Электронное гражданство в Эстонии

Если кто пропустил эту новость, то вот — эстонский парламент одобрил закон, по которому любой желающий сможет приобрести электронное гражданство Эстонии. Это гражданство не дает права на въезд в страну (визу придется получать отдельно), но позволяет открывать компанию в стране, вести любой бизнес, пользоваться официальной электронной подписью внутри Эстонии и в тех странах, где ее признают (вроде бы так собирается поступить Финляндия, остальные страны Евросоюза в пути).

К сожалению, большинство комментариев к этой новости, типа лайфхакерского, явно не задумываются, зачем такое гражданство может понадобиться практически, ограничиваясь искренним восторгом “Ух ты, можно быть электронным эстонцем, круто же”. Понятно при этом, что как раз правительство Эстонии ориентировалось не на восторги гиков.

Как по мне, шаг разумный и хороший. Теперь каждый желающий сможет зарегистрировать компанию в Эстонии. И это довольно осмысленное действие, поскольку:

  • компания в Эстонии — это компания в Евросоюзе. Она защищена европейскими законами, прежде всего.
  • наличие работающей компании в Эстонии позволяет ходатайствовать о виде на жительство. Что в современных условиях означает право жить и работать в любой стране ЕС. Поправка: работать не вообще кем угодно, а от имени этой самой компании, конечно.
  • налоговая система Эстонии довольно мягкая и позволяет не платить налог на прибыль, если прибыль остается нераспределенной, а также освобождает от налогообложения зарплату сотрудников-нерезидентов, работающих за пределами Эстонии. Там, правда, есть НДС, но где его сейчас нет?

Так что повторю — шаг разумный и хороший. Если с традиционными оффшорами Эстония по налогообложению все равно конкурировать не сможет, то с тем же Кипром и европейскими безналоговыми юрисдикциями — вполне.

Первый полумарафон — как я готовился и бежал

Я уже писал, что в какой-то момент увлекся бегом и начал бегать довольно много. Научившись пробегать 5 километров, а потом и все 10, я задумался о следующей цели. Причем уже хотелось поучаствовать в официальном забеге, не столько с целью состязания с другими, сколько именно для участия. Дистанция была примерно ясна — марафон для меня пока очень далекая цель, а вот полумарафон вполне выглядел достижимым.

Отступлю немного и скажу, что различных соревнований для любителей в мире оказалось не просто много, а очень много. Я регулярно читаю журналы для бегунов, вроде Runners’ World, и там какое-то совершенно нереальное количество состязаний — практически каждые выходные по несколько десятков марафонов, полумарафонов, более коротких дистанций, — и это, как правило, американские мероприятия. А еще есть Европа и с недавних пор подобная активность развернулась и в Украине. Поэтому выбор, на какой именно полумарафон готовиться, выглядел так — берем доступные тренировочные планы, сопоставляем их с календарем и видим, на какую дату план пишет заветное “Race Day”.

Тут, правда, встает вопрос, какой именно план выбирать. Я начинал с планом от Runkeeper, но в итоге отказался — он очень простой и вместе с тем сложно контролировать его соблюдение. Я настоятельно рекомендую обязательно бегать с пульсомером и выбирать тренировочные планы, в которых прописаны конкретные зоны пульса. Для себя я этот вопрос решил просто — купил часы Garmin fenix 2, в которых есть поддержка практически любых видов спорта — бег, плавание, велосипед, даже горные лыжи с автоматическим распознаванием подъемника, но что наиболее ценно — Garmin в своем онлайновом сервисе предлагает массу тренировочных планов, как с поддержкой мониторинга пульса, так и без, при этом в сервисе задаются пульсовые зоны, а планы тренировок можно записать в календарь и целиком весь план отправить на часы. В результате, настроив пульсовые зоны (их можно посчитать по-разному и в интернете полно инструкций, как это сделать) и синхронизировав часы с сервисом, вы автоматом получаете полный список тренировок, причем расписанный именно с вашими значениями пульса.

План тренировок выводил меня примерно на середину сентября, но тут я увидел, что в середине октября есть полумарафон в Амстердаме. И начал ориентироваться скорее на него. В итоге и хорошо, что так сделал, поскольку в июле, бегая вечером и изрядно проголодавшись, вынужден был остановиться из-за сильнейшей судороги в ноге. Примерно неделю я даже ходил, хромая, а слегка бегать смог только в середине августа. Разумеется, на середину сентября я уже никак не успевал.

Впрочем, были и другие сложности. План включал в себя интервальные тренировки и фартлек, которые обычно приходились на середину недели и часть из них я пропустил либо из-за поездок, либо из-за занятости в будние дни. Неплохо было бы в итоге сбросить вес, а он, увы, остается повышенным. Уверенность вселяли лишь пробежки, обозначенные как Long Run — я с удивлением обнаруживал, что могу бегать час-полтора-два и в итоге пробегать до 15 км за раз, вообще не переходя на шаг. Секрет оказался довольно прост — бежим так, чтобы пульс не превышал аэробного порога. Правда, если бы не пропущенные интервалы, скорость при этом была бы гораздо выше.

Радовало еще то, что полумарафон был именно в Амстердаме. Во-первых, я люблю этот город, как и все Нидерланды. Во-вторых, он плоский. То есть там практически нет подъемов, тем более затяжных, а именно на них либо теряется скорость, либо не соблюдается режим бега. В-третьих, он красивый, а бежать предстояло по таким его местам, где я не был никогда — а гораздо легче бежать длинную дистанцию, просто разглядывая окрестности, очень хорошо отвлекаешься от монотонности движений. Наконец, в-четвертых, октябрьская погода в Амстердаме — это нормальная мягкая осень, с температурой 10-15 градусов Цельсия, бежать при такой температуре очень легко и приятно.

На практике именно погода чуть не подвела — еще за неделю прогнозы погоды гласили “+20, солнечно” и организаторы даже выпустили предупреждение о повышенной температуре. Марафонцы, которые стартовали в 9-30 утра, бежали при солнце, но вроде довольно бодро. К нашему старту в 13-20 небо затянуло тучами, подул прохладный ветер — в общем, условия создались идеальные.

Вообще, большое любительское спортивное мероприятие — это отдельное впечатление. В этом году на марафон и все другие дистанции в Амстердаме записалось 42000 человек — это гигантская толпа. Людей с пакетами марафона, фирменными футболками, а потом с медалями можно было встретить практически на каждом шагу. И всё оказалось прекрасно организовано. На то, чтобы получить номер со специальным чипом, у меня в субботу, самый загруженный день, ушло минут 15, еще 5 — на получение футболки, после чего я ушел на Expo — ярмарку спортивных товаров, где можно было купить совершенно всё, что только понадобится бегуну, от носков и футболок до бутылочек и специальной ленты для восстановления мышц. Я себе купил пояс с бутылками, поскольку собирался не полагаться на организаторов в плане питания и налить в бутылку питательный гель. А вот воду решил не брать — на трассе через каждые 3-4 км стояли станции, где уж вода точно была.

Старт из-за количества людей растянулся надолго — я пересек стартовую линию через 38 минут, а при этом за мной еще было немало людей. Даже стартуя, продолжал нервничать — ну, 14 км я уже пробегал, а вот в полтора раза больше смогу ли? Правда, наблюдение за бегущими рядом сильно успокоило — глядя на некоторых, можно было удивляться, как они ходить могут, а тут они как-то даже бегут.

Атмосфера большого мероприятия — это уникально. Вот еще это меня успокаивало — если уж я набегал 14-15 км в полном одиночестве по пустынным улицам своего поселка, то сейчас, когда через каждый километр играет музыка, сплошной линией стоят люди и подбадривают, болеют, причем нередко крича “Давай, ты можешь!” именно мне, — ну как тут не смочь? И город действительно оказался красивым, а погода только помогала.

На станциях, конечно, надо уметь пробежать насквозь — люди мечутся, останавливаются, под ногами губки, стаканы, надо как-то схватить стакан и сделать пару глотков, потом как-то оббежать остальных, застрявших на станции — надо быть довольно внимательным, короче. Исключая это, я бежал совершенно спокойно, держал скорость так, чтобы пульс не превышал порога, после 10 км между станциями делал по глотку геля — благодаря удачной бутылке, даже дыхание от этого не сбивалось.

Совсем спокойно стало, когда до финиша осталось 4 км. Это же совсем ерунда, я такую дистанцию пробегал десятки раз. Да и народу болеющего стало больше, кричали совсем оглушительно. Потом мы пробежали по парку, осталось полтора километра и я заметил, что бегу как-то быстрее остальных. Короче, последний километр я не обращал внимания на сигналы Garmin на превышение пульса, решив побыстрее добежать. И даже как-то удивился — тому, что оставались силы ускориться, причем ускорялся довольно легко.

Пока не остановился. В этот момент я понял мудрость совета “Продолжайте двигаться после финиша”, который организаторы дали в брошюре — сделать даже несколько шагов на внезапно отяжелевших ногах было очень сложно. На меня набросили пластиковую накидку, чтобы я не остыл слишком быстро, вручили медаль, после выхода со стадиона стояли столы с бананами и напитками, я быстро поел и пошел переодеваться. Вот, собственно, и всё. Результат оказался предсказуемо низким — 2:24:14, хотя главный результат достигнут — я хотел финишировать и сделал это.

Подводя итог, могу сказать, что при должном уровне подготовки в полумарафоне нет ничего сложного — нет угрозы “стены”, как в марафоне, два-два с половиной часа бежать можно, делать это в атмосфере большого спортивного праздника, когда рядом с тобой бегут многие сотни людей, действительно легче. Просто бежишь и получаешь удовольствие. А потом прибегаешь к финишу и твое имя звучит на весь стадион, потому что ты смог.

Вакансия маркетолога в стартап — мобильное и видео

Этот блог не раз помогал мне найти нужных людей, попробую опять.

Ситуация такая — в один хороший стартап требуется маркетолог. Главное умение, которое от него требуется — продвижение мобильных приложений. Пока под iOS, потом возникнет нужда и в Андроиде. Делегировать рутину будет некому, поэтому требуется вообще все — работа с App Store, аналитика, использование разных источников от TapJoy до AdMob. Работа нишевая, поэтому желание закопаться в специфическую тему и найти в ней свои рецепты продвижения будет только приветствоваться. Умение поработать со статистикой, выдернуть оттуда несколько фактов, после чего на основании этих фактов доказать менеджеру продукта необходимость изменений в продукте — несомненный плюс. Стартап ориентирован на мировое господство, поэтому свободный английский необходим.

Если вдруг у вас есть еще и опыт работы с Youtube и продвижением каналов, то это просто замечательно.

Зарплата — примерно средняя по рынку. Город — Одесса. Если вы супергениальны, но живете в Киеве — посмотрим по ситуации.

Мне этот стартап близок, поэтому я без внимания не оставлю ни вакансию, ни работу сотрудника. То есть даже так, что я большую часть работы по найму точно проделаю. Так что сразу пишите мне на [email protected]. В письме не стесняйтесь и не жалейте слов. Ну, если часто читаете этот блог, то мои советы по составлению резюме точно должны были видеть. В общем, жду писем.

Экономическая загадка импорта турецких оливок

Две недели назад я был в Стамбуле. Думаю, со мной согласятся все, кто там бывал — не заметить турецкие оливки там невозможно. Они есть везде — на завтраке в отеле, на витринах магазинов, в различных блюдах, а в бизнес-зале Turkish Airlines в аэропорту имени Ататюрка вообще стоит отдельная стойка с парой десятков различных сортов оливок еще и по-разному приготовленных.

В duty-free магазинах аэропорта к оливкам обязательно добавляется еще и оливковое масло. Тоже, разумеется, турецкое. Рядом еще стоит самое разнообразное турецкое вино, которое вряд ли заткнет за пояс французское, но уж честную конкуренцию с соответствующими сортами европейских вин, не говоря уже о винах Нового Света, Южной Африки и Австралии.

И вот я понял, что не понимаю простой вещи — почему всего этого нельзя купить в Украине? Соседняя страна, прекрасно налаженное транспортное сообщение, широкие экономические связи, масса примеров сотрудничества — почему же купить новозеландское вино и испанские оливки можно практически в любом супермаркете, а не уступающий по качеству товар из соседней страны с трудом находится в специализированных “магазинах мусульманской еды”, если вообще находится? Чем занимаются торговые атташе обеих стран и прочие торговые палаты? Неужели есть какая-то потайная экономическая причина, делающая эту деятельность невыгодной вообще?

Разъясните, если кто знает, пожалуйста.

Про “Частичку сердца”

Возможно, кто-то уже слышал об этом проекте, но повторение не помешает. Мои хорошие друзья из компании “Цитрус” — это большая сеть магазинов, торгующая смартфонами и вообще разными гаджетами, — запустили благотворительный проект “Частичка сердца”. Это реалити-шоу, в ходе которого блоггер, успешно отобранный по результатам кастинга, обязуется прожить 30 дней в витрине магазина “Цитрус” на Крещатике в Киеве, чтобы собрать миллион гривен на кардиоимпланты для детей с врожденным пороком сердца.

Сегодня последний день кастинга — так что, если кто до сих пор не решился принять в нем участие, то это хороший способ подумать еще раз.

Про оценку рынка стартапами

Буквально сегодня, читая заявки стартапов в нескольких инкубаторах, куда меня пригласили экспертом, посетовал в твиттере — мол, про каждую заявку можно статью писать, настолько она характерна. Твиттер взорвался призывами сделать это немедленно, но так я, конечно, делать не буду — нет смысла, да и не так интересно. Попробую вытащить какие-то общие черты и начну с любимого — как стартапы оценивают свой рынок.

Кстати, оказалось, что ровно год назад я уже по этой теме проходился — самое время обновить ее.

Итак, стартапы обычно завышают оценку рынка в своих презентациях. В идеальном случае понятно, почему это происходит — хочется поразить потенциальных инвесторов блестящими перспективами, чтобы те скорее раскошелились. Тем более, как часто полагают (и довольно справедливо) авторы проектов, инвесторы, конечно, люди умные, но всего на свете знать не могут и объемов рынка по всем направлениям в голове не держат.

Вы знаете, в этом идеальном случае я даже ничего не имею против такого завышения. Во-первых, я действительно ничего подозрительного не увижу в таком расчете, во-вторых, если стартап ограничивается таким преувеличением только в рассказах инвесторам — не беда.

Когда же наступает беда? Как минимум, как легко догадаться, тогда, когда стартап сам верит своим преувеличениям. Если в расчете объемов рынка, возможной доли рынка, стоимости привлечения пользователей, коэффициентов конверсии, среднего чека и прочих ключевых параметров бизнес-плана выбирается более оптимистический, а то и близкий к фантастическому вариант, то рискованность проекта начинает на глазах расти на порядки. Ошибка хоть бы в одном допущении в этой цепочке разносит весь бизнес-план вдребезги, тем более, что ошибиться можно как на десятки процентов, так и в разы. Кстати, именно эти ошибки сложнее поймать инвестору — они действительно требуют знания предметной области, то есть знания конкретных чисел наподобие средних показателей по отрасли.

Часто приходится видеть, как проекты приводят в качестве объемов целевого рынка объемы рынка вообще, безотносительно того, насколько узка ниша стартапа. Я уже приводил как-то пример проекта экскурсионных туров, который в качестве оценки давал объем рынка туризма в США — нимало не смущаясь ни тому, что это была оценка вообще всего-всего, включая авиаперевозки и бронирование отелей, ни тому, что первым своим рынком они сами же называли Львов, планируя дальше расширяться по паре городов в Европе. Если вы встретите презентацию проекта, хоть сколько-нибудь имеющего отношение к электронной коммерции, почти наверняка там будет упоминание об общем объеме рынка e-commerce в целевых странах. Возможно, авторы таких заявлений действительно не очень понимают, что объем рынка e-commerce — это вообще все деньги, заплаченные покупателями на рынке, включая как стоимость собственно товара, так и вознаграждение курьеров. Ну, и каким тут боком проект, предлагающий, например, оптимизацию расходов магазинов на контекстную рекламу? Да минимальным — его рынок называется “расходы на контекстную рекламу товарных позиций интернет-магазинов” и, если он не понимает, что даже тут его доля исчисляется первыми процентами комиссии в лучшем случае, то дальше можно и не читать его презентацию.

Впрочем, не менее часто встречаются другие заявления — когда в качестве оценок рынка приводятся какие-то малорелевантные, но грандиозные числа. Они очень легко ловятся, для этого не надо быть особым экспертом — достаточно обладать здравым смыслом. Хотя можно просто наугад произносить фразу “А это каким боком к вам относится?” и если в ответах чувствуются космические корабли, бороздящие просторы Большого балета, то вы угадали. Самый невинный пример — проект говорит о привлечении партнеров в оффлайне, но оценку рынка дает для Западной Европы. Похожий — проект по найму домашнего персонала вдруг выкатывает оценку рынка онлайн-рекрутинга. К чему тут вообще одно к другому?

Однако непревзойденным примером будет совершенно неожиданное — когда для обоснования перспектив школьного портала приводится оценка рынка детских товаров, в котором выделяются такие части, как рынок детской одежды (включая одежду для младенцев и дошколят), рынок детских игрушек, детское питание и товары для новорожденных. Я в принципе не понимаю логику этой аргументации — означает ли небывалый спрос на памперсы и лего-наборы неизбежный рост инвестиционной привлекательности проекта или можно еще подождать?

Пора, наверное, подойти к выводу и он будет очень прост — если вы хотите действительно убедить инвестора, дайте честную и объективную оценку целевого рынка. Если вы можете привести только общие оценки рынка в целом и понимаете, что ваша ниша — лишь нечто малое от него, продемонстрируйте такое понимание и дайте свою оценку, насколько мала ниша. Если вы в принципе затрудняетесь оценить целевой рынок, лучше честно скажите об этом. В конце концов, ни одна стройбригада не занимается оценкой рынка услуг стройбригад в выбранном регионе и как-то находит сбыт своим услугам. Тем более, что на той стадии, когда стартапы подают заявки в инкубаторы или ищут финансирование другими способами, совершенно нормально чего-то не знать — и демонстрировать желание научиться и разобраться.

О европейских конференциях

Побывав на Webit в Стамбуле — кстати, мероприятие, как всегда, было прекрасно организовано и продумано, — слышал несколько раз замечание о том, что контент конференции слаб, ничего супернового не рассказывают, докладчики не очень известные, в общем, лучшего можно желать. Я несколько раз объяснял собеседникам, почему так происходит и в итоге решил записать объяснение.

Объяснение-то, в общем, простое. Конференции, ориентированные на определенный рынок — будь-то географическая ориентированность или тематическая, — так или иначе отражают этот самый рынок. Или сильно зависят от рынка. Поэтому все европейские конференции “про интернет” так или иначе отражают интернет-рынок Европы.

А что такое интернет-рынок Европы? Это рынок пары десятков стран, где крупнейшие игроки — это подразделения американских компаний. Это крупнейший европейский поисковик — Google. Это крупнейшая европейская социальная сеть — Facebook. Это крупнейший сервис микроблогов — Twitter. Это рекламные агентства — как правило, сетевые, головная часть которых так же находится в Америке. Если мы добавим к Европе Рунет, то картина, безусловно, кардинально изменится, хотя бы потому, что самые крупные интернет-компании Европы, как по капитализации, так и по численности персонала — это Яндекс и Mail.ru. Но основной рынок Яндекса и Мэйла — это бывший СНГ и поэтому они воспринимаются довольно локальными игроками, хотя и очень интересными всей Европе.

Таким образом, на европейском рынке нет первичного движения. Оно там возникает только после того, как его придумали и реализовали в Америке, например. Это все равно оставляет массу возможностей по применению технологий — поэтому европеец просто не поймет разочарованного контентом посетителя европейской конференции из России и Украины. С его точки зрения, весь контент полезен и своевременнен. А посетитель русскоязычных конференций, который видел вживую Воложа и Гришина и может в кулуарах пообщаться с разработчиками технологий, не уступающих американским, часто ждет от европейской конференции совсем небывалых откровений и обманывается в ожиданиях.

Есть только один вид конференций в Европе, который не обманет подобных ожиданий — это конференции, организаторы которых сознательно делают ставку на звезд из-за океана. LeWeb, который благодаря связям основателя Люика ван Мера возит в Париж спикеров типа Гая Кавасаки или Фреда Уилсона (поговаривают, что некоторым и гонорары платятся). TheNextWeb, где тоже работают связи организаторов, помноженные на репутацию страны и Амстердама. Немного отдельная тема — конференции про стартапы, где присутствует еще и встречный интерес — американские инвесторы действительно интересуются стартапами практически везде и хорошо сделанное мероприятие, организаторы которого имеют налаженные контакты в Долине, будет не обижено вниманием хороших спикеров.

Вопрос — а что делать? Ответ может быть разным — во-первых, трезво подходите к выбору конференций для посещения. Во-вторых, любая конференция — это не только контент в виде докладов со сцены, но и многочисленные контакты. Именно этим ценен тот же Webit — возможность познакомиться с людьми из соседних стран не менее полезна, чем откровение от именитого спикера. И в-третьих, жизнь меняется. Рынок в Европе развивается и с каждым годом все больше возможностей для появления и на нем оригинального, нового, определяющего новые тенденции. И этому способствуют не только откровения из-за океана, но и такие локальные конференции. Так что все еще будет :).

Facebook в Европе и Украине и в Америке

По ссылке от Ярыны Ключковской прочитал интервью с неким директором по вопросам общественной политики Facebook в Скандинавии, Центральной и Восточной Европе и России Томасом Кристенсеном. Ссылку Ярына сопроводила эпитетами “ужасное”, “килограмм корпоративной ваты” и так далее. Честно сказать, по результату прочтения не понял, что именно не понравилось конкретно Ярыне, совсем недавно работавшей руководителем пиар-службы Microsoft Украина. Совершенно нормальный такой европейский топ-функционер американской корпорации, в костюме и при галстуке, лексикон соответствующий, на острые вопросы “рано что-либо говорить” и всегда наготове несколько сотен слов о глобальных тенденциях и миссиях.

Я понимаю, что может удивить читателя — мол, это же Facebook. Собственно, поэтому и решил написать короткое объяснение. Да, ребята, это Facebook. Подставьте сюда любую другую компанию — например, “ну это же Google”. Yahoo!, Apple, Twitter, назовите кого угодно еще, с кем у вас ассоциируется яркая позиция компании, неожиданные решения и вообще тенденции в развитии мира в последние несколько лет. Так вот, вся эта яркость, неожиданность, нестандартность — это все в Америке. В Америке Сергей Брин выходит на сцену конференции в кроксах и шутит про Google Glass, Марк Закерберг в одной и той же футболке признается в мобильном провале, а потом рассказывает, как это было исправлено, а Стив Баллмер выпрыгивает на сцену и признается в любви к компании. За пределами Америки, в Европе, — это стандартные транснациональные корпорации, с всей полагающейся политкорректностью и корпоративными политиками. Представителей Google в странах Европы собеседуют по несколько месяцев, строго по процедуре, а потом вручают им стандартную, утвержденную в Дублине, презентацию, где корректировать разрешается лишь национальную достопримечательность, раскрашенную в цвета компании. Facebook обзаводится вот такими “директорами по вопросам общественной политики”, где даже от названия должности веет концентрированным духом европейской бюрократии — ну, и интервью получается соответствующее.

А вы чего хотели, собственно?