В пустом и необычном месте

Я сегодня побывал в очень необычном месте, о котором много слышал и очень хотел побывать — в старом берлинском аэропорту Tempelhof.

Прежде всего, это историческое место. С его поля взлетал Орвилл Райт, садился Чарльз Линдберг, совершались первые в Европе регулярные пассажирские рейсы, первые рейсы «Люфтганзы», да один «Воздушный мост» времён первого берлинского кризиса чего стоит.

Во-вторых, здание терминала аэропорта входит в четверку крупнейших зданий мира. 284 тысячи квадратных метров только внутренних пространств, а территория всего поля превышает по площади княжество Монако.

В-третьих, аэропорт впервые был закрыт для пассажирских рейсов еще в 1971 году, потом в середине 80-х его открыли снова и окончательно закрыли в 2008-м году.

И вот с тех пор город Берлин — как муниципалитет, так и все горожане, — пытается придумать, что сделать с этим громадным пространством.

Забегу вперёд и скажу, что окончательно не придумали.

Первый вариант заключался в том, чтобы просто продать землю под застройку. Спорили несколько лет, в итоге на городском референдуме проголосовали за то, чтобы лётное поле превратить в парк.

Кстати, один из совершенно сумасшедших вариантов заключался в том, чтобы в здании открыть клинику пластической хирургии, а на поле принимать частные джеты. Даже инвестор был :).

Сейчас территория лётного поля открыта для всех. А терминал в основном закрыт. Сотрудники городского предприятия Tempelhof Projekt занимаются содержанием здания и разрабатывают план трансформации комплекса.

Чтобы был понятен масштаб проблемы — только на содержание здания в год тратится 40 миллионов евро. Размеры помещений поражают. Последние два года в части ангаров разместили беженцев из Сирии — сейчас их 4 тысячи человек и их вообще не видно на территории. Впрочем, на территории не видно вообще никого — ни сотрудников комплекса, ни сотрудников нескольких сотен компаний, которые арендуют небольшие помещения в качестве офисов, ни полицейских — главное управление полиции Берлина размещено в одном из корпусов. Опять же для понимания масштаба — площадь одного ангара (а их полтора десятка) примерно равна площади всех трёх этажей старого терминала одесского аэропорта.

Проект медленно и не всегда уверенно движется в направлении, которое авторы назвали Berlin Creative District. С одной стороны, надо сохранить историю, которая здесь встречается на каждом шагу. С другой — использовать громадный объект с пользой для общества. Мне рассказали, что одной из целей является сохранение гибкости, чтобы и иметь возможность использовать терминал для очень больших и крутых целей, но и не переделать его исключительно в экспоцентр, например.

И при всем этом — это общественный проект на общественные деньги, поэтому его цели так или иначе меняются довольно часто под влиянием общественности и политиков, а скорость принятия решений и их осуществления, мягко говоря, оставляет желать лучшего.

Впрочем, меня поразило еще то, что даже при таком масштабе проблем, состояние здания практически идеальное. Внутри чисто, очень тихо, мне не удалось увидеть ни одного разбитого окна или сломанного элемента, зато я испытал полное погружение в атмосферу 70-х, когда на поле садились самолеты, а в основном зале толпились пассажиры.

Мне только жаль, что результатов этого грандиозного проекта мы дождёмся лет через 20-30 в лучшем случае.

Как мы пишем тексты в Терминале 42

Одной из интересных черт ведения небольшого бизнеса (или стартапа, если хотите) заключается в том, что в процессе нарабатывается очень много смежного опыта из самых разных областей. Помню, как в свое время меня удивляли квалификацией в сфере интернет-рекламы представители самых разных бизнесов — от торговли бытовой техникой до недвижимости. С ними было довольно тяжело спорить специалисту, хорошо знающему разные отрасли — как раз потому, что их опыт, хоть и более специализированный, был намного глубже и детальнее.

У нас в Терминале 42 тоже нарабатывается масса такого опыта, казалось бы, не относящегося к основной деятельности. Мы знаем, какой маркетинг работает, а в какой даже не стоит идти — например, поисковая реклама отличается поразительно низкой эффективностью для коворкингов и мероприятий в них. Зато важна социальная активность. Мы проводим много мероприятий, каждое надо анонсировать в сетях, опубликовать на сайте, периодически упоминать по мере приближения, упомянуть в почтовой рассылке — и везде нужно что-то написать. Так написание анонса из простого действия становится отдельным направлением, в котором занято несколько человек.

Скажу сразу — я не знаю и не собираюсь узнавать, как именно стиль текста влияет на экономические показатели мероприятий. Есть события, на которые покупают билеты, вообще не читая анонсов, есть такие, которые не продашь самым изысканным копирайтом. Мы сформулировали свои требования к стилю написания наших текстов в основном “от противного” — собрали все черты, которые опротивели в анонсах, которые нам попадались, и стараемся так не делать. Как именно? Вот небольшой перечень:

Контролируем использование неполных предложений. Не надо стесняться подлежащих. Плохо “Приглашаем на мероприятие”. Хорошо — “Мы приглашаем на событие”. Помимо демонстрации странной боязни говорить о себе в первом лице, вы начинаете предложение с глагола, придавая ему странно-повелительный оттенок.

Избегаем использования будущего времени и несовершенных форм глаголов применительно к мероприятию. В сочетании с неполным предложением получается псевдостильный ужас “будем говорить о”. Читается абсолютно директивно — “мы будем говорить, а вы как знаете”. Хорошо — “На встрече мы поговорим о”.

Никогда не используем обороты “уже завтра”, “уже сегодня”, “прямо сейчас”. Попытка надавить на восприятие для 100% мероприятий приводит к тому, что восприятие атрофируется для 100% мероприятий.

Не используем слова “уникальный”, “главный”, “неповторимый” и прочих абсолютных форм. Никаких “главных событий лета”, “главных лекций этого понедельника”, “уникальных сочетаний неповторимых исполнителей”.

Не разрываем фразу на отдельные предложения. Да, согласен. Это сильный прием. Если вы умеете им пользоваться. И пользуетесь к месту. А если нет? А если нет и частой остановкой интонации вы пытаетесь имитировать отрывистость действия — то примерно в 95% случаев возникает ощущение непоседливости клубной тусовщицы, которая пытается произвести впечатление метаний сложной личности.

Ужасно, когда текст слеплен из независимых абзацев. Вы встречали такой — в нем первым абзацем идет “приглашаем”, дальше несколько фраз из совершенно пошло-романтической кино-радио-начитки, а потом “такого-то числа” — это и в радийной рекламе ужасает, а в печатном тексте заставляет отфильтровывать весь текст.

Выработать принципы мало, надо им следовать. Невзирая на хорошесть организаторов, которые приходят с нами сотрудничать. Да, они хорошие мальчики/девочки/ребята, но тексты в подавляющем большинстве случаев писать не умеют. Поэтому мы даже не даём им шанса — все тексты пишет наш копирайтер, в редких случаях я сам (не тогда, когда больше некому, а когда мне кажется, что быстрее или просто хочется), в особо редких случаях — кто-то другой, но тоже наш сотрудник, которому можно ткнуть пальцем в ошибки и исправить.  Если вдруг где-то у нас появляется текст, присланный организатором, то втык тому, кто опубликовал, обеспечен, а анонс снимается, даже если это ведет к остановке продаж.

Наверное, в конце такого текста надо подвести итог — каковы результаты такого подхода и как стало лучше. Повторю — не знаю и не знаю, как узнать. Но один результат есть — нам не противно.

Под крылом электрического самолета

Относительно незамеченной прошла новость конца сентября — EasyJet, один из крупнейших европейских лоукостеров, объявил, что он начинает сотрудничество с американским стартапом Wright Electric, который занимается постройкой самолета с электрическими двигателями. EasyJet надеется на начало полетов такого самолета в следующем десятилетии и планирует использовать его на 20% своих рейсов, преимущественно на коротких рейсах, типа Лондон-Париж.

Учитывая, что стоимость авиатоплива составляет очень немалую часть стоимости авиабилета (по разным калькуляциям, от 25 до 40 процентов), даже сложно представить, сколько в таком самолете будет стоить билет. Потенциально, если перелеты на 335 миль (то есть 530 км) будут обходиться в несколько долларов, то есть примерно соответствовать пригородному транспорту, это может вообще стереть разницу между городами, вам не кажется?

Фред Уилсон про инвестиции в криптовалюты

Фред Уилсон — известный венчурный инвестор, — отвечая на твиты о том, что он якобы предсказывает крах криптовалют и, наоборот, советует всем вкладываться, сформулировал набор советов, кому и сколько своего портфеля надо держать в крипте:

If you had to pin me down on a number, here is where I would end up:

  • young, aggressive risk taker – 10% of net worth in crypto
  • sophisticated investor seeking a high performing portfolio – 5% of net worth in crypto
  • average investor, slightly conservative, but with some appetite for risk – 3% of net worth in crypto
  • retiree seeking to preserve portfolio value and generate income – 0% of net worth in crypto

AVC

Вопрос, что делать совершенно безбашенным криптоэнтузиастам, которые 100% всего держат в крипте, к теме не относится, поскольку эти криптоэнтузиасты вряд ли заслуживают названия инвестора.

 

А помните ли вы Groupon?

А жив, между прочим, курилка, и даже вызывает интерес инвесторов:

There haven’t been any big developments with the company, but Piper Jaffray analyst Samuel Kemp sees a couple things fueling recent optimism around the company. For one, the company’s recently introduced Groupon+ option, which lets customers get cash-back deals without actually printing out coupons, seems to be taking off. The deals are simply linked to users’ credit cards.

Groupon+ launched at the beginning of the month and Kemp thinks more people have been playing around with the feature, especially since the company offered a popular deal on Starbucks beverages this week. “A lot of people are seeing tangible improvement in the product and that it’s taking a lot of the friction out,” Kemp tells Barron’s Next. Since Groupon+ simply gives users cash back on their purchases, people don’t have to bother with coupons or looking like cheapskates when they pay.

More broadly, Wall Street seems to like that Groupon has finished restructuring its business through cost cuts and can now get back to work. “Investors can get behind the idea that focus is good for a company,” Kemp says.

А еще на него положила глаз IAC — это компания, которой принадлежит, в частности, Vimeo, Ask, бывший About.com, The Daily Beast, ну и разные мелочи. Все же 32 миллиона живых пользователей в Северной Америке совсем на дороге не валяются.