О менторах и акселераторах

Денис Довгополый написал интересный текст о менторах для стартапов. Читать стоит всё, но процитирую часть:

До недавнего момента существовало две модели менторства.

Модель имени YC: несколько менторов, с большим опытом, большим нетворком на очень высокой зарплате. Фултайм они колбасятся с портфельными стартапами. Наружу не светятся.

Модель имени 500startups: несколько сот менторов, которые имеют слабые коммитменты по отношению к стартапам.

Есть третья модель имени лузеров: акселераторы, которые своим именем не могут привлечь сколь-нибудь серьезных людей, привлекают людей, которые не имеют сколь-нибудь серьезного опыта, зато сами поучаствовали в разных проектах, чаще всего без особых достижений, прослушали пару учебных программ (или посетили несколько конференций, или прочитали несколько умных книжек). Чаще всего единственное достижение таких менторов — это очень хороший ПР себя любимого. Если спросить такого человека, какие достижения они имеют, то чаще всего получается очень невнятный ответ. Или участие во второсортной истории, которая подается, как большая.

Если мы вынесем за скобки третью модель, то увидим, что первые две показали свою неэффективность и сейчас мы движемся к другой модели акселераторов в отношении к менторам: Небольшое количество сильно закоммиченных людей (они не менторы, а управляющие или просто сотрудники акселератора), с некоторым опытом инвестирования и помощи портфельным компаниям (ближе к менторам в модели YC), которые опираются на широкий нетворк людей, у которых нет коммитмента вообще, но при этом они готовы откликнуться на просьбу людей первой категории. Уверен, что в ближайшее время, самые успешные акселераторы придут к этой модели.

Думаю, что скрывать секрет полишинеля не стоит — подавляющее большинство украинских акселераторов колеблются между второй и третьей моделью. При этом 100% людей, мало мальски подходящих под определение менторов, фигурируют в качестве таковых одновременно в нескольких акселераторах. Меня, например, в свое время пригласили чуть ли не все — и EastLabs, и Happyfarm, и Wannabiz, и GTF, и, вполне возможно, кто-то еще. Денис при этом совершенно справедливо указывает на самую слабую сторону такого подхода — такие менторы не имеют совершенно никаких обязательств перед стартапами. Собственно, видимо, еще и поэтому менторов приглашают как можно больше — чтобы из нескольких десятков приглашенных хотя бы несколько единиц заинтересовались каждым случайно взятым стартапом  достаточно, чтобы хоть что-то написать в ответ на его заявку.

Возможно, так действительно работает в 500startups. Но у нас не взлетает совершенно — то ли менторов должно быть на порядок больше, то ли стартапов, то ли и того и другого.

Но я опишу ситуацию еще и со своей стороны. Вот у меня действительно нет никаких обязательств перед пригласившими меня проектами — собственно, с меня их в явной форме никто и не требовал. И не требует. При этом у меня есть определенное свободное время, которое я могу потратить совершенно безвозмездно (то есть даром) на интересные проекты. Но, ребята, я же не буду ходить за вами, уговаривая это время использовать. Меня один раз пригласили пообщаться в EastLabs, несколько раз звали на разные мероприятия в WannaBiz — это за целый год, между прочим. То есть даже те слабые обязательства, на которые соглашаются менторы, по факту никак не используются акселераторами. Неудивительно, что несколько действительно интересных стартапов, которым я с удовольствием помогаю, я нашел совершенно другими путями, пообщался напрямую и те самые слабые обязательства, даже если они остаются слабыми, уж точно станут рабочими, а не формальными.

Поэтому добавлю к выводам Дениса еще один — уже для акселераторов — если вы берете за основу довольно спорную саму по себе модель, так хоть не усугубляйте её недостатков плохим исполнением.

Новая революция в музыке — теперь в чартах

Сравнительно незаметно случилась революция в популярной музыке — начиная со следующей недели, самый известный хит-парад Billboard 200 будет учитывать не только продажи альбомов, но и воспроизведение песен в стриминговых сервисах.

Данные для чарта будет собирать агентство Nielsen SoundScan, а предоставлять эти данные планируют такие сервисы, как Spotify, Beats Music, Rdio, Rhapsody и Google Play, причем 1500 воспроизведений одной песни будут считать продажей альбома. Также продажей альбома будет считаться воспроизведение 10 песен, в него входящих.

Будет интересно посмотреть на результат такого подсчета — понятно, что нововведение позволит вернуть к реальности хит-парады, базирующиеся на продажах, поскольку продажи дисков и даже цифровых файлов неуклонно падают, к тому же они скорее отражают стартовую популярность альбома. Вероятно, станет легче попасть в чарты и независимым лейблам.

О хорошем стартапе похвально

Постоянные читатели этого блога могли заметить, что я часто пишу о стартапах, но в основном — о недостатках или ошибках. Надо сохранять равновесие, поэтому сейчас похвалю.

Прочёл на АИНе историю стартапа Anycafe — сервиса, который позволяет бронировать столики в ресторанах Одессы и Киева, — и порадовался. Ну, наконец-то, вменяемый проект с понятной целью и хорошим исполнением! Правда, ребята не упустили возможности пройтись по всем доступным граблям, например:

Мы стараемся лично встречаться с каждым представителем ресторана — директором или учредителем. Как показал опыт, email-рассылки в этой отрасли неэффективны. Пример статистики по рассылке: 17,1% писем было открыто и 5% из них перешли на сайт. Наиболее эффективными оказались личные встречи или телефонный разговор. Разговоры с администраторами бессмысленны, так как они такие вопросы не решают и не всегда доносят информацию до начальства. Личный контакт — лучший вариант!

Ребята, разумеется, никакими рассылками невозможно привлечь партнеров в молодой проект. Я даже больше скажу — и в большом, старом проекте, построенном на партнерстве, основным способом привлечения новых партнеров все равно останутся личные контакты. Скажу совсем по секрету — каждый проект Яндекса, основанный на партнерских данных, задолго до запуска снабжается специальной командой менеджеров, которые занимаются исключительно привлечением партнеров, поддержанием отношений с партнерами, привлечением новых и так по кругу.

Но это здорово, что проект это понял — я просто и не перечислю все проекты, которые в своих проспектах пишут о привлечении партнеров и продолжают надеяться, что вот этого заявления вполне достаточно для их привлечения.

Недостатков у проекта, конечно, тоже хватает, но у кого их нет? Особенно приятно, что это одесситы. С удовольствием помогу ребятам, если понадобится.

Молодая гвардия 2014

Представился сюжет современного издания «Молодой Гвардии» — в оккупированном городе на Донбассе создается подпольная организация, руководитель которой публикует статью в «Правде», полную гнева и возмущения — почему Ставка Верховного Главнокомандования не желает договариваться вместо того, чтобы вести боевые действия? Вот хотя бы господин Эрик Кох — почему бы не договариваться в целях облегчения страданий населения?

Извините, дискуссиями в фейсбуке навеяло. Что удивительно — вот такой руководитель недоволен исключительно действиями киевской власти. А в окружающей действительности, кажется, ничто не заслуживает его оценочных суждений. Как будто нелепое и глупое украинское правительство на Донбассе с гомеостатическим мирозданием конфликтует и законы природы оспаривать вздумало. И закрадывается подозрение — может, так и выглядят у некоторых мироздание и законы природы?

Про Uber и проблемы агрегаторов

Я недавний пользователь Uber — собственно, прямо тут я и рассказывал о первом своем опыте его использования. Но, поскольку езжу в разные страны, за прошедшие пару месяцев смог увидеть достаточно ярко, какие проблемы есть у сервиса — и какие проблемы вообще характерны для агрегаторского сервиса любого вида.

Uber в Сан-Франциско работает прекрасно. Вообще нет никаких замечаний — машина по вызову приезжает в течение минут 10, везут удобно, стоимость вполне приемлемая. Понятно, что я очень обрадовался, когда перед поездкой на Webit узнал, что  Uber есть в Стамбуле, а тут еще организаторы прислали специальный код для бесплатных поездок владельцам платиновых билетов. Не то, чтобы я не любил обычное такси, оно в Стамбуле вполне приличное, но вот карты не берет, например.

Но радость увяла сразу по приземлении — машин в аэропорту не было. Пришлось идти к обычному такси, снимая по дороге деньги в банкомате. Машины потом иногда появлялись, но, например, уехать с вечеринки в первый день конференции я смог только с попутчиками. Точнее, они смогли уехать только со мной — ко мне машина приехала, а к ним нет, а ехать все равно в район Таксима, так и поехали втроём. Ну и потом приложение могло сказать, что машин нет, а могло предложить подождать 99 минут.

В Лондоне ситуация обстояла лучше — машины были, приезжали в нормальное время и стоили гораздо дешевле кэбов. Третий пункт оправдывал ожидание, поскольку обычные такси вообще ждать не приходилось.

В Дублине Uber тоже работал, но здесь у него оказался хороший конкурент — приложение Hailoapp, которое позволяло вызывать обычное такси (а их там громадное количество), привязать карточку — в общем, полный аналог Uber, только не нуждающийся в наборе водителей. Стоимость, насколько я заметил, вполне конкурентная, точно так же чеки приходят на email.

И что получается — Uber, конечно, великолепный сервис, решающий среди прочих и насущную проблему путешественника «как вызвать такси в чужом городе». Но опыт его использования сильно зависит от его покрытия в конкретном городе — насколько я понимаю, они открывают новый город тогда, когда там есть не меньше 100 водителей, а это как-то маловато для громадного Стамбула, например, не говоря уже о нестандартном времени суток — в том же Дублине я не нашел машину на 7 утра вообще и вызвал обычное такси.

Но вопрос не только в количестве. В Дублине не доехавший до меня водитель почему-то отменил поездку, начав и тут же закончив ее. В итоге мне приехал счет на 5 евро и сообщение, что я уже поехал и приехал. Я-то пожаловался и нашел себе другое такси, и деньги вернули и извинились, но осадок остался. Похожая ситуация была в Стамбуле, только водитель сам решил отменить поездку. Разумеется, я понимаю, что Uber тут не виноват, каждый водитель сам себе решает, но даже я склонен в таких случаях не повторять заказ через сервис, а искать другие каналы.

Эти все проблемы близки и понятны многим сервисам и сервисы Яндекса тут не исключение. Плохое покрытие агрегированными данными конкретного региона приводит к отсутствию хороших результатов поиска (это называется «полнота»), а качество предоставления услуг партнерами сервиса ассоциируется с самим сервисом.

Мне очень часто приходится видеть проекты, которые строятся подобным образом — на агрегации услуг других сервисов. К сожалению, не менее часто приходится констатировать, что вот эти две проблемы — полнота данных и контроль качества, — если и осознаются создателями сервисов, то все равно не считаются ключевыми. Какая-нибудь суперфишка в интерфейсе, красивый дизайн, прогрессивная бизнес-модель сплошь и рядом затмевают в их глазах простые факты — что красивый интерфейс выдает пустой ответ, а никакая прогрессивная модель не справится с негативным впечатлением от реального сервиса, оказанного партнером.

Типичный разговор в Яндексе

Лена Колмановская дала очень хорошее интервью российскому Forbes о Яндексе, хотя по реакции на него заметно, насколько отличается сотрудник Яндекса (даже бывший) от среднестатистических интернет-деятелей.

Один из фрагментов очень живой:

Технологию в огромной степени основал Илюша Сегалович. Организацию бизнеса в огромной степени основал Аркаша. Они как бы более, наверное, основательные основатели, чем я. А я скорее главный редактор. Иногда я так себя видела со стороны. Вот мы обсуждаем какие-то проекты, и Аркаша говорит: «Мы полетим к звездам», Илюша говорит: «У нашего корабля будет три ступени», а я говорю: «А мусор кто-нибудь выкинет?» Пока у тебя на стройплощадке мусор, это нехорошо, это мешает строить.

На самом деле типичный разговор, который мне приходилось наблюдать, выглядел чуть иначе и сторон было немного больше. Аркадий обычно говорил «Давайте полетим, почему мы еще не в космосе?», Илюша уже решает в уме технические аспекты разгона корабля после отстрела третьей ступени и демонстрирует способы конструирования солнечного паруса, Миша Фадеев (директор департамента эксплуатации) спокойно улыбается, поскольку космодром он уже наполовину построил, и тут Лена озадачивает всех вопросом «А что, мы уже решили, что летим и куда летим?».

И тут все останавливаются, поскольку, действительно, стадию принятия решения, в котором было бы зафиксировано, что мы летим, куда мы летим, когда, зачем и вообще, кто будет космонавтом, все как-то пролетели в азарте воплощения мечты. Не знаю, роль ли это именно главного редактора, но Лена всегда выступает как человек, которому что-нибудь все равно непонятно, а поскольку решения принято принимать совместно, надо ей до конца объяснить. И всегда в процессе объяснения выяснится, что какую-то часть вы и сами не понимаете, какой-то сценарий вы не проработали, а какой-то выглядит совершенно безумно и так продукт делать нельзя.

Это вообще очень полезно — иметь в команде или рядом человека, которому всегда что-нибудь непонятно и он требует объяснить. Какое количество типично инженерных (made by engineers for engineers) решений, или как выражается мой коллега по Радио-Т «Сделанных чужими для хищников», в результате так и не увидели свет в Яндексе благодаря такому подходу — даже и сосчитать невозможно.

Куда упадет проктолог?

Очень загадочный биллборд встретился сегодня.

Я озадачен. Кто такая Галочка? Почему она должна упасть? Вся Одесса знает, что у этой Галочки геморрой, а почему мне не сказали? Что такое видеообследование с консультацией проктолога? Кто обследует и где при этом находится камера? Что за инопланетяне это придумали и повесили, наконец?

Почему хорошие решения не должны противоречить интуиции

Неплохой текст о привычке стартапов решать проблемы наиболее неочевидными способами:

There is a great (as in large) memes swirling around the startup world these days which posits that the best ideas our counterintuitive, running startups is counterintuitive, investing is counterintuitive, etc, etc, etc. Counterintuition is the new intuition!
You could be forgiven as a young founder for reading all of this and resolving very cleverly to list out everything you know about the way the world is and how it works, and then proceed to build a startup that assumes the opposite. As an aside, if you do decide to do this, please blog your experiences.

Действительно, зачастую, глядя на стартапы, возникает ощущение, что совершенно очевидную проблему сознательно пытаются решить наиболее странным образом, лишь бы он противоречил до сих пор накопленному опыту. Решение получается оригинальным, но, как правило, совершенно неприменимым на практике. В первую очередь потому, что «под капотом» у проблемы оказывается достаточное количество связанных проблем, которые и обуславливали предыдущие неидеальные, но работающие решения.

Пример непонятного пиара — то ли Киевстар, то ли Samsung

АИН делится забавной историей из жизни брендов:

Дело было так. Чернышов пришел на встречу с руководством Samsung Украина, которая проходила в местном офисе корейской компании, где его встретили два сотрудника из Кореи и еще два — из Украины. Стороны обменялись визитками и, как обычно, выложили на стол свои телефоны. Разумеется, все сотрудники Samsung Украина пользуются смартфонами собственной марки, а вот Чернышов достал iPhone 6. «Я уже давно пользуюсь продукцией компании Apple и перехожу с поколения на поколение, помогая создавать большую прибыль этой компании. На мой взгляд, слишком большую», — отметил он в своем посте.

Представители Samsung Украина, указав на iPhone главы «Киевстара», заявили, что это «неправильный телефон», после чего продемонстрировали ему несколько последних моделей Samsung, которые, по их мнению, были «правильными». Чернышову корейские смартфоны пришлись по душе: «Честно говоря, на вид выглядели даже лучше моего iPhone 6!», однако, он решил ответить коллегам той же монетой.

Петр указал на мобильный номер президента Samsung Украина, написанный на визитке, и спросил, почему тот пользуется услугами конкурента «Киевстар». Стороны обсудили ситуацию и решили заключить сделку. «Если я перейду на мобильный телефон Samsung последнего поколения и буду рекомендовать эту торговую марку сотрудникам своей компании и своим друзьям, то в этом случае компания Samsung Украина готова полностью перейти всей корпорацией на мобильную связь компании «Киевстар», — пояснил Чернышов.АИН

У меня присутствует такое подозрение, что компания Samsung не будет выполнять свою часть сделки. Мне сейчас как-то даже приятно стало вспомнить, что оба раза, когда компания «Яндекс.Украина» выбирала себе оператора корпоративной связи, выбор делался по каким-то объективным параметрам. Например, первый контракт мы заключали с «Утелом» просто потому, что нам хотелось иметь 3G-связь и хороший мобильный интернет тогда был критичнее качественной голосовой связи по всей территории Украины. Позже, когда сотрудников стало гораздо больше, голосовая связь стала намного более критична, понадобились хорошие средства управления корпоративным счетом и возникла необходимость в организации корпоративной APN, я, скрепя сердце, согласился с настойчивыми требованиями технических специалистов и пользователей и мы переехали на Киевстар. Но ни разу мне не приходило в голову потребовать от будущего провайдера услуг обязательства перевести всех сотрудников на поиск Яндекса — да и провайдеры с такими предложениями не приходили почему-то.

Или секрет в том, что Петр Чернышов до этого работал в Carlsberg? Может, так там принято — «ты пьешь мое пиво, а я пью твое»? Честно говоря, мне сразу вспомнился анекдот, который заканчивается словами «Ну, раз вы пива не пьете, то и я не буду».

По следам Websummit’а

На прошлой неделе в Дублине проходила очень большая — даже, наверное, самая большая, — европейская конференция на тему интернет-технологий Websummit. Я на ней побывал и попробую изложить впечатления.

Прежде всего, должен сразу сказать — величина конференции не всегда благо и Websummit тому иллюстрация. Объявленные 22 тысячи участников, комбинация  из 10 тематических потоков, главной сцены, выставки и стартап-аллеи, где в сумме презентовались две с лишним тысячи компаний — это всё выглядело как результат гигантомании, в которой терялся практический смысл участия в конференции. Посмотреть все стартапы было невозможно — это понятно. Но, во-первых, сложно было и спланировать слушание докладов и панельных интервью — они были разнесены по громадной территории, при этом часть программы изменялась буквально в процессе (например, пропало интервью Джона Скалли, я так и не понял, было ли оно вообще, хоть и в другое время), некоторые потоки проходили в помещениях очень ограниченной вместимости и туда стояли очереди на вход (так, я не попал на доклад сотрудника Fitbit на Machine Summit). Территория была очень большая и потоки были разнесены по двум зданиям, дорога между которыми занимала минут 10 пешком. А ланч и Food Summit были вынесены в соседний парк, еще в 10 минутах ходьбы.

Во-вторых, уровень контента был достаточно неровным и при этом организаторы, увлекшись количеством, не очень активно продвигали конкретные доклады. Все, конечно, пришли на Питера Тиля и завершающую панель с участием Боно, но буквально за пару часов до этого у меня было совершенно твердое ощущение, что в среднем доклады «за все хорошее против всего плохого» и в целом описываются уже изложенными причинами. Третий день конференции вообще сильно отличался в плане интересности от первых двух в лучшую сторону.

Совершенно печально не работал wi-fi. То есть вообще — организаторы прямо со сцены извинялись и обвиняли руководство выставочного комплекса в том, что оно-де настояло на собственных услугах, обещали быстро развернуть новую сеть, но этого так и не случилось и интернета на площадке не случилось.

Говорят, что год назад организация конференции была совершенно ужасна, но в этом году в принципе получилось хорошо — в среднем доклады шли без срывов, потоки людей перетекали насколько могли свободно, в общем, технически всё работало. Ну, кроме wi-fi.

Я туда поехал вместе с одним из стартапов, поэтому смог посмотреть на организацию выставки и изнутри. Конечно, выделять на проект 1 метр общего стола — это жестоко, два человека занимают это пространство полностью и подойти практически невозможно, но в результате получалось общаться одновременно с тремя посетителями, занимая проход. Правда, в результате пройти мимо становилось сложно.

Вот что стоит отметить еще — Дублин буквально жил этой конференцией. Пограничник улыбнулся и пожелал удачи, таксист показал, где проходила первая конференция 4 года назад, насколько мне рассказывали, конференцию поддерживает правительство Ирландии и даже спонсировало ее. Неудивительно, что полумиллионный город весь знает о конференции на несколько десятков тысяч человек.

Я не уверен, что поеду в следующем году туда. Обдумывающим такую возможность скажу так — надо иметь четкую цель визита. Если посмотреть доклады — то какие именно. Если встретиться — назначьте заранее встречу. Если показать свой проект — зачем это надо проекту. Увидеть всё там невозможно, сориентироваться на месте скорее всего не получится. Надо готовиться и точно не стоит ехать тусоваться.

Но если решите ехать — первые билеты пойдут в продажу в этот четверг.