Сергей Жадан: от собак до псов

Я в последнее время открыл для себя Soundcloud как источник новой украинской музыки — тем более, что в последние годы у нас очень много очень хорошей музыки. Буквально пару дней назад там появился новый альбом интересного коллектива «Жадан и собаки».

Сергей Жадан — очень известный украинский писатель и поэт, он несколько раз был у нас в Терминале 42, в том числе и с концертом со своей группой.Еще и поэтому я подписался на его треки в Soundcloud и не пропустил этот альбом. Если совсем строго, то когда-то это была отдельная группа «Собаки в космосе», но последние несколько лет они играют вместе.

Стиль группы — ска вперемешку с панк-роком и сразу отчетливо напоминает альбом «Культпросвет» «Ляписа Трубецкого». Впрочем, при желании там можно услышать и нотки колхозного панка «Сектора газа». Музыка очень зажигательная, хорошо сыгранная, грамотно аранжированная. Стихи Жадана довольно разноплановые, хотя все время всплывает в сознании эпитет «пролетарские», напоминая всё тот же «Культпросвет», а точнее, если говорить об оригиналах, левый футуризм 20-х годов, включая Маяковского.

У меня, если честно, довольно смешанные впечатления от этой музыки. Я слышу хорошую музыку, в том числе довольно хитовую, и слышу хорошие стихи. Довольно странным образом они регулярно конфликтуют между собой и даже как-то мешают. Поэтому так здорово услышать несколько песен, например, «Ребе» и «Єрусалим», где этого конфликта нет и в результате получаются гармоничные произведения. Очень хорошо звучат «10 праведників». Для меня лучшая песня альбома «Листопад», которая, впрочем, вышла еще полгода назад. В ней очень хорошо слышны очень хорошие стихи и характерные интонации Сергея Жадана.

Слушать однозначно надо.

Дополнительные задания при найме

Елена Камская в фейсбуке напомнила про одну из тем, которую по-разному воспринимают на моем семинаре — давать ли дополнительные задания кандидату при найме?

Часто приходится сталкиваться с позицией кандидатов — а вы мне за это заплатите? Удивительно, но иногда и нанимающие задаются вопросом — а надо ли оплачивать тестовые задания?

Короткий ответ — дополнительные задания давать, разумеется, не оплачивать.

Надо отметить, что стадия дополнительного задания, как правило, совсем не начальная при найме. Вы собираете резюме, просите кандидатов ответить на пару-тройку вопросов в анкете, а уже потом можете предложить дополнительную задачу, немного выходящую за рамки нескольких предложений ответа и требующую определенного времени на выполнения. До этой стадии добираются далеко не все кандидаты. Поэтому нормально более глубоко исследовать кандидатов, условно говоря, прошедших в кубковую стадию. Для этого стоит держать наготове несколько довольно условных практических задач, решение которых должно выходить за рамки просто знания предмета. Необходимость приложить какие-то усилия вполне объяснимы — в конце концов, кандидат хочет получить эту работу? Так почему он считает ниже своего достоинства решить задачу, заведомо менее сложную, чем те, которые ему придется решать после приема на работу?

Оплата же такой работы выглядит довольно абсурдно. Наградой за хорошо выполненное задание будет, с какой-то вероятностью, собственно работа в компании. При этом компании никакой особой пользы от такой работы нет — задача намеренно упрощена, кандидат не обладает всей информацией для её полного решения и далеко не факт, что решает её правильно. Кстати, правильность решения может быть неважной — в том числе и в силу отсутствия полной информации. Вам вообще важнее увидеть стиль решения задачи, чем его результат.

Я подозреваю, что сейчас мне приведут в пример различные собеседования, где кандидата просят сделать аудит сайта и таким образом выполняют какие-то свои производственные задачи, экономя на сотрудниках. Ну, друзья мои, а зачем вы ходите на собеседования в компании, где стандартом качества будет написанный вами на коленке аналитический отчет по неполным данным?

Рефакторинг по-государственному в исполнении аутсорсеров

Роман Хмиль выступил на DOU с инициативой создания IT-компании, которая часть своего бюджета будет отчислять в специальный фонд, из которого будут финансироваться реформаторские инициативы:

А що, якщо створити ІТ компанію, в якій частину зарплат, а також частину прибутків, автоматично перераховувати в фонд, який фінансуватиме різні громадські ініціативи з реформування країни? Адже не секрет, що волонтери без фінансової підтримки довго працювати не можуть, а грантів не вистачає, і процес їх отримання дуже тривалий та трудоємний.
Отже, запускаємо аутсорсингову ІТ компанію (та долучаємо існуючі за бажанням). В структурі витрат такої компанії на зарплати зазвичай іде до 50%, ще 30% на накладні витрати, а 20% залишається на прибуток власнику. Тобто, з кожних 1000 доларів доходу інженерам іде 500, на накладні 300 та прибуток 200.
Домовляємось, що кожен інженер перераховує з цих коштів десятину, тобто 50 доларів у фонд, і власник(и) докладають так само 50 доларів у фонд. Тобто, інженер віддає 10% своїх доходів, а власник чверть — 25%. Загалом 100 доларів з 1000 — це 10% від обороту, які йдуть до фонду.

Мені здається, що мотивація працювати в такій компанії буде надзвичайно висока. Адже там зберуться однодумці, які хочуть змінити нашу країну на краще, і вони разом зможуть не тільки заробляти гроші, але й працювати поруч з такими самими свідомими громадянами та вирішувати, як саме витрачати кошти фонду на реформування країни. Об’єднані одночасно метою заробити собі на хліб та змінити країну на краще.
Капіталізації така компанія не матиме, адже продати її неможливо. Але певні прибутки інвесторам даватиме, що виправдовуватиме інвестиції в цю справу. Особисто мене би така модель влаштувала, готовий інвестувати.
А тепер порахуємо, якого масштабу фінансування та вплив можна забезпечити. Компанія у 1000 інженерів з середнім доходом у $4000/міс на людину генеруватиме за рік 1000*4000*12 = 48 млн доларів. Від них 10% — це майже 5 млн доларів на рік.

Комментариев там уже достаточно, но самого очевидного там все же нет. Придется сделать его мне — то есть я правильно понимаю, что создается стандартная аутсорсинговая IT-компания, где все сотрудники оформлены как СПД на едином налоге, которые платят не более 5% налогов от своего дохода, а потом им предлагается скинуться по 10% от своего дохода в отдельный фонд, который будет как-то финансировать гражданские программы? Никому не кажется, что это выглядит немного странно? Нет, я не собираюсь прямо сейчас в очередной раз показывать пальцем на схемы оптимизации налогов, которые используются аутсорсерами. Но сразу после такой оптимизации заниматься финансированием гражданских программ — это мы так какое-то параллельное государство построить пытаемся, что ли? Может, эту бурную энергию лучше направить на то, чтобы заставить государство отрабатывать те налоги, которые оно получает?

Я даже не касаюсь сейчас вопроса, мимо которого тоже успешно проскочили все комментаторы. Вы понимаете, что сотрудник такой компании фактически платит 15% налога со своего дохода, оставаясь формально частным предпринимателем, не имея социальных гарантий и вообще сталкиваясь с некоторым количеством проблем, а его коллега в белой компании платит 18% налога и никаких таких проблем не испытывает?

Очень символично выбрано название инициативы — Refactor.ua. Да, вероятно, автор имел в виду рефакторинг как процесс постепенных внутренних изменений в коде. Но хорошо известно и другое значение — как обозначение процесса, которым разработчики могут заниматься бесконечно долго без видимого эффекта. Если же проводить аналогии дальше, то вместо того, чтобы заняться исправлением явных багов в ядре, авторы предлагают заняться сооружением workarounds, которые как-то в довольно ручном режиме обеспечат нужный результат.

Как метко заметил один комментатор, «Дороги он уже построил».

Как распознать спам под видом партнерского предложения

Довольно часто я получаю — на разные адреса, так что выборка относительно репрезентативная — различные предложения. Либо выступить инфопартнером, либо разместить рекламу, либо поучаствовать в партнерской программе. И, к сожалению, почти всегда это спам. То есть массовая незапрошенная рассылка коммерческой информации.

Есть очень простой способ отличить такой спам от действительно честного предложения партнерства. Если в тексте предложения ни разу не упоминается ваш сайт или ваша компания или вы лично — смело жмите «Это спам». Не очень грамотные товарищи часто делают это через белые сервисы рассылок типа Mailchimp, так что вы можете сходить по ссылке «Отписаться» и указать, что никогда не подписывались на рассылку или вообще, что это спам.

И не терзайтесь, что упускаете отличную возможность для своего бизнеса. Не упускаете, никакой возможности в сотрудничестве с людьми, которые не умеют назвать вас по имени, нет и никогда не было.

Своё — не факт, что лучшее

Позанудничаю немного.

Одна из самых неприятных черт многих бизнесменов, работающих в области b2c, регулярно бросающаяся в глаза — отсутствие критичности к собственному продукту и, как следствие, святая уверенность в том, что их продукт — сервис, услуга, товар, — самый хороший, наиболее адекватно удовлетворяющий покупателя или пользователя, и ничего лучше и придумать невозможно.

Как правило, эта позиция очень часта для людей, у которых бизнес вырос из хобби, без предварительного обучения хоть каким-то ремесленным навыкам в этой области. Поэтому любой достигнутый прогресс в любимом занятии, достигнутый своими силами, выглядит как супердостижение и практически не подвергается критической оценке. Добавьте к этому типичную позицию «Главное, что он постарался», которая априори не оценивает результат, а поощряет трату усилий — и готово, человек не только уверен в качестве своего продукта, но и воспринимает критические замечания в его адрес как личные нападки.

Автору продукта, конечно же, важна уверенность в собственной правоте — без этого сложно сделать что-то новое. Но не менее, а то и более, ему нужна неуверенность. Умение постоянно себя переспрашивать «Так ли хорош мой продукт?», умение спрашивать об этом у пользователей — это просто критично важно, особенно после первой волны успеха.

Конечно, есть самый надежный способ убедиться в спросе на продукт — это его продажи. Но это может оказаться чересчур грубым инструментом. Поэтому все слушатели моих семинаров получают приглашение оценить семинар в отдельной форме — и только благодаря этому я знаю, что в семинаре хорошо, а что не очень и что стоит изменить. И то, что в целом семинар воспринимается хорошо — хотя и не всеми, конечно.

Довольно бесполезно увещевать, тем более в такой форме, развивать в себе неуверенность — те, кто прислушается, и сами понимают необходимость этого, а те, про кого здесь написаны, сочтут подобный призыв мизантропией. Поэтому я попробую выразиться скорее иначе — если вы чувствуете неуверенность в качестве своего продукта, то в этом нет ничего плохого или странного. Скорее наоборот — вы либо правы, либо действительность вас приятно удивит. Это лучше, чем наоборот.