Китайские боты как слабое подобие российских

New York Times публикует интересный разбор активности твиттер-аккаунтов в связи с протестами в Гонконге, приводя в качестве примеров многочисленных ботов, которые долгое время писали ни о чем конкретно на английском, а потом вдруг стали писать на китайском, причем с вполне определенной направленностью твитов.

Вообще говоря, кто помнит российских ботов, ничего особенно нового в статье не найдет — китайцам еще расти и расти до ботов из Ольгино. Причем к этому же выводу приходят и авторы статьи. Но почитать и посмотреть диаграммы интересно.

О политических партиях

Всю эту неделю в Facebook обсуждают избирательные списки партий. Причем обсуждение идет в нескольких направлениях — почему выдвинули этого, почему не выдвинулся/не выдвинули того, одесситы отдельное направление обсуждений посвятили вычислению представительства именно одесситов в национальных списках. К сожалению, никто не обсуждает программы партий. В том числе и потому, что там обсуждать особо нечего — все выступают за всё хорошее и против всего плохого и призывают делать так, как надо, а как не надо — не делать.

Короткие рассуждения на эту тему оказались очень удачным наполнением для видеоролика. Кажется, именно так выглядит влог, да?

Подписывайтесь на канал, поскольку далеко не все ролики я выкладываю сюда.

Про выборы и избирательные фонды

В большом интервью LB.ua Арсен Аваков (министр МВД) говорит о законности и использовании избирательных фондов:

Поэтому я сейчас публично педалирую вопрос избирательных фондов кандидатов, это очень важно. Если кандидат вчера зарегистрировался, а его билборды висят с позавчера – это незаконная агитация.
Если Валентин Наливайченко только подал документы, а его баннерная реклама уже висит, это – прямое нарушение законодательства. Как и ситилайты Гриценко, и билборды с Томосом Петра Порошенко, который на тот момент даже документы в ЦИК не подал. И реклама Юлии Тимошенко, появившаяся задолго до проведения съезда.

О.Б.: Все, кого вы назвали, не указывают в рекламе, что являются кандидатами – рекламируются просто как публичные лица.
И да и нет. Мы можем друг другу объяснять, почему мы пропускаем это мимо ушей. Но в момент, когда кандидат сдал документы в ЦИК и получил удостоверение, а его избирательный счет еще не открыт – уж можно как-то пару дней продержаться без рекламы. Кандидаты должны быть стерильными буквально.

Я как-то рассказывал, что в свое время в Яндексе мы специально озаботились вопросом размещения предвыборной рекламы. Было это еще в далеком 2006 году, когда проходили парламентские выборы. Мы тогда обнаружили, что вопросы предвыборной рекламы законодательством урегулированы так себе, то есть вообще практически не урегулированы. Если в обычной рекламе есть много требований к контенту и прочему, то с политикой всё гораздо проще. И есть по факту только одно серьезное требование — предвыборная реклама должна быть оплачена из избирательного фонда соответствующего субъекта процесса — кандидата или партии. Понимая, что медийная реклама у нас все равно в массе своей размещается через агентства, мы разработали очень простые правила для размещения — агентство до размещения рекламы должно нам предоставить письмо за подписью секретаря избирательного счёта (это официальная позиция, условно — распорядитель избирательного счёта), что указанное размещение действительно оплачивается из средств счёта. Если не ошибаюсь, у нас даже наценки на такие размещения не были, хотя обычным делом было вдвое задрать цены.

Так вот, за всё время с 2006 по 2014 год предвыборная реклама на Яндексе была размещена 2 (!) раза. Две президентские кампании, четыре парламентские и какое-то количество местных выборов. 2 раза и я даже помню конкретных рекламодателей. При том, что миллионная аудитория, обгоняющая многие телеканалы, гибкий таргетинг и прочие возможности.

Так что удачи министру в публичном педалировании — может начинать прямо с Google Ads, где баннеры Порошенко уже гоняются за баннерами Тимошенко и разоблачениями Зеленского. Интересно, а у Google какие-то требования к размещению политической рекламы имеются в принципе?

Немного о политике, ботах и Зеленском

Все пишут и я тоже хочу. Только я не хочу в Facebook, надо и о блоге помнить. Так что писать буду здесь и комментировать предлагаю тоже здесь.

Если кто не в курсе, в украинской части Facebook, начиная с новогодней ночи, бурлят волны народного гнева в связи с тем, что тем, что Владимир Зеленский, известный как один из главных шоуменов последних лет и исполнительной главной роли в сериале «Слуга народа», объявил о выдвижении своей кандидатуры на выборах Президента Украины, которые пройдут 31 марта уже наступившего года. Причем солидная часть этого гнева связана еще и с тем, что объявил он об этом в эфире телеканала «1+1» в новогоднюю ночь в перерыве собственного шоу «Вечерний квартал», подвинув ради этого обращение собственно Президента, которое в итоге прозвучало сразу после полуночи.

Реакция последовала незамедлительно — уже в 00:39 1 января, буквально не доев оливье, гневной записью разразился Юрий Бирюков.

Из комментариев к этой записи и многих других записей — а сила гнева такова, что подключились даже самые забытые авторы, — становится понятно, что Зеленский совершил самые жуткие преступления, а именно:

  • Телеканал буквально нарушил все законы и все нормы морали, показав новогоднее обращение Президента на 5 минут позже остальных.
  • Зеленский посмел использовать собственный авторитет и возможности телеканала (которому, кстати, обеспечивает солидную долю аудитории своими шоу) для политического заявления.
  • Наконец, самое ужасное — он посмел вообще подумать про это и выдвинуть свою кандидатуру. Да кто он такой, комик, клоун, что он себе возомнил?

Ну, давайте начнем с последнего. Конституция этой страны гарантирует каждому гражданину право избирать и быть избранным, а Закон «О выборах Президента Украины» лишь выдвигает ряд требований, типа минимального возраста и так далее. Так что, невзирая на желания фейсбучных комментаторов, в Президенты имеют право выдвигаться и Порошенко, и Зеленский, и Тимошенко, и Рабинович, и я, и даже сам Бирюков.

Не знаю, кого и как обманул телеканал, но вряд ли требование показывать обращение Президента в определенный час и минуту является обязательным условием лицензии телеканала. В законодательстве такое тоже вряд ли прописано. В общем, если Президент не объявлял воздушную или радиационную тревогу, ничего формально наказуемого в переносе времени на пять минут нет. Было бы интересно посмотреть на то, кто и как оплатил эти несколько минут, в течение которых Зеленский выступал на канале, но я уверен, что там всё сделано чисто с точки зрения закона.

Признаюсь честно, что ничего не знаю про политика Зеленского — он еще ничего не сказал и не сделал на этом поприще, хотя его чувство юмора, деловые качества и деятельность последних десяти лет, как минимум, говорят скорее в его пользу. Априори отказывать ему в праве на политическую деятельность, как это предполагает ряд комментаторов — это авторитаризм, если не хуже.

Но вообще вырисовывается довольно любопытная картина. Дело в том, что у нас уже есть как минимум один кандидат в Президенты, подавший документы утром 31 декабря. И этот кандидат почему-то совершенно не интересует фейсбучных критиков, несмотря на свою разнообразную биографию. Видимо, потому, что особых шансов на достойное участие в выборах у бывшего министра экологии, то ли летавшего за чужой счет в Европу, то ли выигравшего дело у СБУ, не просматривается.

И в этой связи вот что неприятно. Да, активные сторонники Порошенко во многом правы, когда говорят о заслугах нынешнего Президента. Он очень много сделал в очень сложное для страны время. Он уже вошел в историю, причем его достижения пока точно перевешивают его недостатки. Но почему-то его сторонники преподносят дело так, как будто его возможное поражение на выборах перечеркнет его достижения. Стоит, мол, выбрать не Порошенко и всё — Мордор, тьма, деградация и вообще не будет Украины. Которая, замечу, как-то жила и развивалась довольно долгое время, хоть и не всегда удачно.

Слабость этой позиции легко иллюстрируется простым примером. Давайте представим, что Порошенко победил на выборах и работает Президентом еще один срок, то есть до весны 2024 года. И вот проходит это время и приходит время выбирать снова. Легко предположить, что грандиозных изменений не произошло. В конце концов, это пять лет назад мы были наивными и считали, что можно за год стать современной европейской страной, а теперь понятно, что так быстро не случается. Возможно, нам предоставят статус страны-кандидата в ЕС, если сам ЕС будет жив к тому моменту. Коррупция никуда не денется, Насиров будет с очередным одеялом оспаривать свое увольнение с поста вице-премьера, молодежь продолжит уезжать в другие страны, а евробляхерам в очередной раз продлят срок льготной растаможки. А на севере будет по-прежнему Путин, у которого примерно в это же время будет заканчиваться второй шестилетний срок. И я уже вижу горячие споры про то, что негоже в это сложное время, когда у Путина есть соблазн напасть и стать легальным Президентом новой страны, устраивать выборы, в которых Порошенко уже и участвовать не сможет. И что будем делать — опять на Зеленском отрываться?

Или, может быть, вспомним, что у нас парламентско-президентская республика, что один человек, даже будучи супер-Президентом, не определяет развитие целой страны в любом из направлений? Всей страной работать надо — и не только в Facebook.

Особенность русского империализма

У Андрея Кураева — большой текст про политику и автокефалию, в целом мирный, но не без спорных моментов. Я наткнулся на странное определение того, как ему видится русский империализм (я бы употребил слово «российский», без национальных коннотаций, но раз уж так хочется автору источника, пусть будет):

Сколько раз я видел, в морозной стуже застывало застолье, когда московские гости на украинских пирушках начинали пьяные речи «да мы ж с вами один народ!».
Наши украинские братья часто не понимают, что русский империализм очень отличается от английского или от французского. Вот Франция и ее Алжир. Арабы для француза, который живет в метрополии, в Париже или в Леоне, в колониальную эпоху были в некотором смысле унтерменши. А в отношениях Петербурга, Москвы и Малороссии никогда не было ничего колониального, превосходительного. Напротив: со времени интеграции Украины в Московское, а потом в Питерское царство, выходцы с Малороссии сразу входили в элиту. Вспомним гетмана Разумовского, почти что мужа царицы Елизаветы, вспомним митрополитов тех лет.
Какова формула русского империализма в украинском вопросе? — «Вы – наши. Мы не видим различий. И поэтому у вас все те права, что и у нас». Казалось бы, совершенно не дискриминационная позиция. А для украинцев это и есть дискриминация. Они говорят «а мы хотим, чтобы нас считали особыми. Мы — другие». И если мы этого не замечаем, тогда получается, что даже не желая этого, мы наступаем на больную мозоль.
Так что наш медведь изрядно потоптался в данной посудной лавке.

Цитата характерная, поскольку вроде бы со всем пониманием сформулировав «равноправие», грамотный и разумный человек умудряется промахнуться примерно полностью. Да, сплошь и рядом слышишь «Да вы же нам братья». Но даже не надо прислушиваться, чтобы понять, что именно человек имеет в виду — да, братья, но младшие. Но глупые, несмышлённые, капризные, ну вот, еще и обидчивые. Редкий москвич удержится от усмешки, услышав украинский язык или хотя бы характерное произношение в русских словах — при этом обижаясь на сообщение, что московский говор звучит еще смешнее.

Дискриминационность позиции Кураева в данной формулировке как раз в том, что различия есть и достаточно сильные. И в том, что, формулируя «Мы не видим различий», обычный русский человек совершенно спокойно продолжает цепочку — поэтому нечего, мол, своим языком кичиться, своей культурой, и вообще хотеть того, что мы не хотим. Нам, мол, царь хорош, так и вам его достаточно должно быть. У нас никаких прав нет — так и вам их не будет.

И вот удивительно — но тем же полякам, с которыми те же русские прожили ну разве что на 100 лет меньше в одном государстве, им не придет в голову говорить «Мы не видим различий». С теми же татарами прожили даже больше и все равно не стремятся утверждать, что «один народ». А тут, поди ж ты, как и говорили 100 лет назад, любой либерал становится империалистом в украинском вопросе.

Государство и интернет-конференции

На прошлой неделе на конференции Seedstars CEE Summit — это часть серии мероприятий Seedstars, о которых я уже писал не раз, — с Алексеем Масем заговорили о государстве. Точнее, Алексей упомянул, что будет вечером обсуждать программу центрального потока iForum-2019, и спросил, нет ли каких-то идей, а я в ответ спросил, почему на крупнейшей конференции про интернет не выступают представители государства и города? Алексей в ответ сказал, что непонятно кого звать и зачем и я в ответ рассказал очень коротко, что думаю, а теперь хочу более развернутый вариант рассказать здесь.

На множестве конференций в разных странах мира я видел представителей государственных органов. Мэр Сан-Франциско на открытии Web 2.0 Summit, вице-губернатор Калифорнии на TechCrunch Disrupt, сенатор США на Code Conference, министр образования Франции на LeWeb, премьер-министр Болгарии, несколько министров и мэр Софии на Webit, наконец, премьер-министр Португалии и мэр Лиссабона, которые открывали в этом году Websummit и президент Португалии, который его официально закрывал. Я даже помню круглый стол на конференции Optimization.by в далеком уже 2010-м году, на котором присутствовали и руководители из министерств, и даже руководитель управления КГБ Беларуси.

И только украинские конференции на тему интернета стабильно обходятся без какого-либо участия со стороны государственных органов. И причина этому одна — традиционный нигилизм и презрительное отношение к государству, которые в этой стране свойственны не только интернет-бизнесу.

Поразительно, что даже уже полученный за последние годы наглядный опыт того, к чему в итоге может приводить такой нигилизм, все равно срабатывает как-то пятнами. Мы уже знаем, что если не обращать внимания на политику, она в итоге коснется всех и каждого так, что придется на Майдан идти. Мы понимаем, что если не следить за проектами законов и не поднимать шум заранее, то можно обнаружить цензуру любого уровня изощренности. Но вот все равно — государство это плохо, мэра мы звать не будем и так далее.

Так вот нет, ребята, так мы слона не продадим. Поэтому вот простое предложение оргкомитету iForum — а позовите, друзья, как минимум мэра Киева открыть крупнейшую конференцию страны, а для участия в программе позовите всех этих замечательных людей, которые то с обысками приходят, то законопроекты чудные пишут, то налогом что-то облагают. Ради удовольствия публично пообщаться с ними многие придут и многие приедут, да и кого-то еще из ораторов позвать легче станет. Вы можете даже не бояться упреков в политической ангажированности — понятно же, что пара тысяч аудитории на среднем по посещаемости потоке задавят любого балабола и заставят говорить по существу.

Ну, а там посмотрим, что получится.

Майдан в России или судьба империй

Последние дни, после вынесения в России приговора Навальным и схода на Манежной площади в Москве, пришлось прочесть массу комментариев — это, мол, начало Майдана, нет, это и близко не Майдан, нет, это начало чего-то другого, ибо Майдан в России невозможен, да что вы хотите, там всё не так, как в Украине. Ну, любой желающий весь этот спектр мнений может наблюдать в любом количестве.

Среди всей этой массы комментариев легко проследить достаточно распространенное заблуждение — что Майдан, что бы  не подразумевать под этим понятием, способен серьезно изменить вектор развития России, сделать ее демократической и прогрессивной, изменит характер её внешней политики. Заблуждением это является потому, что, по большому счету, всё это — малосвязанные друг с другом вещи. Не стоит упражняться в пророчествах — история человечества вообще и различных империй в частности даёт достаточно материала, чтобы понять, что подобные процессы происходили много раз, всегда они развивались по определенным закономерностям и нет совершенно никаких оснований полагать, что в этот раз что-то изменит эти закономерности.

История империй совершенно однозначно демонстрирует, что ни разу массовые протесты (а они пока даже не очень массовые) в столице не приводили к изменению государственного устройства империи. Даже Великая Французская революция 1789 года, перевернувшая исторические процессы всей Европы, не положила конец существованию французской колониальной империи. Демократическое устройство тоже никак не влияет на процесс развития империи — Рим начал свои завоевания еще в статусе республики, с консулами и сенатом, впрочем, Нидерланды вообще всю империю построили руками торговцев и в статусе республики.

Массовые протесты в столице, как нам подсказывает история, например, Османской империи или того же Рима, могут привести к смене правящей власти, первого лица. Впрочем, повторю, они для этого должны быть массовыми. И они, при этом, скорее всего, не приведут к ослаблению центральной власти. А, следовательно, ничего особо не изменится — как не изменилось от замены Путина на Медведева и обратно, как не менялось от смены султанов в Османской империи или императоров в Риме.

Предположим, протесты станут настолько массовыми, что серьезно ослабят правящую власть. Пусть они еще будут распространяться по всей территории страны. История знает массу подобных примеров, но наиболее вероятное следствие такого ослабления — отнюдь не резкая смена направления развития страны, а начало процесса распада империи. В каждой отдельной части страны процессы будут развиваться по-разному, везде региональные элиты будут вынуждены проявить определенную самостоятельность, защищая свое положение и неизбежным результатом этого будет стремление проявлять эту самостоятельность и дальше. Тут даже далеко в историю ходить не надо — всем памятен парад суверенитетов 90-х в той же самой России.

Вариант, при котором массовые протесты на громадной территории одинаково сильно потрясут государство, принудят власть к смене и равномерно на всей же территории приведут к выработке демократических норм функционирования общества и государства — это фантастика. По теории вероятности, даже броуновское движение молекул может привести к тому, что все молекулы воздуха соберутся в одной половине комнаты, создав в другой половине вакуум, но вероятность этих двух событий примерно близка.

Это не значит, что протесты бесполезны, вредны — нет, при всей их внешней безуспешности, свою роль они играют. Но вот взаимосвязь между нынешним выходом на Манежную площадь и будущим демократическим государством на территории России настолько тонка, что кого-то может скорее разочаровать, а не воодушевить.

Подходящий год для войны?

Аналитический портал National Interest, посвященный международный политике, опубликовал сегодня интересный разбор международной ситуации с целью ответить на простой вопрос — возможна ли очередная мировая война в наступившем году?

Events in the year that had just ended convinced Carnegie that 1914 would be the decisive turning point towards peace. Just six months earlier, his decade-long campaign culminated in the inauguration of the Peace Palace at the Hague, which he believed would become the Supreme Court of nations. The Palace was built to house the new International Court of Arbitration that would now arbitrate disputes among nations that had historically been settled by war. As the Economist noted, “the Palace of Peace embodies the great idea that gradually law will take the place of war.»

Carnegie’s Peace Palace captured the zeitgeist of the era. The most celebrated book of the decade, The Great Illusion, published in 1910, sold over two million copies. In it, Norman Angell exposed the long-held belief that nations could advance their interests by war as an «illusion.» His analysis showed that conquest was «futile» because «the war-like do not inherit the earth.»

However inspiring his hopes, Carnegie’s vision proved the illusion. Six months after his New Year’s greeting, a Serbian terrorist assassinated the Austro-Hungarian Archduke. Nine months on, the guns of August began a slaughter on a scale that demanded a new category: «World War.” By 1918, Europe lay devastated, and a millennium in which it had been the creative center of the world was over.

As we enter 2014, war between great powers seems almost inconceivable. But if we start at the other end of the telescope by imagining that a Great War with some similarities to World War I actually happened, what could future historians find in current conditions that permitted events to ride mankind to another catastrophe?The National Interest

Анализ написан довольно понятным языком, хоть и отсылает периодически к древним грекам и событиям столетней давности. На мой взгляд, полезное чтение, в том числе и для понимания, почему весь мир не крутится вокруг Майдана.