Экскурсия по Grammarly

Бывают два вида искреннего удивления — один, когда ты вдруг открываешь для себя нечто, чем все вокруг давно пользуются, и второй — когда узнаешь, что это нечто еще и придумано и делается буквально рядом или в Украине.

Grammarly полностью подходит для обоих — хотя я этим продуктом пользуюсь достаточно давно, но уверен, что узнал о нем уже тогда, когда многие мои знакомые им привыкли пользоваться. А еще продукт действительно придуман и до сих пор придумывается в Украине — по крайней мере, заметная его часть.

Коротко расскажу, что это такое. К спеллчекерам, то есть средствам для проверки орфографии, мы привыкли давно и много раз успели перепостить забавные ошибки в Microsoft Word, например. Встроенный спеллчекер в этом редакторе даже пробовал предложить стилистические правки, не выходя, впрочем, за пределы синтаксических ошибок. 

Grammarly — это принципиально другой уровень, отчего его и похожие продукты называют средствами assisted writing. Он, конечно, проверяет орфографию в английском языке, но это уже ерунда. Он умеет подсказать пропущенный артикль — моя самая частая проблема. Неопределенный артикль с множественным числом он тоже не пропустит. Но дальше — намного больше. В зависимости от стиля текста и целей, которые вы задаете отдельно, ассистент посоветует использовать или не использовать определенные обороты, отказаться от пассивного залога, указать на часто повторяемые слова или выражения и предложить использовать синонимы. Я вроде бы неплохо знаю английский, но всякий раз понимаю, что ассистент предложил мне более логичный и даже литературный вариант по сравнению с тем, что я написал сам. Остается только гадать, как это скажется на моем уровне — то ли я стану самостоятельно писать лучше, то ли наоборот — забью на уровень, раз такой умный помощник мне так хорошо подсказывает.

Базовая проверка орфографии в приложении или плагинах — кстати, есть плагин к Office for Windows, — бесплатна, дополнительные проверки типа стиля, синтаксиса и так далее доступны в Premium-варианте, который обходится примерно в 150 долларов в год. Если вы много переписываетесь на английском в деловых целях, это вообще не деньги за такую функциональность. А если надо написать что-то очень важное, то прямо из приложения можно заказать корректуру носителем языка — в зависимости от скорости, это обойдется от 4 до 12 центов за слово.

На прошлой неделе я побывал с экскурсией в киевском офисе Grammarly — оказалось, что у меня там есть знакомый, который пригласил в гости. Офис находится в самом центре, в одной из башен бизнес-центра «Гулливер» и занимает весь этаж — больше тысячи квадратных метров в двух уровнях. Я побывал во многих современных офисах, да и сам строил некоторые, но офис Grammarly меня покорил количеством удобных гаджетов. Переговорки, объединенные с помощью Zoom, уголки для звонков и встреч 1-на-1, печать бейджиков для гостей, спальные уголки с датчиками веса (чтобы было видно, какая ячейка занята) и даже удивительно реальный очаг, оказавшийся увлажнителем с подсветкой — я помню, как 10-12 лет назад всё это приходило нам в голову и мы в Яндексе делали самостоятельно ту же систему брони переговорок, на собственном опыте убеждались в необходимости телефонных будок и так далее, а тут уже ничего придумывать не надо, достаточно просто взять готовое решение. Вот это, видимо, и есть технический прогресс, данный в ощущениях.

Open space как противоположность общению

Bloomberg пишет про исследование двух ученых из Гарварда, которые изучали поведение людей в офисах двух крупных корпораций из Fortune500, которые, соответственно, стремятся быть современными и гибкими и развивают свои офисы соответственно — переделывая их в open space.

Результаты исследований, прямо скажу, удивляют — оказывается, что при переходе к open space дизайну офиса сотрудники … перестают общаться между собой, предпочитая общение через почту и мессенджеры. Ученые изучили два кейса — одна из компаний снесла все стены на одном из этажей своей штаб-квартиры, а вторая заменила традиционные кубиклы — которые ведь тоже довольно условно изолируют людей, — на обычные столы в open space. И в обоих случаях личное общение сотрудников сократилось на 70%, при этом электронное общение через почту и мессенджеры выросло примерно пропорционально — на 56 и 67 процентов соответственно.

При этом во втором случае — с кубиклами — плотность размещения людей совершенно не изменилась, они как сидели на расстоянии приблизительно 2 метров друг от друга, так и продолжили сидеть, только без перегородок. 

Объяснений авторы исследования не предлагают, впрочем, это делает за них автор колонки на Bloomberg. А вы как думаете, почему так происходит?

О пользе открытых офисов

В противовес одной из предыдущих записейнебольшой текст от Джеймса Каана, предпринимателя и инвестора, о том, почему он всегда настаивает на открытой планировке в офисе:

That’s why I have always insisted on having an open plan office. It makes things so much easier when you can simply get up and walk over to a colleague if you need to discuss something. Ideas flow a lot more freely and I find this approach works far better than lengthy email discussions which can sometimes be misunderstood or missed.

It also allows different departments to work together and learn from each other. Even departments which are at opposite ends of the scale – for example the Finance and Marketing teams – are equally crucial cogs within the company, and by working together they can share knowledge and methods. Simply confining yourself to your own team is never a good option.

Another advantage is that the junior members of staff feel at ease approaching senior members. In a lot of businesses, the CEO and departmental heads spend most of the time in their own office, perhaps even on a separate floor. But I can usually be found in the same space as everyone else and this makes me a lot more approachable – people can pick my brains at any time and vice versa. Again, this speeds up the process of decision making.

Впрочем, есть много людей, которые не так уж обрадуются подобной открытости и просто не смогут сосредоточиться.

Вред и польза открытых офисов

На NewYorker — большая статья с обзором исследований о вреде открытых офисов — то есть с общим рабочим пространством, не разделенным на кабинеты. Среди отрицательных явлений называются отсутствие концентрации, невозможность контролировать рабочее помещение (например, освещение и температуру в нем), более высокий риск заболеваний, наконец, обычный шум.

Причем, как оказывается, это проблемы не только более старших сотрудников, привыкших к старым офисам, но и молодежи, которая так же испытывает сложности, но чаще считает, что выигрыш от openspace чаще компенсирует негативные эффекты.

Побуду циничным и расскажу, в чем совершенно практический (то есть не относящийся к ощущению общей миссии и вообще продуктивности работы сотрудников) смысл использования openspace-офисов в современных компаниях.

Во-первых, так дешевле. Каждая стена в офисе — вы же понимаете, что построить любое количество кабинетов гипсокартонными или даже проще, стеклянными переговородками, элементарно, — это дополнительные несколько квадратных метров, потерянных для размещения сотрудников. В условиях, когда компания может расти быстро с нуля до угрожающих размеров, а именно так происходит с большинством IT-компаний, возможность хоть как-то поместить еще немного сотрудников намного важнее для нее, чем чуть более комфортные условия работы.

Во-вторых, так гибче. В традиционных офисах каждый кабинет — это отдельная структура, отдел, группа, они как-то сгруппированы, если уж сажать всех в таком порядке, то нельзя одного нового бухгалтера посадить между разработчиками, поскольку в комнате бухгалтеров закончилось место. В открытом офисе границы групп и отделов размыты, при необходимости кого-то где-то собрать достаточно пересадить людей, большинство мест одинаково — короче, быстро развивающаяся компания никак не скована организационно.

И это действительно может оказаться намного важнее того факта, что кто-то из сотрудников часто отвлекается и тяжело сосредотачивается потом на задаче — как бы прагматично и даже цинично это не выглядело.