Умер Леонид Каденюк

Печальная новость.

Горжусь, что он был у нас в гостях в Терминале 3 года назад и до сих пор помню его вдохновенный рассказ о том, какой выглядит наша планета из космоса.

Близится LTE

Иногда бывают и хорошие новости — сегодня прошел первый аукцион по частотам под связь 4G, все ведущие операторы получили необходимые частоты, так что теперь только от них зависит, когда у них появится LTE.

Учитывая многочисленные заявления о том, что под 3G ставились станции, готовые к быстрому апгрейду на следующее поколение, и темпы, с которыми операторы три года назад запускали 3G, можно ожидать, что к лету будут первые запуски сетей в городах.

Кстати, lifecell уже год выдает симкарты, совместимые с LTE, а Киевстар предлагает проверить такую совместимость уже сейчас и обещает заменить симкарту на совместимую. Так что пора готовиться.

Современное собеседование

Если вы улыбнулись, смотря этот ролик, значит, точно встречались с подобными вопросами на работе. Иногда складывается ощущение, что собственно работа обязанностями сотрудника предусматриваться перестала.

Украина и Netflix — взаимная (не)обходимость

На АИНе опубликовали статью к двухлетию выхода Netflix на украинский рынок. По всему получается, что аудитория сервиса в Украине невелика, да и локального и локализованного контента в сервисе немного.

Но строго говоря, а что в этом удивительного? У сервиса в целом более сотни миллионов пользователей и 11 млрд долларов дохода. За два года в Украине количество подписчиков составило, по разным оценкам, от 43 до 100 тысяч человек, которые заплатили 2,2 млн долларов в прошлом году. На мой взгляд, этой суммы только-только хватит на то, чтобы оправдать постановку галочки в интерфейсе "из Украины тоже можно", а все субтитры или озвучка появляются просто потому, что без неё конкретные фильмы и сериалы купить нельзя. 

Впрочем, лично меня это совершенно не напрягает — я весь зарубежный контент, что на Netflix, что в iTunes, что с недавних пор на Amazon Prime, смотрю исключительно на языке оригинала максимум с субтитрами на английском.

Без двух минут полночь

Относительно незаметно прошла новость, что на "Часах Судного дня" минутную стрелку перевели на 30 секунд вперед.

Так близко к ядерной войне мир был только в 1953 году, сразу после того, как США создали термоядерную бомбу, а в Советском Союзе провели испытание водородной бомбы. Сейчас, разумеется, проблема в основном в отношениях США и Северной Кореи, впрочем, отношения между США и Россией тоже положительно не влияют.

Михаил Зыгарь. Империя должна умереть

Книга Михаила Зыгаря — не первая, которую я у него прочитал. Год назад он приезжал в Одессу с презентацией книги “Вся кремлевская рать”, которая прошла в нашем Терминале, и с тех пор у меня в планах стояло все же прочесть книгу. Понадобилось заинтересоваться следующей книгой этого же автора, чтобы все же прочесть обе — сначала “Рать”, а потом “Империя должна умереть”. И, кстати сказать, в таком прочтении есть свой интересный эффект.

Прежде всего, бросается в глаза похожий стиль — в обоих книгах Михаил использует манеру, близкую к репортажу, причем текст довольно быстрый — он читается как быстрый поток сообщений, довольно точно придерживающийся хронологии, но иногда пропускающий несколько дней или даже месяцев, чтобы потом к ним вернуться.

Как предупреждает автор в предисловии, он не историк, а журналист, и это заметно — между точным описанием всех деталей и упрощенным повествованием, передающим дух событий, Михаил всегда выбирает второе, хотя нельзя не признать, что никаких неточностей при этом не допускается. Масштаб книги при этом таков, что упрощение все равно неизбежно — описываются довольно подробно почти 30 лет, предшествующих 1917 году, причем в разных аспектах — и политических, и международных, и культурных. 

Я не очень раньше интересовался этим периодом истории, причем по странной причине — если историю СССР, то есть период с 1917 по 1980 (извините, но после 1980-го я сам газеты читал), активно освещали и пересматривали буквально в то время, когда мне её полагалось изучать, благодаря чему вместо стремительно устаревшего учебника я читал, например, книги Конквеста, то дореволюционный период так активно не изучался, да и что там могло быть интересного с этими странными Госдумами и сплошным Распутиным? Оказывается, могло, и книга очень подробно знакомит с тем, что, собственно, делали носители самых разнообразных идей и идеологий того времени.

И одно, довольно странное ощущение, которое возникло к середине книги и осталось практически до конца — а где большевики? Где эта подлинно массовая партия, под руководством которой пролетариат осуществил свою мечту и всё такое? Вас серьезно удивит та мизерная роль, которую на самом деле играли во всех революционных процессах Ленин и его коллеги, фактически просто в последний момент выскочив на сцену.

В общем, читать однозначно рекомендуется. Читать и делать выводы — поскольку сам автор, как и предупреждает, не стремиться делать их за читателя и сознательно (причем в некоторых случаях это немного раздражает) воздерживается даже от намеков на них.

В электронном виде книга доступна на “Литресе”, в бумажном её можно купить на “Озоне”, например. В Украине книгу можно заказать на Kniga.biz.ua.

Дин Карназес. Бегущий без сна

В последнее время начали довольно хорошо и много переводить и издавать книги про бег и, конечно, издательство “Манн-Иванов-Фербер” немало этому процессу помогло. Именно они в свое время издали замечательную книгу Скотта Джурека “Ешь правильно, беги быстро” и поэтому я с удовольствием купил у них книгу еще одного ультрамарафонца Дина Карназеса “Бегущий без сна” и очень быстро её прочел.

Я подписан на Карназеса в соцсетях, поэтому мне не надо было рассказывать об авторе, но вам расскажу, что Дин (настоящее имя — Константин Карназес, он грек и довольно часто про это вспоминает в книге) довольно уникален даже среди ультрамарафонцев. Его рекорд — забег на 560 км, а в послужном списке — 11 забегов на 320 км, победы в Badwater Ultra, 11 участий в Western States 100, марафон в кроссовках на Южном полюсе, цикл “50 марафонов за 50 дней” — короче, такое мало кому удается.

Книга небольшая и очень легко читается. Дин довольно коротко рассказывает свою биографию, но очень подробно описывает несколько своих забегов, включая неудачные, и эти описания очень красочные и даже местами мучительные — именно так, как мучался сам автор, пробегая их. Если сравнивать с книгой того же Джурека, то у Карназеса описано гораздо меньше забегов, но гораздо подробнее. Он не много пишет о тренировках, хотя то, что он пишет, полезно и интересно, а с режимом питания у него особых проблем, кажется, нет — книга начинается с того, как он на бегу заказывает самую большую пиццу с доставкой прямо на маршрут бега и прямо на ходу её и съедает. И в дальнейшем ест практически всё, что попадается под руку. Приводится даже расчет калорий, которые он употребил во время “Эстафеты” на 320 км — 28 тысяч калорий за двое с лишним суток. Впрочем, я немного преувеличиваю — в эпилоге Дин подробно описывает свои принципы питания и это тоже полезно.

Книга очень вдохновляющая, поэтому я однозначно её рекомендую прочесть, тем более, что есть и электронная версия прямо на сайте МИФа. Ну и бегайте, конечно.

Как работает поддержка в соцсетях

Когда-то, несколько лет назад, когда мы проводили конференцию “Одессея”, на одной из них мы решили разобраться в том, как социальные сети используются большими корпорациями. Мы собрали в дискуссии на эту тему участников из разных направлений, в том числе, разумеется, и представителей службы поддержки Приватбанка, которые уже удивляли практически моментальной реакцией на любое высказывание в соцсетях, причем реакцией содержательной и полезной.

Мне тут довелось проверить, как другая большая корпорация иначе поняла смысл выражения “social media service” и, на мой взгляд, сделала это совершенно неверно.

Случай был довольно стандартный — сын возвращался с каникул на учебу в Англию и летел с несколькими пересадками, в том числе, на последнем отрезке — рейсом Амстердам-Лондон, который выполняла компания KLM. Я очень люблю летать рейсами этой компании, долгое время даже имел платиновую карту, как постоянный клиент. Правда, я практически всегда летаю без багажа, а вот сыну не повезло — сданный в Одессе багаж не долетел до Лондона одновременно с ним.

Причем всё выглядело довольно необычно — уведомление от KLM о том, что багаж задержан, пришло одновременно с приземлением самолета в Лондоне, то есть компания сама обнаружила проблему, хотя обычно пассажир долго ждет свой багаж на ленте и потом идет заявлять о проблеме. Проблема не очень приятная, конечно, но случается, чего уж там, компания пообещала быстро дослать багаж и даже доставить домой, хоть и в другой город.

Правда, на следующий день ничего не доехало и даже не отслеживалось по номеру файла и я решил воспользоваться хваленой поддержкой KLM в соцсетях, тем более, что я сам подписан на них в Facebook и Twitter. Меня обнадежила отметка в Facebook, что страница отвечает моментально и я написал прямо в мессенджер.

Никакого ответа.

Прождав чуть меньше суток, я последовал примеру других пользователей, которые просто пишут на странице. Примерно через час последовал ответ в мессенджере примерно такого содержания “Мы очень сожалеем, передали вашу информацию в багажную службу, они с вами свяжутся, проверить статус вы можете по номеру файла”. Мое сообщение вдогонку, что это выглядит довольно странно, когда они еще до выдачи багажа знали, что его там нет, а теперь сутки не могут даже показать, где он находится, осталось без ответа.

Я подождал еще сутки и написал уже в Твиттер. Ответ последовал быстрее — всего за 40 минут, — и выглядел так:

И, собственно, всё — через несколько часов пришел вопрос, доволен ли я их social media service?

Я, разумеется, ответил, что нет и ожидал все же сервиса, а не автоответчика.

Что в этом “сервисе” неправильно? Я думаю, что уважаемая и вполне прогрессивная компания в принципе неверно поняла смысл того, что построила. Дело в том, что поддержка в социальных сетях — это именно поддержка, которая должна была решить мою проблему или сообщить дополнительную информацию по статусу её решения, причем сделать это как раз в том канале, по которому я обратился. А тут вместо содержательного ответа я получал довольно стандартные ответы без какой-либо информации вообще. При этом сыну по телефону вполне содержательно отвечали, что багаж еще в Амстердаме, они пытаются его отправить, извините и всё такое. Что мешало хотя бы точно такой же ответ давать мне? Я думаю, как раз неверный подход и ориентация не на решение проблемы, а на то, чтобы просто дать ответ.

Самое интересное, что в ответ на мой реплику, что я ждал решения проблемы, а не вежливой переадресации в никуда, через двое суток пришло сообщение:

И это только подтверждает мой вывод — что это не служба поддержки, а этакий социальный автоответчик. Что мешало сотруднику ответить, что багаж пока в Амстердаме и никаких изменений не произошло? Кроме того, меня ведь не интересует узнать, что компания не соврала мне ранее, мне надо узнать, какой прогресс в решении проблемы и когда она будет решена — а это уже не задача этой поддержки, как видим, никакой попытки ответить мне на эти вопросы не было.

Практический совет простой — если вам случится по надобности обратиться в KLM, не используйте для этого соцсети, они отвечают медленно и формально.

Более практический совет для тех, кто общается с клиентами через социальные сети — не повторяйте ошибок большой и вообще-то хорошей корпорации. Людям важно не испытать восторг — вау, мне в твиттере ответила целая компания, — а решить проблему, которую у них возникла.

Политика против смартфонов

Странные новости приходят из США — там сначала AT&T сорвала сделку с Huawei по продаже смартфонов в своей сети, а теперь сообщают, что Verizon испытывает давление с тем, чтобы аналогичную сделку отменить. Причем основанием для такого давления приводится уверенность комитетов по безопасности Конгресса и Сената, что продаваемые китайские смартфоны могут использоваться для шпионажа и угрозы национальной безопасности.

Чем американским политикам не приглянулась именно одна конкретная компания — непонятно. До сих пор китайские компании довольно приветливо встречали в США, да и не стоит забывать, где делаются все смартфоны, считающиеся американскими.

Почему не надо нанимать волонтеров

Кажется, я обещал такой пост чуть ли не пару лет назад, так что пора бы и выполнить обещание.

Я обычно на своем семинаре “Курс молодого CEO” отдельно останавливаюсь на этой теме, когда говорю об управлении персоналом. Это тем более актуально в последние годы, когда идея “А давайте соберем волонтеров и решим проблему” приобрела в Украине поистине государственный размах. Неудивительно, что меня регулярно про это спрашивают на семинарах и уж точно закономерно, что я регулярно укрепляюсь в своем мнении, коротко сформулированном в заголовке.

Я не буду сейчас обсуждать волонтерскую деятельность вообще — очевидно, что такая форма работы имеет право на существование и благодаря труду волонтеров сделано много хорошего и полезного. Я остановлюсь только на желании авторов проектов или предпринимателей использовать волонтерскую активность в своем проекте или бизнесе и почему это желание до добра доводит в крайне редких случаях.

Предположим, вы запускаете какой-то проект. Проект хороший, полезный и вы рассчитываете на активную поддержку общественности, в том числе и потому, что возможности у вас ограничены и бесплатная помощь вам совсем не помешает. И даже появляются какие-то люди, желающие помочь исключительно из благих побуждений.

Здесь начинается первая проблема. Вы не можете нанять волонтера. Между вами не образуются никакие отношения. Человек пришел один раз, как-то помог, на второй раз он пришел позже, в третий раз ему ребенка со школы забрать и вообще он же работает, как сможет — придет. Если вы имели глупость рассчитывать на такую помощь и без неё ваш проект не заработает — лучше сразу закройте его. Иначе вы присоединитесь к клубу довольно грустных людей, которые ходят и обвиняют общественность в том, что она-де такая плохая, помогать не хочет, в ресторан не ходит, на мероприятия тоже, а ведь вы хотели как лучше.

Вторая проблема возникает уже с исправно работающими волонтёрами — они неуправляемы. Не в том смысле, что они внезапно кидаются на людей, нет, просто вы не можете ими управлять. Обычными сотрудниками можете — можете поставить им задачу, срок её выполнения, формальные параметры того, что задача выполнена, вы контролируете мотивацию людей, а волонтёра вы не контролируете. Он работает из каких-то своих мотивов и, хотя они могут быть очень чисты и благородны, но совпадают ли они с вашими бизнес-целями — вы не знаете и не узнаете. При попытке поговорить честно и объяснить, что у проекта есть вот такие цели и вот такие правила, вы узнаете, что дареному коню в зубы не смотрят, человек старается изо всех сил и, если ваши цели не совпадают с волонтёрскими, то тем хуже для вас.

Где-то рядом с этой проблемой стоит намного более практическая — вы в принципе не знаете, какого качества будет работа волонтёра. Вам подрядились помочь с сайтом и принесли криво сверстанный шаблон для WordPress — а что вы хотите, лучше не могу, за хорошую работу надо деньги платить. Пообещали заняться страничкой в соцсети и постят туда что-то в три раза меньше, чем необходимо, допуская грамматические ошибки и срывая сроки публикации. И вы все время будете слышать “Но я же забесплатно вам помогаю, какие могут быть претензии, не хотите, вообще не буду делать”.

Если вам кажется, что это какие-то придуманные случаи, а вообще концепция волонтёрства работает, то я с вами соглашусь и не соглашусь одновременно. Есть громадное количество проектов, где люди работают даже круче, чем за деньги, конечно. Но и случаи не выдуманные, а совершенно реальные. И, конечно, способ “приготовить” волонтёров есть — надо просто совпасть с их мотивацией и даже в случае с бескорыстными добровольцами не привлекать тех, кого бы вы не наняли на работу за деньги. И так вырисовывается основная сложность этой работы — бесплатных завтраков не бывает и относиться к волонтёрам как к источнику бесплатной высококвалифицированной силы нельзя.

Так что, в общем, я сам предпочитаю нанимать людей на работу и платить им зарплату. И не заниматься социальными проектами, где помощь общественности необходима, но это уже тема для совершенного другого текста.