Совершенно новый Firefox — Quantum

Сегодня Mozilla выпускает очередную версию Firefox, но это не совсем просто очередная версия.

Вообще, последние несколько лет разработчики браузеров просто на потоке увеличивают номера версий и только случайно можно узнать, что пользуешься, например, 61-й версией Гугл Хрома. Я помню, как мы в свое время ожидали очередных версий того же Firefox, начиная с самой первой, и, конечно, сейчас совсем не то ощущение.

За исключением вот этой новой версии Firefox — Quantum. Поскольку разработчики в этой версии переделали полностью движок браузера и сделали его очень быстрым и использующим все возможности современных процессоров. И он действительно уже ничем не напоминает того развесистого монстра, от которого я в свое время сбежал еще на Windows и он прекрасно рендерит страницы, чего мне всегда не хватало в нем на macOS. И почему-то ему не нужно так же много памяти, как Хрому или даже самому Firefox буквально недавно.

Я поставил себе сейчас его основным на рабочем ноутбуке и планирую пожить немного, посмотрим, как пойдет. Каких-то особых расширений мне не надо, а вот требования к скорости у меня высокие.

Официальный релиз еще не состоялся, но новая версия уже сутки лежит в канале обновлений. Поэтому скачивайте бету по ссылке выше и в настройках нажмите “Перезапустить для обновления” — и начинайте пробовать новый хороший браузер.

Классовые принципы в искусстве

Вчерашние отклики на смерть Михаила Задорнова в очередной раз мне напомнили о давней теме, которую я хочу сформулировать и обсудить. Существует ли абсолютная красота? Точнее, существует ли такой уровень искусства в любой его форме, при котором становятся совершенно не важны никакие сопутствующие обстоятельства, как то личности авторов, их моральные принципы, отдельные их поступки или даже содержание самого произведения? На мой взгляд, да, но, подозреваю, со мной многие не согласятся.

Давайте разберемся на примерах. Со вчерашнего дня мы знаем, что Louis C.K., прекрасный американский комик, 15 лет назад себя непотребно вел перед женщинами. И все эти 15 лет (да и до этого) он выступал, шутил и шутил смешно. Разве после появления статьи в New York Times эти шутки стали несмешными? А если они смешные, должны ли мы, зная о моральном облике артиста, сдерживаться от смеха, слыша их? Ведь смех — это признание того уровня искусства юмора, которого достиг артист, и хорошая шутка вполне способна его пережить.

Другой пример — отношение к творчеству российских артистов, базируясь на их общественной активности. Не будем трогать Кобзона и очевидную попсу. Возьмем Вячеслава Бутусова. Должен ли факт его подписи под петицией о запрете фильма “Матильда” влиять на восприятие таких замечательных песен, как “Гудбай Америка” или “Скованные одной цепью”? А также “Шар цвета хаки”, “Прогулки по воде”, “Колеса любви” и еще десятков прекрасных песен? Или эти песни важнее, чем все политические или общественные поступки их автора и даже важнее самого автора?

Однако пойдем дальше и рассмотрим примеры, когда речь идет уже не о деятельности артиста вне искусства. Вот есть артист, который создал и/или играл прекрасную музыку, а потом его музыка стала намного менее прекрасной и прямо своей музыкой он стал неприятен многим. Я говорю, например, о Вадиме Самойлове из группы “Агата Кристи”. Вполне возможно, что некий общий счет, который предъявят ему потомки (если их вообще взволнует подобная арифметика), будет равно учитывать и прекрасную музыку конца 80-х и всех 90-х и нынешние поделки под девизом “За Донбасс, на Берлин”. Но это счёт, который предъявят человеку, а я сейчас про искусство — обязательно ли для получения эстетического наслаждения от “Опиума для никого”, “Сказочной тайги” и “Как на войне” помнить о позднем творчестве одного из их авторов?

Более мягкий пример — Константин Кинчев, которого в последние годы унесло в панславянство, которое он активно продвигает в своих песнях. Это, конечно, добавляет красок в портрет человека и музыканта, но разве должно это как-то влиять на восприятие всего творчества “Алисы” от “Мы вместе” до “Трасса Е-95”?

Если на предыдущие вопросы можно придумать политкорректные ответы в духе “Конечно же, творчество одного периода не должно влиять на объективное восприятие творчества другого периода артиста” (хотя все авторы подобных ответов явно не готовы насладиться картинами Адольфа Шикльгрубера), то мы можем пойти дальше и рассмотреть примеры, когда само произведение может быть совершенно прекрасным и даже гениальным, но при этом конфликтовать с каким-то идеями или взглядами слушателей либо текстом, либо манерой исполнения, либо какими-то другими обстоятельствами. Например, мы категорически не сошлись с Мишей Козыревым во мнениях относительно песни Егора Летова “Общество “Память”, которую я считаю близкой к гениальности и никоим образом не поддерживающей взгляды этого самого общества, напротив, иллюстрирующей их примитивизм, а Миша считает, что как раз этой иллюстрации там нет и зря Летов её написал.

Впрочем, еще один пример — тот же Миша как-то публиковал песню группы “Штора” из нынешнего Донецка, при прослушивании которой, конечно, любому украинцу приходится выдержать очень немалую борьбу между восприятием очевидно хорошей песни и пониманием, о какой войне и с какой стороны поет её автор. Может ли нормальный разумный человек оценивать искусство в отрыве идей, которые его вдохновили — если это идеи не человеконенавистнические, конечно.

Давайте перевернем ситуацию и предположим, что нет, в восприятии песни или картины или фильма важно не только само произведение, но и вся творческая история его автора, а также все его моральные и психологические качества, политическая позиция и количество благотворительных акций. Мне кажется, что, с одной стороны, легко договориться до абсурда, когда кто-то откажется слушать песни музыканта из-за его поддержки мажоритарной избирательной системы, например. С другой — а чем это отличается от классового подхода в искусстве, который господствовал в Советском Союзе почти 70 лет и, к слову, мало чем отличался от расового подхода нацистов — джаз, к примеру, не любили оба тоталитарных государства?

И заканчивая приводить примеры, просто поставлю ролик с очень красивой песней в исполнении лидера “System of A Down” Сержа Танкяна “Арцах”. Арцах — это древнее армянское название Нагорного Карабаха и мне, как уроженцу Баку и прожившему там время начала конфликта с 1988 года, тоже довольно сложно слушать такие песни. Но она красивая и автор ее прекрасно исполняет и, на мой взгляд, это важнее.

Умер Михаил Задорнов

Мир его праху.

Я знаю, что многие сейчас начнут ему вспоминать его в меру безграмотные лингвистические теории (вы, впрочем, все равно не разберетесь в этом лучше, чем Андрей Анатольевич Зализняк) и антиукраинскую позицию, но я его помню и многократно цитирую, как блестящего сатирика и комика, который виртуозно высмеивал советский быт, политиков и даже самого себя. Даже совершенно не сатирические его произведения прекрасно читались и вызывали безудержный смех. Ну, кто не помнит историю про два девятых вагона или его прекрасное “Я не понимаю”?

Возможно, в том, что мы всё же пережили Советский Союз и его последствия, есть и его заслуга. И лучше помнить это…

IBM занялась шрифтами

Ни для кого не секрет, что старые IT-компании всеми часто воспринимаются как замшелые бюрократические корпорации, в которых сидят одни чопорные дядьки в костюмах и это они придумали слово «инновации», чтобы было на что бюджет осваивать. Ну вот про IBM точно все так думают.

А вот и нет — прямо сейчас старейший производитель компьютеров занят разработкой нового шрифта, который хочет предложить на замену Helvetica, который сейчас является стандартом де-факто. Шрифт называется IBM Plex, будет иметь все правильные начертания — serif, sans-serif и monospaced, — и будет доступен бесплатно для использования с февраля 2018 года.

Как вам шрифт? Мне кажется, он изящнее и современнее, чем стандартная Helvetica. Впрочем, я вообще её не очень люблю.

История первого баннера

Мы в свое время на семинарах Яндекса всегда рассказывали про первый в мире рекламный интернет-баннер, который разместили в октябре 1994 года на сайте Hotwired.com. Digiday публикует замечательную и полную историю этого начала интернет-рекламы. Оказывается, первых баннеров было 12, поскольку на сайте одновременно разместили рекламу AT&T, MCI, Volvo, Club Med, 1-800-Collect, Sprint, IBM и Zima. Никаких баннерных движков не было — баннеры просто вручную вставлялись в страницу соответствующего раздела. Не было кук, поэтому единственный способ посчитать хоть что-то про рекламу заключался в просмотре логов веб-сервера и отправке их рекламодателям. Клики считать тоже не умели, поэтому определить количество переходов можно было только сличением по логам тех, кому Hotwired показал картинку, и тех, кто пришел на сайт рекламодателя. Но лучше прочтите сами — это та история, которую не застали даже многие из тех, кого принято считать старыми интернетчиками.

Глупости поэзии в музыке

Довольно сложно найти в наше время человека, который не слушает музыку. Музыки много разной, она звучит со всех сторон и всегда даже, благодаря смартфонам, есть у нас в кармане. Но давно замечено, что, слушая музыку, далеко не все слушают тексты и понимают, что в песне поётся. В 90-х годах популярный тогда Михаил Задорнов отдельный пласт своего творчества посвятил анализу текстов советских песен, приводя в примеры фразы “Что ты, милая, смотришь искоса, низко голову наклоня” или “Он шел на Одессу, а вышел к Херсону”.

Время идет, сочинители текстов не умнеют. Мне тут довелось услышать песню Натальи Могилевской, припев в которой начинается со строчки “Відірватись від землі, під крилом авіаліній”. И я задумался. Дело в том, что подавляющее большинство самолетов, эксплуатируемых в Украине и вообще взлетающих в украинских аэропортах, относятся к классу низкопланов — то есть крылья у них крепятся в нижней части фюзеляжа и 100% пассажиров сидят НАД крыльями. Высокопланов у нас немного — это, как правило, АН-24 или АН-140, которые эксплуатируются компанией “МоторСіч” на внутриукраинских рейсах. И вот мы уже можем понять, как скромно выглядит романтическое путешествие в представлении Натальи Могилевской. Можно, конечно, подойти к вопросу шире — к высокопланам также относятся АН-225 “Мрія” и такие военно-транспортные самолеты, как АН-26 и ИЛ-76Д, но вряд ли аскетизм певицы дойдет до этого.

Впрочем, западные исполнители тоже не страдают излишней логикой. Группа Europe в своем знаменитом хите “Final Countdown” вообще наворотила такое, что задумаешься о неземном происхождении музыкантов. Самой первой строчкой второго куплета группа сообщает, что они летят на Венеру (We’re heading for Venus), а потом добавляет, что лететь им много световых лет (With so many light years to go). Поневоле задумаешься, откуда же они летят, если от Земли до Венеры примерно 2 световые минуты.

Так что слушайте музыку, учите языки и будьте внимательны.

“Мы не социальная сеть” ©Google

Довольно ироничная сложилась ситуация. Мы все помним, как несколько (на самом деле уже 7) лет назад в Google произошли изменения, в результате которых главой компании стал Ларри Пейдж. Ларри сразу провозгласил курс на изменение Google в сторону социальных сетей, после многих попыток в этом поле была запущена Google+, которую все эти годы довольно безуспешно пытаются оживить разными способами.

И вот после всего этого главный юрист компании выступает под присягой на слушаниях в Конгрессе США относительно того, как Россия повлияла через социальные сети на выборы в США и заявляет однозначно и несколько раз — “Мы не социальная сеть”.

Members of Congress grilled the executives of Google, Facebook and Twitter this week in a trio of hearings focused on the role that social media played in advancing a Russian disinformation campaign before the 2016 election. Google’s representative at two of the hearings, Kent Walker, the company’s general counsel, made a point of distinguishing the search giant from its internet brethren. Repeatedly and unequivocally, he answered questions at the hearings by saying, “We’re not a social network.”New York Times

Возможно, что в Google теперь даже рады тому, что Google+ не полетела?

Какие-то неправильные бургеры

На этой неделе развернулась эпическая дискуссия, если вы не заметили. Оказывается, Google в очередной версии Android нарисовал неправильный бургер — в нем пластинка сыра почему-то лежит под котлетой, а не наоборот, как это делается на самом деле.

Делом заинтересовался даже CEO Google, а вчера на обед в Гугле подали Android Burger — то есть как раз такой, как нарисовали.

Попутно по казусу успели потоптаться другие бренды фастфуда. Baskin Robbins посоветовал обсуждать правильность бургеров за десертом в виде мороженного.

Но лучше всего выступил небольшой индийский ресторан.

В общем, есть, конечно, повод задуматься — может, в Андроиде не только бургеры неправильные?

Особенности юридического языка

Когда стремление юриста застраховаться от всего встречается с умением человека вообразить себе еще больше, получается очень смешно.

Пришел ко мне клиент проконсультироваться. Скорее даже просто поговорить и позадавать вопросы. Но клиент серьезный и американский и занимается инвестициями, поэтому просит заполнить compliance опросник, чтобы застраховаться от обвинений в нарушении требований SEC. Мне не сложно, конечно, отметить правильные пункты, тем более, что в публичных компаниях я не работаю, не консультирую их и так далее. Но вот мне встречается пункт, про который я не просто не понимаю, зачем он, но и легко додумываю, в какой абсурд он разворачивается:

Are you currently or have you, at any time, been the subject of any fine, sanction, investigation, action or proceeding commenced by any governmental body or agency, regulatory authority or self-regulatory organization?

И тут я понимаю, что под “any govermental body” попадает даже украинская полиция, а под “any fine” — штраф за нарушение правил дорожного движения. И получается абсурд — если меня хотя бы раз оштрафовали за превышение скорости, то я уже не могу консультировать клиента?

11 счастливых минут

Замечательная история вчера произошла — сотрудник техподдержки Твиттера в последний день работы в компании взял и удалил аккаунт Дональда Трампа.

И целых 11 минут Америка наслаждалась — пользователи делились в Твиттере, как им хорошо без вечного источника дурацких заявлений.

Интересно, а если на 11 минут у Трампа отобрать ядерный чемоданчик, миру станет так же приятно?