Контроль за властью и контроль за журналистикой

Я в Facebook читаю самых разных людей, включая депутатов и журналистов, и не могу не отметить, как ярко проявилась разнообразие реакций на события вчерашнего вечера в Киеве у разных людей. В Киеве, напомню, Игорь Коломойский на выходе из здания «Укртранснафты» обругал корреспондента «Радио Свобода», за что тут же ухватился «журналист» Сергей Лещенко.

Давайте сначала про Коломойского. Как бизнесмен и владелец бизнеса он имеет право вести себя как угодно — поскольку несет за это свое поведение личную ответственность и отвечает бизнесом, имуществом и всем вообще. Я уверен, что он это понимает.

Как государственный чиновник — а губернатор именно таковым и является, — он не имеет право вести себя так, поскольку ответственность за это несет и государство. В этом случае, я надеюсь, Президент, как непосредственный начальник, сделает подчиненному внушение и последуют извинения.

Но меня гораздо больше беспокоит другое. В этом конфликте и реакции на него отчетливо видно лицо украинского журнализма — и это лицо довольно уродливо. Я не хочу обобщать сверх меры — я знаю большое количество журналистов, которые не подпадают под тот образ, который я сейчас опишу. Но знаю и «журналистов», которые свято верят, что название «журналист» автоматически делает их носителями высшей мудрости, справедливости и честности, олицетворением общественных интересов, обладателем права выражать эти интересы в лицо каждому первому встречному и заодно освобождает от необходимости хоть в чем-либо разбираться или придерживаться каких-то правил — мол, общественный интерес таков, что ждать нельзя и церемониться со всеми тоже.

Еще раз повторю — я не обобщаю. Я с удовольствием и, надеюсь, пользой тратил свое время на общение с журналистами, которые действительно хотели разобраться в проблемах, к которым я мог иметь отношение. Я много времени провел в разговорах с журналистами деловых изданий, обсуждая вопросы интернет-рекламы, бизнеса в интернете, никогда не отказывался рассказать что-то подробно, если это было необходимо для понимания проблемы и меня совершенно не волновало, опубликуется ли что-то в результате или нет — лишь бы у журналиста в итоговом тексте волны не падали стремительным домкратом.

Но в подавляющем большинстве случаев это оказывалось справедливым для тех, кто специализировался на экономической, бизнес-тематике. Попытка в далеком 2006-м году объяснить заместителю главного редактора «Обкома», как работают Яндекс.Новости и почему хлесткий заголовок новости не способствует генерации трафика на нее, закончилась объяснением мне, что Яндекс нарушает свободу слова конкретного замредактора, а лично я — реакционер, каких поискать.

В случае с Лещенко мы имеем дело именно с такой аберрацией сознания и поведения. В этом нет ничего удивительного — пережитки советского образа мысли, когда сотрудник СМИ являлся идеологическим работником, отсутствие или низкий уровень развития других механизмов выражения общественного мнения неизбежно привели к гипертрофированному восприятию этого же сотрудника СМИ и участниками общественной жизни и самим сотрудником. Разумеется, этим восприятием «журналисты» пользуются и с успехом его монетизируют различными способами — кто-то обращает это в наличные, кто-то — в ублажение своего эго и ощущение вседозволенности. Такому «журналисту» нельзя даже в трамвае на ногу наступить без немедленного обвинения в зажиме демократических свобод и службе олигархическим интересам.

Мы уже осознали необходимость контролировать власть и политиков. Но, на мой взгляд, не менее важно избавиться от стереотипа восприятия журналистов как носителей каких-то эталонных качеств и не давать им монополизировать право выражать мнение общества. Тем более, что в нормальном обществе не бывает единого мнения по большинству вопросов.

О стартапах и журналистике

На этой неделе очень хорошо подискутировали на ЦП основатель Coub Антон Гладкобородов и Володя Исаев, который в Яндексе занимается работой с иностранными медиа. Если точнее, то Антон писал у себя в Facebook, а Володя в итоге ответил ему в ЦП.

Внимательно прочитав оба текста, хочу сказать сакраментальное «Вы оба правы».

Безусловно, прав Володя в том, что дорогу осилит идущий и, если вы хотите увидеть новость или статью о вашем проекте, вам надо потрудиться. Не в смысле найти журналиста, напоить его и предложить кучу денег за публикацию — хорошие журналисты все равно нуждаются в достойном поводе для новости, да и позволить себе пить со всеми подряд не может никто. Но наладить какой-то регулярный контакт для общения с несколькими журналистами, поддерживать его и предлагать какие-то новостные поводы для публикации — это определенная работа, которую надо делать, не рассчитывая на существование мифических альтруистов, которые круглосуточно рыщут в поисках стартапов, о которых надо написать в самых крутых СМИ современности.

Но я никак не могу не согласиться с Антоном. Российская (об украинской уж и совсем не буду говорить) технологическая пресса действительно невнимательна. Действительно, на восток от Евросоюза журналисты скорее предпочтут перепечатать новости из западных источников, а не взять их из жизни. Сидя на очередном стартап-мероприятии, корреспондент местного СМИ скорее прочтет новость в твиттере от западного СМИ, чем обратит внимание на разговор сотрудников крупных компаний, отвечающих за работу со стартапами, даже если те будут довольно ясно показывать свой интерес к выступающему стартапу.

И дело даже не в стартапах, которым действительно учиться и учиться еще работать с прессой. Совершенным невниманием прессы не обделены и самые крутые проекты, включая тот же Яндекс. Более или менее пристально за очень крупными компаниями следят буквально два-три человека во всем СНГ и, разумеется, такая плотность наблюдения крайне редко приводит к каким-то неожиданным новостям. И даже вездесущая социальность не помогает.

Когда-то, в 2005-м году, утром второго дня семинара Яндекса в Киеве, из гостиницы «Крещатик» поодиночке вышли шесть человек и встретились в кафе в «Глобусе». Любой любопытный IT-журналист обязан был бы заинтересоваться, что так по-деловому обсуждали топ-менеджеры Яндекса с одним из организаторов семинара и специалистом по оптимизации — но где ж в центре Киева, в 200 метрах от проведения первого в стране семинара по интернет-маркетингу, взяться IT-журналисту? Ну, ладно, это давно было.

Когда-то, летом 2011-го года сотрудников одного из отделов Яндекса пришлось попросить не чекиниться в Foursquare в командировках. Мне, честно говоря, показалось, что не нужно иметь специальных навыков, чтобы заинтересоваться, почему по несколько раз в месяц группы из нескольких сотрудников отдела регионального и международного развития Яндекса, а также юристов и менеджеров по развитию бизнеса вдруг дружно оказываются в Стамбуле, проводят там несколько дней и возвращаются в Москву. Чекиниться стали меньше, а новость о запуске Яндекса в Турции шокировала весь рынок. Ну да, ничего не предвещало, откуда ж взяться IT-журналисту с аккаунтом в Foursquare?

Не знаю, насколько это известно снаружи, но у любой хорошо построенной пиар-службы есть практика составления списков вопросов и ответов по разным поводам. Если пиар-служба предполагает или точно знает, что возможен публичный интерес к чему-то, то она предпочтет заранее обойти возможных причастных в компании, задать им все возможные вопросы и помочь сформулировать хорошие ответы. Кстати, это довольно часто помогает вырабатывать решения — поскольку подобный сплошной обстрел вопросами от людей, не так плотно погруженных в тему, может выявить места, где замыленный глаз участника процесса вообще проблему не видит или не воспринимает. Так вот, разумеется, в Яндексе так и делают. Более того, делают и впрок и на всякий случай, даже если никакого публичного интереса не планируется. Ну, вдруг — придут с вопросами, вычитают в профиле соцсети или что-то еще, а пиар-служба не готова. Несколько раз я сам настаивал на такой отработке — чтобы действительно быть готовыми.

Так вот — в среднем, редкий журналист задавал хотя бы половину вопросов из тех, что были отработаны заранее. Но более того, — случаи, когда подобные заготовки, сделанные впрок, под девизом «а вдруг кто-то заметит», действительно использовались, я могу пересчитать по пальцам одной руки. В подавляющем большинстве случаев требовалось что-то сообщить от имени компании — и только тогда, возможно, журналисты задавали вопросы.

Так что необходимость работать с прессой никак не отменяет необходимость самой прессы работать. А то постепенно старый анекдот про пожар дома и Би-Би-Си никак не потерял актуальность — только теперь это запуск сервиса и Теккранч, ну и причины, конечно, не в идеологическом отделе ЦК КПСС, по крайней мере, не всегда.

Никакой надежды на журналистику

Перефразируя Карла Маркса — «Нет такой некомпетентности, которую не проявит журналист в погоне за красивым заголовком». Вот очередной тому пример.

Capital.ua пишет, а АИН перепечатывает сенсационную новость — «Украинцы отказываются от российских соцсетей»:

Российские социальные сети теряют популярность в Украине. Согласно данным счетчика StatCounter, еще в июле 2013 г. 37 % страниц, просмотренных украинскими пользователями соцсетей, приходилось на сервис «ВКонтакте». Сейчас ее доля снизилась до 21,9 %. Менее активными стали и украинские пользователи «Одноклассников». Летом прошлого года на них пришлось 10 % просмотренных в соцсетях страниц, а сейчас — 3,6 %. Это самый низкий показатель за год.

Одновременно за полгода выросла активность в американских социальных сетях. Доля Facebook, согласно этому же счетчику, увеличилась с 29 % до 41,5 %, Twitter — c 7 % до 14 %.Capital.ua

Вас ничего не удивляет? А ведь Statcounter — это счетчик, про что и написано прямо в цитате. А про какие страницы знает счетчик? Это азбука веб-аналитики — про те, на которых он стоит. А где же счетчик Statcounter на страницах ВКонтакте и Facebook? А ведь нет его там. Что же, спросите вы, счетчик обманывает людей и бедных доверчивых журналистов в том числе?

Да нет, счетчик никого не обманывает. Он честно пишет в соответствующем месте:

We rank social media sites according to their traffic generation capabilities i.e. the amount of traffic they refer to other websites. We do NOT rank social media sites according to the amount of traffic they receive.

И во что превращается сенсационная новость? Да в пшик — ВКонтакте, видите ли, стал меньше генерировать трафика на сайты, на которых стоит счетчик Statcounter. И можно даже не озадачиваться риторическим вопросом — а сколько сайтов в зоне .ua ставят себе такой счетчик.

Для сравнения — данные Ливинтернета, перекошенные, подверженные накруткам, но хоть по данным сайтов, хоть какое-то отношение имеющих к украинской аудитории:

Что-то действительно меняется, но бурный рост генерации трафика с Одноклассников за последний год несколько подмывает вывод о патриотичности пользователей.

Новая категория стартапа — журналистика

В заголовке нет никакой иронии, новость заключается в том, что на Кикстартере официально появилась новая категория проектов — Journalism. Теперь, если у вас в амбициозных планах присутствует создание подкаста, сайта или любой другой проект — вполне можно собрать финансирование на самой популярной краудфандинговой платформе. Собственно, это и так было возможно, просто сейчас факт наличия большого количества таких проектов зафиксирован.

А еще интересно посмотреть на то, что такие проекты обещают тем, кто присылает деньги. Один из проектов, который планирует выпускать журнал из авторских репортажей (интересная концепция, кстати), за $3000 предлагает стать соавтором, статью которого разберут все авторы журнала — «By the end, you’ll be exhausted — but you’ll have a professional, publishable piece of writing suitable for your own site or any self-publishing outlet».

Шутка про Windows и как её не все поняли

После назначения новым CEO Microsoft Сатья Наделла (понятия не имею, как склонять это имя), Билл Гейтс занял пост советника по технологиям при нём, вернувшись, таким образом, к работе в офисе. New Yorker прекрасно пошутил про то, что первый день на работе Гейтс потратил на установку Windows:

REDMOND, WASHINGTON (The Borowitz Report)—Bill Gates’s first day at work in the newly created role of technology adviser got off to a rocky start yesterday as the Microsoft founder struggled for hours to install the Windows 8.1 upgrade.

The installation hit a snag early on, sources said, when Mr. Gates repeatedly received an error message informing him that his PC ran into a problem that it could not handle and needed to restart.

After failing to install the upgrade by lunchtime, Mr. Gates summoned the new Microsoft C.E.O. Satya Nadella, who attempted to help him with the installation, but with no success.

While the two men worked behind closed doors, one source described the situation as “tense.”

“Bill is usually a pretty calm guy, so it was weird to hear some of that language coming out of his mouth,” the source said.

A Microsoft spokesman said only that Mr. Gates’s first day in his new job had been “a learning experience” and that, for the immediate future, he would go back to running Windows 7.The Borowitz Report

По-моему, довольно понятно, что это шутка, даже если не знать, что она опубликована в сатирической колонке. Что никак не помешало таким изданиям, как РБК, например, понять шутку только после объяснения.

Доренко и Венедиктов как зеркало украинской журналистики

Сергей Доренко, автор гениальной в свое время фразы «Казалось бы, причем здесь Лужков?» и вообще незарядный журналист, посвятил очередной выпуск своей видеоколонки, разумеется, ситуации в Украине.

Стиль Доренко вообще давно вызывает у меня уважение. Можно не соглашаться с его словами, может не нравиться направление его мыслей и цели его риторики, но высказывается он хорошо, умело эпатирует своей жесткостью в оценках, грамотно и красиво говорит. В-общем, не соглашаясь с человеком полностью, нельзя отказывать ему в таланте.

Да и согласиться, кстати, есть с чем. Да, Украина не мыслит себя совершенно отдельной независимой страной, да и не является таковой. Иначе, зачем бы нам так хотелось в Европу? Да, Россия не нуждается в развитии — всегда миру нужен будет ресурс, которого в России будет много, потому что в России всего много. Да, Украину разделить не получится — даже те регионы, которые вроде бы славятся показным русофильством, не склонны приносить оммаж России.

Но вот что действительно задело — и не в словах Доренко, кстати, — это реакция на это видео украинских журналистов:

«Украинцы, следуя своему врожденному инстинкту приспособленца, в большинстве своем тяготеют к проекту «Европа». Есть ли шанс, что Украина разделится? Ответ отрицательный. Россия — это прошлое, а обратно в прошлое никто не хочет. Вторгнется ли Россия на Украину с целью военного захвата? Европа, США и Китай не разрешат», — говорится в описании к очередному украинофобскому сюжету российского телеведущего, размещенному на Youtube. Цензор.НЕТ

«Украинофобский сюжет»?! Сказать, что Украина нуждается в развитии, чтобы жить — это украинофобство? Или журналистам (безымянным, кстати) не понравилось отсутствие показных перед Майданом?

И это напоминает еще один провал «журналистов», которые позвали в прямой эфир Громадске.ТВ Алексея Венедиктова , а, столкнувшись с другой, хорошо высказанной, точкой зрения, начали хамить и вообще неприлично себя вести.

И давайте честно скажем — вот эти факты показывают, что журналистики в стране и нет вовсе. Есть отдельные проявления, но это не школа. Это не уровень вообще.

Журналистику вообще можно (на мой взгляд) разделить на несколько уровней. Есть работа репортеров — находить и сообщать новости, то есть факты. Сухо, без оценочных суждений, в стиле старика Мюллера:

Оставьте метафоры нашим партийным бонзам. Мы, сыщики, должны мыслить существительными и глаголами: «он встретился», «она сказала», «он передал»…

Увы, украинских журналистов не хватает даже на это — уже тут начинаются оценки и высказывания своих мнений. Я уж не говорю о сложившей практике, когда всё содержание новости заключается в переписывании сообщения в соцсетях.

Но дальше хуже — стандартный сотрудник СМИ, считающий себя журналистом, стремительно перескакивает стадию рутинной работы репортёром и даже более продвинутую — стадию работы  собственно журналистом. Мне представляется, что работа уровнем выше репортерства заключается в сборе фактов и мнений и адекватном их отражении в своих материалов. Увы, уже на этом уровне стандартный сотрудник делает ключевую ошибку — он добавляет свое мнение. Более того, он начинает свое мнение считать частью общей картины и искажать общее отражение в предпочтительную сторону. Именно про это говорил Венедиктов (в районе 30-й минуты видео) — так человек становится пропагандистом.

Мне приходилось общаться с частью журналистов и я не раз видел пропагандистов. К слову сказать — это были, как правило, люди, работающие в «либеральных» СМИ.

Это печально. Это — состояние украинской журналистики. Я раньше много писал об IT-журналистике, но там речь шла об обычной некомпетентности. А сейчас слишком очевидно, что и с обычной журналистикой дело швах.

UPDATE: Пока писал этот текст, на Укрправде появился текст Мустафы Найема с извинениями за «кілька інцидентів, які викликали невдоволення з боку багатьох глядачів» — очевидно, имеется в виду в том числе и эфир с Венедиктовым. Будем надеяться, что ситуация начнет меняться.

Роем, Синодов и паранойя

Казалось бы, совершенно невинная новость про скин в стиле ушедшего от нас Winamp на Яндекс.Музыке. Но Юра Синодов решил ее перечеркнуть и превратить в редакционную планерку.

Так хочется сказать — Юра, при всем бережном отношении к твоей паранойе, в данном случае никто за тобой не следил.

IPO Twitter и неявные утверждения

Дэвид Холмс из PandoDaily делится роскошным примером журналистики. Журналисты Fox Business написали одной из сотрудниц пиар-службы Twitter с вопросом, может ли она поговорить о слухах относительно выхода компании на IPO. Сотрудница ответила …, собственно, она никак не ответила, поскольку все содержание ответного письма состояло в точно таком троеточии «…».

Журналисты же (и это не шутка), проконсультировались с Urban Dictionary, после чего в итоговой новости появилась фраза, что сотрудница «вероятно, неявно подтвердила планы на IPO»!

Это, конечно, высший пилотаж. Конечно, сотруднице тоже стоило головой думать и общаться с прессой по каким-то явным правилам — если, правда, это был запрос по более или менее официальным каналам, а не общение в мессенджере. Но поведение журналистов чем-то напоминает самую махровую сатиру про акул пера и гиен ротационных машин, к которой привыкли в свое время многие советские читатели «Крокодила».