейсе соцсети с соцдем таргетингом и размещения сообщений в группах и лентах пользователей. Очевидно, что первая часть здесь неприменима, поскольку рекламу в интерфейс мессенджера встраивать плохо и бессмысленно. Остаётся размещение текстов и опять же — на примере рекламы ВКонтакте мы знаем, что принципиальных отличий между самостоятельным размещением таких рекламных сообщений администраторами групп и размещения через рекламную платформу (то есть Биржу ВК) практически не было. 

Остальные подсказки Дурова тоже легко читаются. Разумеется, возможность централизованно размещать рекламу порадует большое количество рекламодателей. А чтобы обеспечить инвентарь платформы, обещается бесплатный трафик для тех владельцев каналов, кто согласится на такую монетизацию. Если речь идет об использовании этого же инвентаря для бесплатной рекламы каналов, то это выглядит корявым и очевидным решением по аналогии с «голосами» ВК (так же они называются, да?). А любой другой вариант включает в себя разработку рекомендательной платформы внутри мессенджера. Что тоже можно копировать и Павел Дуров знает, у кого именно (хинт — у кого всегда копировал). 

Но я ставлю на первое — простое и корявое решение. А так же на урезание расходов, которое будет выглядеть как уменьшение бесплатных лимитов на загрузки файлов, например. 

Epic vs. Apple — пока без Fortnite, но с Unreal Engine

Вчера вечером судья суда Северного округа Калифорнии вынесла решение по обеспечительным мерам в иске Epic Games против Apple. Суть решения проста — судья отказала Epic в требовании восстановить Fortnite в App Store, но запретила Apple блокировать аккаунты Epic Affiliates, которые используются в разработке Unreal Engine.

Я с удовольствием потратил час времени, читая решение судьи с подробным разбором аргументов сторон. Надо понимать, что это не решение суда вообще, это решение по обеспечению и задачей суда было определить, какая комбинация мер позволит обеспечить статус кво в отношениях до рассмотрения дела по существу — которое намечено на май или даже на июнь будущего года.

Тем не менее, чтобы разобраться, в чём собственно состоит статус кво, судье пришлось уже сейчас проанализировать конфликт и определить применимость аргументов сторон. Поэтому так интересно читать, что же закон думает о «монополии» Apple, 30% комиссии и прочем.

Для того, чтобы доказать применимость антимонопольных норм в данном случае, Epic Games должны доказать, что Apple сознательно достигли монопольного положения на соответствующем рынке и злоупотребляют им в ущерб конкурентам. Загвоздка начинается прямо сразу — с определения соответствующего рынка. Epic настаивает, что рынком является рынок iOS приложений. Apple отвечает, что рынком для Epic является вообще всё, на чем можно играть в Fornite, включая консоли и компьютеры. И хотя Epic настаивает, что речь должна идти о рынке мобильного гейминга, а консолям для игры требуется розетка и телевизор, суд отметил, что под это определение подпадают так же ноутбуки и Nintendo Switch — здесь не упоминается Android, поскольку консоли и Switch являются walled gardens — то есть системами с магазинами ПО одного производителя.

Epic при этом сами рекламируют Fortnite как мультиплатформенную игру. Правда, суд отдельно отметил, что аргументы Apple в этом месте предполагают, что средний пользователь обладает несколькими устройствами и оперативно переключается между теми, кто предлагает более конкурентные цены на конкретные игры, что мало похоже на истинное положение дел.

Суд отметил, что Epic не смог обосновать свое определение «соответствующего рынка» достаточно убедительно, хотя и поднял серьезные вопросы. Но без такого определения совершенно не имеет смысла рассматривать вопрос, как именно себя ведет Apple. Это скорее инструкция истцу — если он хочет продолжать поддерживать обвинение в антимонопольном поведении, ему следует более обоснованно доказывать его.

Очень интересный раздел касается собственно системы IAP, которую Epic пытается показать как связанный сервис, который Apple навязывает всем в AppStore, и которую собственно пытается обойти. Здесь суд заключил, что Epic не смог этого доказать — система платежей в AppStore существовала всегда в рамках AppStore и никогда не была отдельным продуктом. Она не выглядит платежной системой. Хотя суд признает, что Epic поднял серьезный вопрос в части существования спроса на отдельные сервисы платежей внутри AppStore. Впрочем, буквально тут же, разбирая аргумент про количество пользователей, пожелавших воспользоваться сервисом прямых платежей Epic, судья заключила, что ничего удивительного в том, что люди выбрали меньшую цену. 

Анализируя аргументы сторон, суд отметил, что утверждение Epic, что Apple использует свое монопольное положение в AppStore во вред конкурентам, не выдерживает сравнения с фактами. Но даже если так, контраргумент Apple — когда компания демонстрирует, что благодаря IAP система остается бесплатной для 84% приложений, обеспечивает безопасность, родительский контроль, удобный способ покупок и поддержку пользователей, — возвращает мяч на сторону Epic. Тем более, что, как отдельно отметила судья, Apple доказала, что её система безопасности более эффективна, чем у конкурентов — а, собственно, последний аргумент Epic заключается в утверждении, что допуск на платформу конкурирующих сторов обеспечит лучшее качество для пользователей.

Что касается возврата Fortnite, то аргументы Epic про страдающих пользователей и насколько важно им вернуть игру не убедили суд. Судья указала, что Epic сам нарушил действующий контракт и, хотя суды имеют право признать действующие контракты недействительными в тех частях, где они противоречат закону, но как раз этого противоречия доказано не было. Недостаточно просто воскликнуть «монополия», чтобы переписать действующие соглашения в свою пользу. Epic вольна сохранять отношения с Apple в нынешнем состоянии, хотя в аналогичном решении рекомендуется сохранять существующие правила, пока идет рассмотрение дела по их пересмотру». Epic вполне могли бы пойти навстречу пользователям, несчастьями которых она озабочена, и откатить конфликтную версию. Суд даже предлагал отправлять комиссию Apple в escrow на время рассмотрения дела — тогда, при вынесении решения в пользу Epic, эту сумму получили бы они, но Epic моментально отказался.

Кстати, судья предлагала сторонам встретиться в суде присяжных — его решение реже оспаривается, но тут отказались оба.

Наконец, в части Unreal Engine — суд не согласился с Apple. Более того, было указано, что в первой переписке по поводу конфликта Unreal Engine вообще не упоминался, а доводы, что аккаунты разработчиков UE могут быть использованы во вред всей платформе согласованно с Epic, не убедили суд. 

В общем, теперь ждем продолжения — к началу года обе стороны должны подготовить дальнейшие материалы, а к концу весны последуют очередные встречи в суде.