Минус очередной Jawbone

Это уже пятый, кажется, и, видимо, последний. Я начал ими пользоваться еще с самой первой версии, массу раздарил, но им всё время не везло. Самые первые просто дохли через пару месяцев, потом срок выживаемости увеличился до полугода, но вот так еще не разламывались. Да и ладно, шаги у меня и так считаются.

Огилви против Джебраилова

В русской Википедии забавная ситуация — после длительного исторического исследования редакторы были вынуждены удалить статью о человеке-легенде, герое Сопротивления и азербайджанском солдате:

25 октября 2015 года Русская Википедия удалила статью о «человеке-легенде, деятеле французского Сопротивления, личном друге Шарля де Голля, героизированном в СССР и Азербайджане солдате» Ахмедие Джебраилове. Подводящий итог четырёхмесячного масштабного обсуждения администраторВикипедии ShinePhantom сформулировал решение следующим образом:

В ситуации, когда есть огромное множество источников, при нормальных условиях считавшихся бы АИ[1], противоречат друг другу, противоречат первичным документам, поддающимся проверке, зачастую противоречат историческим фактам и просто здравому смыслу, написать статью в соответствии с требованиями ВП:ПРОВ[2] невозможно. Причем беда неустранимая. У нас нет ни единого факта, в достоверности которого можно было бы быть уверенным.

Wikinews

Истинное удовольствие доставляет процесс обнаружения полного осуществления, казалось бы, самых мрачных фантазий писателей. Вы почитайте полное описание исследования, а потом сравните с давно известным:

Сегодня он посвятит речь памяти товарища Огилви. Правда, такого товарища на свете не было, но несколько печатных строк и одна-две поддельные фотографии вызовут его к жизни.

Уинстон на минуту задумался, потом подтянул к себе речепис и начал диктовать в привычном стиле Старшего Брата: стиль этот, военный и одновременно педантический, благодаря постоянному приему — задавать вопросы и тут же на них отвечать («Какие уроки мы извлекаем отсюда, товарищи? Уроки — а они являются также основополагающими принципами ангсоца — состоят в том…» — и т. д. и т. п.) — легко поддавался имитации.

В трехлетнем возрасте товарищ Огилви отказался от всех игрушек, кроме барабана, автомата и вертолета. Шести лет — в виде особого исключения — был принят в разведчики; в девять стал командиром отряда. Одиннадцати лет от роду, услышав дядин разговор, уловил в нем преступные идеи и сообщил об этом в полицию мыслей. В семнадцать стал районным руководителем Молодежного антиполового союза. В девятнадцать изобрел гранату, которая была принята на вооружение министерством мира и на первом испытании уничтожила взрывом тридцать одного евразийского военнопленного. Двадцатитрехлетним погиб на войне. Летя над Индийским океаном с важными донесениями, был атакован вражескими истребителями, привязал к телу пулемет, как грузило, выпрыгнул из вертолета и вместе с донесениями и прочим ушел на дно; такой кончине, сказал Старший Брат, можно только завидовать. Старший Брат подчеркнул, что вся жизнь товарища Огилви была отмечена чистотой и целеустремленностью. Товарищ Огилви не пил и не курил, не знал иных развлечений, кроме ежедневной часовой тренировки в гимнастическом зале; считая, что женитьба и семейные заботы несовместимы с круглосуточным служением долгу, он дал обет безбрачия. Он не знал иной темы для разговора, кроме принципов ангсоца, иной цели в жизни, кроме разгрома евразийских полчищ и выявления шпионов, вредителей, мыслепреступников и прочих изменников.

Уинстон подумал, не наградить ли товарища Огилви орденом «За выдающиеся заслуги»; решил все-таки не награждать — это потребовало бы лишних перекрестных ссылок.

Он еще раз взглянул на соперника напротив. Непонятно, почему он догадался, что Тиллотсон занят той же работой. Чью версию примут, узнать было невозможно, но он ощутил твердую уверенность, что версия будет его. Товарищ Огилви, которого и в помине не было час назад, обрел реальность. Уинстону показалось занятным, что создавать можно мертвых, но не живых. Товарищ Огилви никогда не существовал в настоящем, а теперь существует в прошлом — и, едва сотрутся следы подделки, будет существовать так же доподлинно и неопровержимо, как Карл Великий и Юлий Цезарь.