Понедельник, последний день зимы и музыка

Мне кажется, что музыка, которую я сегодня слушаю весь день, очень весенняя. Или, по крайней мере, очень хорошая. Джо Кокер (если вы готовы его узнать в 26-летнем волосатом парне с бакенбардами) поет очередной свой хит из не своей песни:

Спустя 43 года эта песня звучала не менее мощно, хотя и заметно упорядоченнее:

А в самом начале эта песня была совсем иной. Я не знаю, какой вариант мне нравится больше.

Куда денутся Яндекс.Новости?

Российский бешеный принтер, то есть Госдура, решила найти еще что-нибудь для запрета. На этот раз под прицел попали новостные агрегаторы, как, например, Яндекс.Новости.

В среду в Госдуму внесены поправки к закону «Об информации, информтехнологиях и о защите информации», больше известному как «закон о блогерах», и к Административному кодексу. Проект вводит особый правовой режим для интернет-ресурсов, которые собирают, обрабатывают и распространяют информацию (вводится новое понятие «новостной агрегатор»). Режим будет касаться агрегаторов с количеством пользователей более 1 млн в сутки. Вести их реестр поручено федеральному органу, осуществляющему функции по контролю и надзору в сфере СМИ (Роскомнадзор). Проект обязывает новостные агрегаторы «проверять достоверность распространяемой общественно значимой информации», в том числе источником которой является СМИ, и предполагает внесудебное «принятие мер по пресечению распространения недостоверной информации» по жалобе уполномоченных органов. Их перечень определит правительство. Новостной агрегатор должен быть национальным юридическим лицом, иностранное участие в котором возможно в размере не более 20%. Шесть месяцев дается на приведение структуры компании в соответствие с новыми требованиями законодательства. В течение шести месяцев компания обязана также хранить распространенную ею информацию. Ответственность (штрафы от 400 тыс. руб. для физических лиц до 5 млн руб. для юридических лиц) агрегатор будет нести, если не убрал недостоверную информацию по требованию Роскомнадзора.КоммерсантЪ

Большинство комментариев сводятся к тому, что в таких условиях агрегаторы существовать не смогут — поэтому и Яндекс уже заявил, что Яндекс.Новости придется закрыть, а Mail.ru, скорее всего, продадут свой агрегатор.

Кажется, правда, что в волне критики предложения уже есть знаки победы авторов законопроекта. Обратите внимание, что одним из основных аргументов защиты агрегаторов является утверждение, что, мол, агрегаторы индексируют СМИ, которые и так лицензированы. Так вот, это неправда. Во-первых, изданию или веб-сайту не надо быть зарегистрированным в качестве СМИ, чтобы индексироваться Яндекс.Новостями.

А во-вторых — изданию или веб-сайту не надо быть зарегистрированным в качестве СМИ в России, чтобы индексироваться Яндекс.Новостями.

Легко представить, каким может оказаться “компромиссное” решение — закон легко скорректируют таким образом, чтобы агрегаторы не несли ответственности только в том случае, если исходное сообщение опубликовано в зарегистрированном в России СМИ. И агрегаторам придется выбирать — закрываться вообще или оторвать из российской версии своего сервиса все не-российские источники, параллельно потребовав от всех российских источников свидетельство о регистрации. А итоговая цель будет достигнута — российским пользователям окажутся недоступны новостные сообщения из неконтролируемых российским государством источников — будь-то Украинская правда или Reuters.

Еще один упавший вниз…

Вероятно, кому-то видится в интервью Романа Хмиля очередная “громкая” отставка и вообще свидетельство того, что всё плохо. А мне это кажется совершенно закономерным.

10 месяцев назад, когда эта история с его приходом в Мининфраструктуры только началась, я довольно публично сказал, что теперь мы довольно скоро узнаем, почему у нас не может быть хороших дорог. Кажется, именно это мы теперь и узнаём.

Еще эта история довольно наглядно показывает всю спесь “технократов”, которые шли в госорганы, вооруженные уверенностью, что менеджер может управлять чем угодно без специальных знаний об отрасли, а те, кто до них занимались этой деятельностью — просто совки и коррупционеры. Некоторые примеры успешных действий новых чиновников — как, например, деятельность Макса Нефьодова или запуск полиции, — только подтверждают это.

История Ричи Блэкмора

Вдогонку сегодняшним новостям — на днях с удовольствием посмотрел документальный фильм “История Ричи Блэкмора”, который вышел в ноябре прошлого года. Фильм очень приятный для поклонников великого гитариста — хронология жизни, фрагменты видеозаписей, интервью с известными музыкантами, среди которых Брайан Мэй, Джин Симмонс, Ларс Ульрих, и интервью с самим Ричи — постаревшим, немного грузным, сидящим то ли в баре в собственном доме, то ли в студии, оформленной под бар, но с кучей пустых пивных бутылок, которые они явно уговорили вместе с журналистом.

Очень рекомендую посмотреть именно поклонникам. Поклонникам Гиллана можно не смотреть — не узнаете, за что Блэкмор одел как-то тому тарелку со спагетти на голову.

Неполные Deep Purple, зато с менеджментом

В мире разгорается небольшой скандал. В прошлом году Deep Purple были выбраны для включения в Зал славы Рок-н-ролла — причем с полным перечислением участников, удостоенных этой чести. В их число вошли Ричи Блэкмор, Ян Гиллан, Джон Лорд, Роджер Гловер, Ян Пейс, Род Эванс, Гленн Хьюз и Дэвид Ковердейл. Не вошли — самый первый басист Ник Симпер (хотя очень прилично играл, надо признать), Томми Болин, заменивший на несколько месяцев Блэкмора перед распадом в 1975-м, участники, побывавшие в группе после 1990-го и даже прямо сейчас играющие в том, что осталось от группы.

Вообще, если в Hall of Fame до сих пор не было Deep Purple, то это больше говорит о Зале славы, а не о группе.

Но скандал не в этом, а в очередной демонстрации чувств менеджмента группы к Ричи Блэкмору. Как выясняется, директор группы Брюс Пейн (он рулит всем бизнесом с возрождения в 1984-м) категорически воспротивился тому, чтобы Блэкмор присутствовал на официальной церемонии включения в Зал в апреле этого года. Ну ОК, Ричи Блэкмор не придет на церемонию, о чем сегодня и объявил.

А вообще, смешно, конечно — от исходной группы остались только развалины, за 10 лет сумевшие только выпустить один никакой альбом, уступающий даже сольникам Гиллана, зато интенсивно гастролирующие. И эти останки пытаются активно противопоставлять себя человеку, который создал группу, назвал ее, внес своей игрой и музыкой в список классиков рока и последние 20 лет активно работает, пишет новую музыку. Не зря я даже не слушал последний альбом DP — ну их вместе с менеджментом…

Марафон в Лос-Анджелесе — украинка первая!

Вот вы тут сидите, а вчера в Лос-Анджелесе марафон выиграла украинка Наталья Легонькова. Ура!

Мне прямо вдвойне жалко, что в этом году я туда не поехал — замечательная трасса, необычайная атмосфера, а тут еще такие результаты!

Совершенно необъяснимый диссонанс в бизнесе или опять о босых сапожниках

Возможно, кто-то помнит запись годичной давности в этом блоге — тогда я только строил коворкинг и был страшно удивлен тем, что маляры и электрики в течение суток после согласования заказа приносили полноценные сметы, а через еще день уже начинали работы по ним, а казалось бы сверхправильные и трендовые дизайнеры и архитекторы пропадали с заказом, не умели посчитать смету заказа, срывали все сроки, не забывая, впрочем, делать селфи и даже давать интервью о своей миссии и источниках вдохновения.

Потом началась повседневная работа, но я периодически рассказывал о черных списках, например. И вот сейчас хочется немного подвести итог, тем более, что завтра исполняется 9 месяцев активной работы “Терминала 42”. Итог, как по мне, совершенно необъяснимый.

Мы за эти месяцы провели громадное количество самых разных мероприятий — конференций, семинаров, лекций, мастерклассов, творческих вечеров, концертов, хакатонов, дегустаций и даже просто вечеринок. Это были мероприятия, полностью подготовленные нами, на какие-то мы приглашали выступающих, какие-то целиком проводились сторонними организациями на арендных условиях, какие-то мероприятия мы поддерживали своими анонсами — короче, кажется, мы перепробовали все возможные комбинации. И, разумеется, активно общаясь практически по каждому событию с другими организациями и людьми, мы составляли какое-то свое мнение о них и даже, в некоторых случаях, когда это мнение оказывалось в духе “Нет, больше мы с ними работать не хотим”, пополняли черный список. Как правило, мы приходили к такому мнению, убедившись на конкретных фактах, что контрагент совершенно не собирается уважать нас, как партнеров, например, переносит мероприятие, не обсуждая предварительно этот перенос с нами, переносит его в другое место, не уведомив нас (соответственно, мы держим забронированным зал и готовимся, пока вдруг из третьих рук не узнаем о переносе) и так далее.

Так вот, диссонанс заключается в том, что в нашем черном списке нет ни одного музыканта — хотя, казалось бы, богема, артисты и так далее. Нет ни одного писателя или художника — даже, казалось бы, совершенно беззалаберный Орлуша был ужасно пунктуален с перелетами и подготовкой. В этом черном списке нет даже политиков — хотя за время предвыборной кампании прошлой осенью мы повидали самых разных персонажей, в том числе и довольно неприятных. Нет, 100% позиций в нашем черном списке занимают компании и люди, деятельность которых относится либо к бизнес-обучению, либо к маркетингу, либо к каким-то высокоуровневым buzzwords типа фасилитации. Вот люди, которые везде рассказывают о высоких стандартах, тайм-менеджменте, клиентоориентированности и тому подобных вещах, на практике оказываются совершенно необязательными, не пунктуальными партнерами.

Более того, уж простите, если кого обижу, но, даже если компания из этой области не поддается совершенному экстремизму и вроде бы не заслуживает высшей меры, она все равно потратит нашей нервной энергии больше, чем любая рок-группа. Ей захочется сильно поторговаться по цене аренды, они будут несколько дней обсуждать ROI от наших анонсов в соцсетях (потом все равно доплатят за них и в итоге не поинтересуются даже охватом публикации), им понадобится дополнительный микрофон прямо в ходе конференции, а за полчаса до начала мероприятия окажется, что модератор не хочет сам задавать вопросы, а согласен только носить микрофон. А еще они будут писать письма каждый час, перезванивать после писем, стучаться в мессенджер и вызывать плохо скрываемое желание указать им светлый путь вполне эротического характера.

Я не знаю, почему так. У меня есть только одно предположение — возможно, дело в том, что музыканты, политики, писатели и прочие нормальные люди не просто имеют нормальный отработанный протокол взаимодействия с другими организациями (в конце концов, его несложно освоить), но и привыкли его соблюдать в течение многих лет. Протоколы взаимодействия стандартизованы не хуже Инкотермс или TCP/IP. А вот в бизнесе сказывается отсутствие многолетних традиций и осознанное вроде бы разумное поведение выглядит совершенным безумием на фоне рефлексов других сфер деятельности.

А может, вся проблема как раз в сфере деятельности компаний.

Asics покупает себе Runkeeper

Собственно, новость — компания Asics, которая выпускает кроссовки и прочие вещи для бега, покупает компанию Runkeeper, которая, пожалуй, является лидером среди фитнесс-приложений.

Новость хорошая, поскольку Runkeeper, как любой стартап, в составе большой компании получает совершенно новые возможности для развития, а хорошей компании Asics совершенно не повредит контакт с аудиторией приложения. Компания действительно хорошая — я с удовольствием бегаю в их кроссовках и покупаю их продукцию и спокойно могу рекомендовать другим делать то же самое.

Будет очень интересно посмотреть, что из этого выйдет. В частности — кто сейчас собирается купить Strava?

Как интернет-агентства ходят по кругу

Internetua решил разобраться в проблемах агентств, которые задерживают расчеты с площадками под тем предлогом, что в договорах с клиентами у них предусмотрена постоплата, поэтому они платят в течение нескольких месяцев, а то и лет. Там довольно интересные мнения, которые сходятся в том, что хорошие агентства платят хорошо и дисциплинированно, а плохие портят всю малину.

Я с агентствами в разном виде и с разных сторон общаюсь уже лет 15, наверное, и всё это время удивляюсь тому, как они видят свой бизнес. Бизнес украинских (и не только) интернет-агентств, по глубокому убеждению самих агентств, заключается в том, чтобы взять заказ и деньги у клиента, показать ему взамен таблицу с площадками, подобранными по не очень понятным критериям (на самом деле — по величине агентской скидки, конечно), нарисовать несколько баннеров (не особо утруждая и выставив за это отдельный счет клиенту) и разнести деньги и баннеры по площадкам, разумеется, забрав свою немаленькую комиссию. С точки зрения финансов схема совершенно неубиваемая, поскольку пока ты денег с клиента не взял, ты вроде и площадкам ничего не должен по-серьезному, всегда есть отговорка, что клиент не платит. В основном это касается медийной рекламы, поскольку в контекстной площадок, строго говоря, две, и с обоими не поотговариваешься — отключат текущие заказы и всё.

Кстати, благодаря такой схеме одно время новые агентства возникали как на дрожжах — поскольку основным активом, который был необходим для запуска агентства, были связи с несколькими ключевыми клиентами, достаточно было только, чтобы у топ-менеджера возникло желание заняться собственным бизнесом. Передоговориться с несколькими клиентами уже от своего имени занимало крайне небольшое время, а дальше достаточно было, чтобы выручки на новом месте хватало на офисные расходы и зарплату. Вспоминается несколько агентств, из которых подобным образом за несколько лет унесли всех клиентов — каждый новый директор в итоге понимал, что уживаться с владельцем компании за зарплату неинтересно, а уйти элементарно.

Между тем, буквально на поверхности лежит решение, которое бы элементарно нормализовало рынок. В любой сфере деятельности рано или поздно посредников, которые живут исключительно на связях, вытесняют посредники, которые вкладывают собственные средства в сглаживание разрывов между возможностями производителя и потребностями покупателя. Возьмите торговлю зерном — конечно, когда-то давно роль посредника заключалась в том, чтобы купить у фермера и тут же продать хлебозаводу, но в итоге стало понятно, что хлебозавод потребляет зерно постоянно и немного, а урожай фермер снимает раз в году и много. Зато деньги фермеру нужны постоянно. Посредники стали строить элеваторы, посредники стали кредитовать фермеров, покупать технику и давать ее в лизинг и так далее.

А чем отличаются агентства? Точно такие же посредники. С одной стороны у них есть площадки, которые хотят деньги получать сразу по факту отгрузки инвентаря, с другой — клиенты, которые платить хотят после проведения рекламной кампании. Ну так возьмите на стороне деньги, договоритесь с площадками, что заплатите чуть меньше, но сразу, заложите в цену для клиента стоимость кредита с учетом инфляционных рисков — и живите себя, не портя нервы партнерам.

Политики не идиоты, у них просто свои интересы

Давно мною любимый Гленн Рейнольдс (посмотрел, что впервые я его упоминал в этого блоге в 2003-м году) написал прекрасную колонку “Политика для политиков”, в которой очень просто показывает, что любые действия политиков — вовсе не идиотизм, как это часто кажется рядовым гражданам, а просто преследование собственных интересов:

This analysis goes far beyond buses. The explanation for why politicians don’t do all sorts of reasonable-sounding things usually boils down to “insufficient opportunities for graft.” And, conversely, the reason why politicians choose to do many of the things that they do is … you guessed it, sufficient opportunities for graft.

That graft may come in the form of bags of cash, or shady real-estate deals, or “consulting” gigs for a brother-in-law or child, but it may also come in broader terms of political support and even in opportunities for politicians to feel superior or to humiliate their enemies. What all these things have in common, though, is that they’re not about making life better for voters. They’re about making life better for politicians.USAToday

Нет, какое-то количество идеалистов, чьи решения и поступки продиктованы некими высокими духовными идеалами, имеется в любой политике. Только стоит сразу учесть, что даже в этом случае эти идеалы имеют какую-то личностную проекцию — ну, скажем, человеку нужен поток положительных эмоций, которые он получает от окружающих, выступая с прекрасными идеями. Это справедливо не только для политики — я, рассказывая стартапам о развитии продукта, обязательно говорю, что их продукт в частности и вообще весь стартап должны служить удовлетворению главной потребности — чтобы автор проекта получил удовольствие. Потребности пользователей и защита окружающей среды — это уже потом, как вторичная цель.

Текст Рейнольдса хорош еще как иллюстрация того, что часть наших сегодняшних проблем вполне естественна для человеческой цивилизации вообще, причем, кажется, не только на данном этапе развития. Кажется мне, что и в средние века какие-то явно иррациональные властные решения имели в основе вполне меркантильные резоны. Вопрос только в том, как резонам политиков противопоставлять собственные резоны и добиваться их учёта.