Опоздания и вообще график работы

На форуме DOU встретил тему «Опоздания, как с ними бороться и стоит ли это делать?». Там в комментариях много вариантов примерно про одно и то же.

Мне сразу вспомнилась замечательная фраза Аркадия Воложа, которую я попробую процитировать:

Если человек на месте и работа сделана, то это хорошо. Если человек не на месте, а работа сделана, то это тоже хорошо. А если работа не сделана, то не имеет значения, на месте ли человек.

Не знаю, как сейчас, а раньше в «Уставе нашего монастыря», то есть правилах жизни в Яндексе было указано, что обычно от сотрудника ожидают быть на рабочем месте в диапазоне от 12 до 18 часов московского времени. Ну, просто, чтобы видеть его на рабочих встречах, которые в основном в это время и происходили. При этом можно было приходить и позже, конечно. И уходить раньше. И даже можно было вообще не приходить — можно было взять «библиотечный день» и поработать спокойно из дома или действительно пойти в библиотеку и принести себе немного пользы. 

Это, конечно, не относилось к сотрудникам, чьи функции были завязаны на общение с внешним миром — менеджеры по продажам начинали работать в 9 утра и посменно оставались на связи до 8 вечера, а руководители могли весь день провести на внешних встречах и закончить рабочий день поздно ночью. Но принцип оставался тем же — сделать работу в то время, когда она должна быть сделана.

Мне, откровенно сказать, до сих пор не получается отказаться от этого принципа — я обычно приезжаю в Терминал к полудню, правда, при этом я с утра уже пару часов трачу на другие проекты. А уезжать получается когда получится, плюс возникающие вопросы, да и уехать хочется не в пик пробок, к тому же есть мероприятия, которые хочется или надо увидеть — вот так и получается, что графика работы нет никакого, но надо просто быть в нужном месте в нужное время. И чтобы работа была сделана.

Microsoft покупает GitHub

Собственно, факт. В связи с этим разработчики побежали на похожие платформы, лишь бы не иметь дела с Microsoft.

Что, на мой взгляд, лишь доказывает, что, даже если ты супер-биткоин-agile-разработчик, это никак не гарантирует отсутствие идиотизма в сознании. Вот посудите сами — ноутбук у такого разработчика, скорее всего, либо MacBook (то есть от компании, известной своей закрытостью) либо с Windows (то есть софт на нем определяется именно той компанией, от сервиса которой он пытается сбежать).  Скорее всего, сервис, который он разрабатывает, работает в облаке либо Google, либо Amazon — вполне централизованных компаний. Смартфон у него либо iPhone, либо Android, то есть тоже не образец децентрализации и open-source. До вчерашнего дня место, где он держал весь код и развивал всякую децентрализацию, было совершенно централизованным сервисом, принадлежащим конкретной коммерческой компании. И вот теперь, когда этот сервис принадлежит немного другой коммерческой компании, разработчик восклицает «Нет, это невыносимо!» и в страхе бежит, разбрасывая ошметки кода.

И самое интересное, что бежит он не в сторону децентрализованных аналогов, а на другие централизованные сервисы. Что как бы подтверждает отсутствие логики.

Немного о транспорте…

У меня иногда бывает так, что на протяжении какого-то времени обстоятельства регулярно сталкивают меня с определенным вопросом. Иногда это даже выглядит так, как будто мне дают возможность отрепетировать ответ на него, заставляя шлифовать все несостыковки и находить лучшую фразировку. А потом, когда ответ готов и отрепетирован, это удивляет тех, кто случайно задает мне нужный вопрос и получает в ответ небольшую лекцию на минут 15.
Я иногда записываю такие ответы, ну, просто, чтобы не потерять и не забыть. Вот и сейчас запишу.

Железнодорожным транспортом в нашей стране пользуются практически все и поэтому количество экспертов в этой области лишь немногим уступает количеству специалистов по геополитике, маркетингу и футболу. Правда, когда я несколько лет назад опубликовал небольшой текст с попыткой проанализировать пути развития транспорта в Крыму, за мной стали ходить с просьбами прокомментировать и перепечатать, раз за разом заставляя меня задавать вопрос — что же делается в транспортной отрасли, если небольшое умственное упражнение человека, не имеющего никакого к ней отношения на протяжении более чем десятка лет, востребовано как экспертное мнение?

Так вот, обыденность транспорта, особенно железнодорожного, приводит к тому, что в сознании обывателя поселяются собственные, сильно упрощенные и часто неверные представления о том, как он реально работает и почему.

Например, все уверены, что пассажирские перевозки в Украине убыточны только потому, что все коррупционеры, совок и вообще всё плохо. А вот на Западе, мол, умеют работать и там всё хорошо. С фактами эти люди знакомы слабо, но это не лишает их уверенности.

Так вот, факты выглядят так — везде в мире железнодорожные перевозки пассажиров убыточны. Везде. Будь то постсоветская страна типа Украины или Великобритания, родина железных дорог и страна с самым интенсивным пассажиропотоком. Везде экономика пассажирских перевозок включает в себя дотации от государства.

Хотите фактов? Пожалуйста. Общий объем государственных субсидий в Евросоюзе составляет порядка 70 млрд евро в год. Основная масса субсидий приходится на дотирование пригородных перевозок, конечно. Заметную часть занимают также программы реконструкции и капремонта существующих линий и сооружений, а также строительства новых, приобретения подвижного состава — то, что называется капвложения или capital expenditure. Почти без дотаций обходятся дорогие пассажирские линии типа TGV во Франции, ICE в Германии или Thalys в Нидерландах, но, во-первых, цена билета на такой поезд успешно конкурирует с ценой билета на самолет, а во-вторых, смотрите выше — строительство путей и закупки подвижного состава даже этой ценой окупать не приходится, что, конечно, упрощает задачу.

Перелетим через океан, ну уж американцы, сделавшие не одно великое состояние на железных дорогах, точно знают, как там заработать. Знают, да, но не на пассажирах. Пассажирскими перевозками в США занимается одна компания — Amtrak, она принадлежит государству. В 2016 году компания достигла небывалого успеха — по её сообщениям, выручка компании составила 96% от эксплуатационных расходов. Перевожу — то есть расходов на зарплату, топливо, текущий ремонт и содержание основных средств. И это действительно круто — даже лучшие британские железнодорожные компании не достигают результата в 90%, а в среднем их показатели намного ниже. При этом Amtrak получает в среднем 1,4 млрд долларов дотаций из бюджета и хочет получать даже больше, чтобы осуществлять программы по реконструкции существующих линий.

А что делается на территории бывшего СНГ? Тут тоже перевозки пассажиров убыточны. При этом, как правило, пригородные перевозки дотируются государством, обычно на уровне областей, а дальнее пассажирское сообщение субсидируется за счет прибыли от перевозки грузов. Кстати, капитальные вложения, как правило, железными дорогами финансируются самостоятельно или путем привлечения кредитов. Государство максимум может предоставить гарантии по таким кредитам.

Вы спросите, а зачем же тогда государства во всем мире мирятся с таким положением, почему не сделают перевозки прибыльными или уж откажутся от них, если вывести их на прибыльность невозможно? Вот, здесь самое время поговорить о роли транспорта в нашей жизни.

Прежде всего, транспорт и, в частности, железные дороги — это не просто предприятия, которые оказывают услуги и зарабатывают деньги. Транспорт выполняет важную социальную и экономическую функцию — он обеспечивает связность и мобильность общества. Транспортное сообщение между городом и его пригородами или соседними городами обеспечивают гибкую миграцию рабочей силы и поддержание деловых контактов, возможность быстрого перемещения из одного населенного пункта в другой способствует повышению эффективности экономики, часто рождает новые отрасли, как, например, туризм, и способствует развитию территорий — даже самый дорогой особняк практически ничего не стоит, если к нему невозможно проехать.

И действительно, в общеэкономической и социальной перспективе на уровне страны такие субсидии многократно оправдываются развитием экономики, увеличением сбора налогов, стоимости земли, недвижимости и занятостью населения.

К сожалению, даже этот очень простой и базовый, я бы сказал, резон далеко не всегда воспринимается на государственном уровне в Украине. После того, как в начале 2000-х железнодорожный транспорт показал свои возможности — я имею в виду и масштабную программу реконструкции вокзалов, и капитальную реконструкцию Киевского вокзала, первые запуски скоростного движения и так далее, — политики стали ценить в нём прежде всего финансовые и коррупционные возможности, даже не утруждая себя наймом профессиональных менеджеров для управления. Чего стоит печальнопамятный Червоненко, на всю Украину на селекторном совещании потребовавший перестать грузить полувагоны и перейти к погрузке полных вагонов. Более поздние эффективные менеджеры тоже отличались — например, идеей пригнать Hyundai Rotem своим ходом из Южной Кореи в Украину.

Результат вышел предсказуемым — мало того, что в самой компании люди потеряли ощущение смысла, так еще и государство, как собственник, такой смысл не формировало. А компания, между прочим, является крупнейшей компанией страны, как по персоналу, так и капитализации, и любое её движение способно чувствительно повлиять на всю страну.

Какой смысл могло бы задать государство, какие задачи оно могло бы поставить, как разумный собственник украинских железных дорог?
Прежде всего, конечно, компания должна быть эффективной. Это бизнес и задачу зарабатывания денег никто не отменял.

При этом надо понимать, что в силу специфики транспортных услуг, их совершенствование, отказ от сильно устаревших норм и правил — это вопрос не только бизнеса самих железных дорог, но и всей экономики государства. Упрощая получение транспортных услуг, делая их более гибкими, мы снижаем транспортные расходы для очень большого количества товаров, перемещаемых внутри страны, а, следовательно, повышаем эффективность большого количества бизнесов.

Мало кто, кажется, отдает себе отчет, что Укрзализныця — крупнейший работодатель страны. А следовательно, простой выплатой зарплаты в срок или её повышением можно влиять на социальные условия немалой части населения.

Не будем забывать о громадной капитало- и энергоёмкости отрасли. И это немалый потенциал для развития инноваций в стране в целом. У железных дорог есть громадное количество технических, технологических, информационных задач и проблем, решение которых может давать как прямой эффект, так и косвенный в виде развития экосистемы. Да-да, те самые стартапы, а почему нет? Чем будет плохо, если они будут решать насущные задачи, а не только разрабатывать очередной мессенджер с очередным блокчейном и дронами?

Тему можно развивать еще долго, поговорить о развитии скоростного движения, транспортных коридорах и так далее, но пора заканчивать. Тем более, что, как я понимаю, ясности в том, что же наше государство хочет от своей крупнейшей компании, это не добавит никак. Как говорили ведущие популярной музыкальной передачи в конце 80-х, «Будем надеяться, пока».

Отказались от Relap.io

В противовес сообщению, как я начал пользоваться сервисом, хочу рассказать, что от каких-то сервисов приходится отказываться.

Relap.io — это сервис, который индексирует сайт и дальше подбирает в специальный блок на страницу похожие статьи или статьи, которые заинтересуют пользователя. Идея не нова, конечно, но работает относительно хорошо и, казалось бы, точно лучше, чем любой плагин WordPress.

Но сегодня мы его сняли. Потому что дьявол — он в мелочах. Генерально-то всё работало. Но мелочи накопились.

Например, они начали монетизироваться. Я с пониманием отношусь к любой рекламе, но, если уж вы говорите о контексте и так далее — ну, примените эти принципы к собственной же рекламе. По факту получилось, что 80% содержания этого блока были очень релевантны, а 20% — та самая реклама — выглядела как какой-то маркетгид, прости господи.

Жаловаться на обрезающиеся заголовки я даже не стал, хотя это выглядело ужасно. А не стал, поскольку уже не раз жаловался на несекьюрные элементы в их коде и это ни к чему не привело — раз в пять-десять загрузок в их коде прилетает загрузка пиксела по http, что ломает безопасность на странице. При этом они даже не знают, что это у них прилетает и им приходится доказывать, что они это делают — причем не разработчикам, а службе поддержки, а вы понимаете, что качества в передаче информации таким образом ожидать сложно. Аналогично ломалась кодировка в блоке, причем как раз на рекламе.

И денег там нет — за более чем год у нас накопилось что-то вроде 150 долларов, и их так уж просто не выведешь.

Короче, пока всё. Включили простой подбор новостей через сам WordPress, а там посмотрим.

Как рассказывать истории

С легкой руки западных маркетологов в нашу практику маркетинга вошло направление под названием «Storytelling», которое предполагает донесение маркетинговых сообщений в форме историй. Эта форма вообще человечеству знакома очень давно — устные рассказы предшествовали изобретению письменности и таким образом вообще являются краеугольным камнем человеческого знания.

У маркетологов есть красивая теория — и, похоже, верная, — что когда сообщение облекается в форму иллюстративного рассказа, это помогает активировать дополнительные области сознания слушателя и способствует лучшему восприятию основной идеи. Поэтому теперь все рассказывают истории. Правда, не у всех получается. А многие называют свою деятельность сторителлингом, хотя никакой истории они при этом не рассказывают — максимум добавляют какую-то личную деталь, часто даже не связанную с исходным посылом. Ничем, кроме желания употребить модный термин, это объяснить невозможно.

Одна из самых часто повторяемых мною историй связана с кофе и самый надежный способ её услышать — это попросить меня в Терминале приготовить «американо с молоком». Вообще, это совершенно ужасный заказ, где-то на уровне «экспрессо с сахаром», и наверняка в модных кофейнях «третьей волны» вам могут отказаться такое сделать. Мы предпочитаем делать иначе. Я обязательно расскажу, что за предложение дважды разбавить хороший кофе — сначала водой, а потом молоком, — где-нибудь на Сицилии могут и зарезать. А, кстати, добавлю я, вы знаете, почему напиток называется «американо»? Потому что в 1944 году, когда американские солдаты высадились в Сицилии, они не могли пить эспрессо, он казался им слишком крепким, и тогда придумали разбавлять его водой. При этом, отмечу я, количество кофеина в напитке сохраняется, поскольку оно вообще одинаково для любого напитка на базе шота эспрессо, просто снижается концентрация масел и твердых веществ. Останется только добавить, что на севере Италии такой разбавленный эспрессо называется French coffee, что как бы показывает отношение итальянцев к людям, портящим правильный напиток.

За это время я приготовлю посетителю кофе, как он просил. Правда, к окончанию рассказа достаточно часто посетитель говорит что-то вроде «Ну, давайте тогда более правильный — например, капучино».

Если вам не надоело, можно рассказывать дальше — про то, что итальянцы не пьют капучино во второй половине дня, поскольку это довольно сытный напиток благодаря молоку. И что, заказав в римской кофейне «латте» (ударение на первый слог), вы получите стакан молока, а не кофейный напиток, который называется «латте макьято» (запятнанное молоко). Подобных историй может быть множество и не только про кофе, конечно. Найти в продукте, который вы предлагаете пользователю, историю, которая ему неизвестна, не так уж сложно.

Но эффект действительно прекрасный — даже, если вы рассказываете историю, в которой не участвовали (ну вот как я не участвовал в высадке американских солдат на Сицилии), пользователь все равно узнаёт что-то новое о продукте и связывает это знание именно с вами.

0. Рассортировать почту

Не знаю, как у вас, но у меня много электронной почты. Во-первых, это несколько аккаунтов, во-вторых, туда каждый день приходит десятки писем. И это не только непосредственно переписка, но и рассылки, уведомления от сервисов и так далее. Учитывая, что одному моему адресу уже почти двадцать лет, другому — столько же, сколько и Gmail, да и более свежим — например, адресу, связанному с Терминалом, — тоже уже по несколько лет, только рассылок там достаточно, чтобы регулярно вставала проблема сортировки почты. 

Конечно, я стараюсь отписываться от рассылок, которые перестали меня интересовать, но это помогает слабо — меня же начинают интересовать другие темы и я опять подписываюсь на рассылки.

Конечно, можно настроить фильтры в почте и складывать рассылки по папкам, чтобы они не попадали в инбокс. Но это означает, что мне для каждой рассылки надо настроить фильтр и после этого столкнуться с очевидным — если рассылка или группа писем попадает в папку, отличную от инбокса, она перестает читать практически сразу, поскольку теперь надо вспоминать о ней и специально пойти её читать.

Конечно, есть сервисы, которые позволяют это контролировать, например, Unroll.me — он складывает все рассылки отдельно, а сам присылает одно письмо с дайджестом. Примерно после пятого такого дайджеста я перестал читать и его — уж больно разные туда рассылки попадали и в среднем письма были неинтересными.

Но вот пару месяцев назад меня догнала реклама сервиса, который обещал взять на себя все подобные заботы и рассортировать почту — причем отделить важные письма от неважных и оставить в инбоксе только то, что я хочу там видеть. Я попробовал и мне так понравилось, что я даже не стал ждать окончания тестового периода и подписался.

Сервис называется Sanebox и работает он до приятного просто. Вы подключаете его к своему ящику на практически любом сервисе и он несколько часов анализирует его содержимое, обучаясь. Нормальные рассылки распознать легко и он их складывает в папку SaneNews, которую сам и создает. Все уведомления, похожие на уведомления от сервисов, он складывает в папку SaneLater. Все письма от живых людей, тем более от тех, кто есть в контактах, остаются в инбоксе. Вы можете сами тренировать сервис — например, у меня в папку Travel падают все уведомления от сервисов продажи авиабилетов и от конференций, на которые я еду. Можно исправить обучение — если уведомления от конкретного сервиса вам важны или если в другую папку попало письмо от важного контакта, можно вручную перенести письмо в инбокс, причем это можно сделать как в интерфейсе сервиса, так и просто в почте — сервис это запомнит.

 

 

Есть даже шикарные возможности — например, отдельным тегом помечаются письма, на которые вам не ответили, можно сваливать надоевших корреспондентов в папку Blackbox и все дальнейшие письма от них вообще вам не покажутся. Можно писать письма самому себе и они сработают как напоминания. Можно подключить сервис хранения файлов и большие вложения будут автоматически сохраняться в нём, не занимая место в почте. Можно отложить письмо на определенное время и оно вернется в инбокс по его прошествию. Можно даже дать сервису возможность исправить ошибки спам-фильтра и он в отдельную папку сложит письма, помеченные как спам, но могущие оказаться нормальными.

Но это уже дополнительные возможности. А вот самая базовая сортировка, которая радикально расчистила мне инбокс от рассылок и уведомлений, произвела еще одно изменение — я стал регулярно, пару раз в день, просматривать папки с рассылками и «неважной» почтой и в результате — читать эту почту.

Сервис платный, но годовая подписка не на самый дешевый план (я подключил сразу два адреса) обошлась мне в $99. И теперь раз в неделю меня дополнительно радует сообщение от сервиса, сколько часов я сэкономил, не сортируя почту вручную. Так что рекомендую!

Годовщина блокировок

Довольно незаметно прошел год после приснопамятной попытки запретить российские сайты в Украине и все бросились подводить итоги. Меня в течение прошлой и немного этой недели не раз просили прокомментировать, что я думаю о результатах, и я всякий раз повторял примерно одно и то же:

— Заблокировать так и не получилось — спустя год аудитория российских сервисов хоть и уменьшилась, но осталась хорошо заметной — ВКонтакте стабильно держится в десятке самых популярных сайтов даже по результатам не вполне корректных панельных замеров, а Яндекс и Мэйл — в топ 15. При этом в панели участвуют лишь десктоп-браузеры, поэтому каким был бы результат с учетом мобильных приложений, часть из которых снабжены собственным VPN и поэтому работают в любой сети вообще без проблем, остаётся лишь догадываться.

— Разумеется, блокировка не преследовала цель борьбы с пропагандой — глупо блокировать платформы и не блокировать источники. А между тем источники пропаганды в виде сайтов российских телеканалов и сайтов сепаратистов остаются доступными совершенно всем и никаких поползновений их заблокировать не заметно.

— популярное мнение, что, мол, запретом нанесли экономический ущерб российским компаниям, мягко говоря, вздорно и не имеет оснований. Компания «Яндекс» по результатам 2017 года продемонстрировала рост дохода на 24%, а украинская часть бизнеса вряд ли могла составить больше 2-3 процентов от оборота всей группы. Зато украинскому бюджету ущерб нанесен — он исчисляется миллионами долларов невыплаченных налогов только прямого эффекта от остановки деятельности компаний и их агентов в Украине, а непрямой в виде потерь малого и среднего бизнеса, которые использовали сервисы для коммерческой деятельности, и посчитать невозможно.

Если кого-то интересуют более конкретные числа, то в комментарии к большому материалу на Громадском они мною приводились.

Примерно это же я говорил в эфире одесского «Первого городского» телеканала, куда меня пригласили на дискуссионное шоу. Вполне приятная беседа получилась.

Терминалу 42 — три года!

Должен честно сказать, что я и близко себе не представлял, что это будет, когда мы открывали коворкинг. Скучно нам точно не было ни дня. Количество самых неожиданных вопросов, которое возникло у нас за эти три года, я даже не возьмусь сосчитать, впрочем, кажется, мы справились практически со всеми. Что не означает, что не возникает новых вопросов и проблем.

Мы провели массу концертов, лекций, семинаров, хакатонов, встретились с громадным количеством предпринимателей, артистов, писателей, поэтов и обрели много новых друзей. И самое приятное чувство — что и сегодня у нас есть много новых идей, любопытство и желание развиваться.

Праздник в коворкинге уже начался, а вот и поздравления от друзей подоспели.

Ричи Блэкмор хочет сыграть с Deep Purple

Совсем недавно лучший гитарист (извините, я необъективен) дал большое интервью и среди всего прочего его спросили, что он думает о деятельности с Deep Purple. И он, оказывается, не против сыграть один раз с бывшими коллегами — чтобы показать, что они друг друга не ненавидят, потому что миллионы любителей музыки Deep Purple были бы в восторге от этого, и, в конце концов, после смерти Джона Лорда кто его знает, кто уйдёт следующим. Правда, вопрос, к сожалению, не в музыкантах, а в менеджерах — а менеджмент Deep Purple с середины 80-х славится упёртостью и странными решениями.

Но это был бы неплохой способ отметить 50-летие группы. Точно лучше, чем ходить на концерты нынешнего состава.

Дешевизна открытого дизайна

Принято считать, что современный стиль дизайна офисов, когда коммуникации и вентиляционные трубы не прячутся за подвесными потолками продиктован в основном экономией, мол, так не надо тратиться на потолочные конструкции и работы по их установке.
В статье как раз подробно разбирается, так ли это.

Спойлер — нет, не так. Вкратце — трубу за подвесным потолком красить необязательно, а покрасить её, да еще так, чтобы это согласовывалось с дизайном, может оказаться даже дороже, чем собрать потолок.

Офис компании Onet, Краков. Источник — officesnapshots

Кстати, мы в Терминале 42, когда делали ремонт, тоже хотели оставить нетронутыми старые элементы — кирпичные стены, например. Но оказалось, что отчистить старый кирпич от пятен цемента, которые там оставили все поколения рабочих за 170 лет, и потом его законсервировать хотя бы бесцветным лаком, будет стоить немалых денег и времени и вряд ли вообще увенчается успехом — поэтому мы решили его просто покрасить белой краской, которая закрыла всё одним цветом, оставив видимой фактуру.