Уроки и выводы — Майдана и жизни

Ничего еще не закончилось, еще всё может повернуться самым разным образом, но время остановиться и подытожить прошедшие три месяца у нас есть. И я хочу это сделать, рассказав сейчас об уроках и выводах.

Мне кажется, что самый главный урок, который получил весь мир и уж точно — современные и живущие рядом со мной люди, — это урок действенности упорного идеализма. На протяжении многих последних лет мы все привыкли к тому, что есть вообще «души прекрасные порывы», мечты о справедливости, честности и так далее, а есть реальная жизнь. В этой реальной жизни надо договариваться, надо идти на компромиссы, «решать вопросы», и, если ты стоишь упорно на своей точке зрения, то ты идеалист, мечтатель, чудак и жизнь тебя просто не макнула еще. Когда я написал тот самый текст о бойкоте, мне казалось, что я очень мягко высказался, но реакция знакомых и не очень знакомых мне людей варьировалась от восхищения моей смелостью до плохо скрываемого скепсиса, типа, ну да, завтра ему еще объяснят, что с властью ссориться нельзя. Но я подумал тогда — а какого хрена? Свобода — это парафраз ответственности, если ты имеешь свое мнение и выражаешь его через действие, ты должен нести прилагающуюся ответственность.

Continue reading…

Сегодня у нас есть народ

Сегодняшние новости из Украины (я так пишу, потому что всю эту неделю нахожусь в Париже на конференции LeWeb) вызывают смешанные чувства.

Я заснул вчера вместе с новостями о непонятных движениях на Майдане. Проснулся ночью и прочитал, что Майдан пытаются штурмовать, правда, без больших успехов. И к утру понял, что разогнать не смогли. Не «не захотели», а действительно не смогли.

И, хотя я не могу назвать свое настроение хорошим — ничего еще не решено окончательно, но есть вполне ощутимые основания чувствовать уверенность — верхи уже не могут. Если вчера было понятно, что отступать некуда и реакция будет страшная, то сегодня понятно другое — реакция будет такой, какой мы позволим ей быть. И надо не позволить быть вообще.

И прав Портников, говоря о том, что у нас с сегодняшнего дня есть народ. Есть и теперь будет.