29 место в рейтинге экосистем

На прошлой, кажется, неделе прошла новость о том, что сервис StartupBlink опубликовал очередной рейтинг городов и экосистем мира, по результатам которого Украина и Киев вошли в топ30 соответственно стран и городов, продвинувшись по сравнению с аналогичным рейтингом прошлого года, и наблюдались даже местные восторги по этому поводу.

Ко мне сейчас пришли с просьбой прокомментировать и я таким образом хоть посмотрел, как строился рейтинг и чему там можно порадоваться.

Для начала скажу, что сам по себе проект и его рейтинг хороши, я знаком с основателем, который кочевал по нескольким странам и несколько месяцев прожил в Одессе, приходя работать к нам в Терминал 42.

Методика расчета рейтинга, как по мне, немного сглажена, что признают сами авторы. И вот если в эту методику углубиться и посмотреть, из чего состоит рейтинг страны или города, то там предусмотрены три блока — количество стартапов, качество (включая наличие «единорогов») стартапов и бизнес-среда. А если посмотреть на конкретные показатели отдельных стран, включая Украину, то видно, что по параметру «бизнес-среда», который учитывает и рейтинг Doing Business, среди прочего, мы еле удерживаемся в топ50, по количеству стартапов — чуть выше, но не намного, а вот по качеству — практически входим в топ20.

Как это всё истолковать? На мой взгляд, довольно просто. Прежде всего, надо помнить, что какую-то часть показателя бизнес-среды нам обеспечила странная система налогообложения — с ФОПами и прочей оптимизацией. Если её наконец сделают нормальной, мы парадоксально упадём в рейтинге, а если вдруг кому-то придет в голову добавить для учёта количество обысков в IT-компаниях, то про этот показатель вообще можно будет забыть.

Во-вторых, показатели количества и качества проектов и стартапов говорят сами за себя — количество у нас невелико, но зато их качество заметно превосходит соседей. Это и Grammarly, и Gitlab, и многие другие проекты.

Выражаясь языком аналогий — мы норовим гордиться здоровьем страны, потому что у нас полно олимпийских чемпионов, хотя правильнее было бы о нём судить по высокому среднему уровню любительского спорта и всяческой физкультуры.

Ну и стоит учитывать еще один факт — в рейтинге принимают во внимание не только стартапы, но и инфраструктурные организации, вероятно, относя к ним коворкинги, инкубаторы, акселераторы, венчурные фонды и прочее. И вот что-то мне подсказывает, что такой учёт вместе с нашей новой модой запускать преакселераторы, акселераторы и инкубаторы, которые от своих американских и европейских тезок отличаются практически всем — отсутствием инвестиций, уровнем проектов и уровнем самих этих институций, — наши показатели не очень заслуженно накручивает.

Про закон 466 и пора ли валить

Я редко пишу про исключительно украинские события или темы, но «редко» — это не значит «никогда», так что отвлекусь от мировых трендов.

Как, наверное, знают мои украинские читатели, на днях Президент Украины подписал закон №466, которым вносится много изменений в Налоговый Кодекс, как заковыристо сказано в названии — «для улучшения администрирования налогов, устранения технических и логических несогласований в налоговом законодательстве». Практика внесения изменений и дополнений и маскировки под этим чего-то радикального не нова даже для нынешнего созыва Верховной Рады и тут она тоже нашла своё применение. Среди всего прочего в тексте закона появляется понятие «контролируемая иностранная компания» и начинаются чудеса. Подробных анализов, сделанных юристами и другими специалистами уже более чем достаточно, я лишь остановлюсь на двух моментах, которые поражают даже привыкший к чудесам украинского законотворчества взгляд.

Сначала уточню, что апологеты Закона настаивают, что без него никак не победить олигархов с офшорами, а что при этом станет плохо стартапам, то это просто побочный эффект. Утописты из партии «Голос» уверяют, что они обязательно как-то смягчат эти нормы и облегчат участь стартапов, вероятно, надеясь, что никто не догадается посчитать, что сам Закон принят 283 голосами при 226 необходимых, из которых всего 16 дал сам «Голос» — сделайте свои выводы относительно возможности этой партии что-то провести самостоятельно.

Причем тут стартапы? При том, что иностранные компании — причем не в офшорах, а в нормальных юрисдикциях, низконалоговых или нет, — давно стали нормальным инструментом для работы современных бизнесов, особенно украинских. Если вы хотите работать в Европе, логично зарегистрировать компанию в ЕС и не грузить контрагентов пещерными требованиями украинского законодательства, если вы делаете стартап и хотите защитить свои корпоративные права и интеллектуальную собственность, вы регистрируете компанию в США или Англии, то есть в зоне действия англосаксонского права, тем более, что это будет просто обязательным требованием любого инвестора.

И не случайно, что именно представители стартапов заговорили о том, что этот закон фактически вынуждает их покинуть Украину, перестав быть её резидентом.

Во-первых, закон предусматривает, что каждый резидент Украины, будь-то житель страны или компания, который либо владеет зарубежной компанией, либо контролирует такую, обязан сообщить об этом в налоговую и подавать ежегодно отчеты о её деятельности. Причем, если вопрос владения еще хоть как-то понятен, то понятие фактического контроля описано максимально широко и, разумеется, будет так же трактоваться — мол, лицо является фактическим контроллером, если он оказывает существенное или решающее влияние на решения такой компании относительно договоров, активов и прибыли вне зависимости от юридического оформления этого влияния.

Во что эти расплывчатые требования превратятся на практике для небольшого проекта из нескольких человек? Вы можете иметь компанию в, скажем, Эстонии, она никому не принадлежит персонально, доли в ней распределены между основателями, которые все граждане Украины — готово, компанию должен указать каждый из них. ОК, предположим, что проект международный и украинцам принадлежит меньше 50%. Но развитием бизнеса занимается один человек, — за ним все продажи и переговоры с крупными партнерами, его решениям доверяют три других партнера — два технаря и маркетолог — готово, биздев осуществляет фактический контроль. Есть даже реальный и смешной пример — в подкасте Радио-Т, который я веду с товарищами уже много лет, несколько (сейчас — 5) ведущих, в том числе двое основателей, к которым я не отношусь. Но всеми продажами рекламы занимаюсь я, я оплачиваю хостинг и сейчас активно уговариваю делать видеоподкаст — готово, я оказываюсь фактически контролирующим компанию, что будет смешно слышать любому знающему про подкаст и слышавшего хотя бы один выпуск.

Казалось бы, ну что такого в требовании сообщить и подавать отчеты? Да всё такое — многие юрисдикции вообще не требуют подавать отчеты, хотя именно им вроде бы должно быть это интересно. Собственно, многие именно за это и выбирают такие страны, чтобы просто заниматься делом, а не заниматься бюрократией. Зачем же украинской налоговой отчеты компании, которые работают где-то в других странах и связаны с Украиной только личностями владельцев?

А вот в ответе на этот вопрос кроется вторая безумная новация. Предположим, ваша компания успешно развивается и заработала 2 миллиона евро прибыли. Или не заработала, а получила инвестиции на эту сумму или даже больше. На самом деле это не очень много — Round A примерно, то есть самое начало. И к вам приходит украинская налоговая, считает как хочет — то есть все эти деньги будут считаться скорректированной прибылью, вы же не сомневаетесь, а дальше в соответствии с нормами этого закона налоговая сообщит, что на самом деле это не прибыль компании, а ваш личный доход, поэтому заплатите подоходный налог и даже военный сбор.

Это совершенное безумие — даже страны, облагающие налогом всю прибыль компаний, не додумались считать её доходом основателя. Эти деньги основателю не принадлежат, если и когда он получит их в виде дивидендов или другой выплаты, он действительно должен декларировать личный доход и заплатить налог с него, — но деньги компании, находящиеся в другой стране и, вообще-то, в другой налоговой системе, считать личным доходом, да еще и посчитанным по украинским налоговым нормам, это какой-то верх большевизма.

И при этом, если кто-то считает, что такой закон осложнит положение хоть какого-то олигарха, то это уже не наивность, а скорее слабоумие. Номинальный сервис для офшоров придуман очень давно и успешно используется как раз теми же олигархами и достаточно одного такого номинального владельца в цепочке компаний, чтобы не дать отследить дальнейшие отношения. Да, времена меняются и номинальный сервис не является защитой от, например, претензий FATF, но вы же не путайте с ними украинскую налоговую со странными идеями в области учёта.

А вот как раз стартапам и небольшим проектам прятаться нельзя и часто нет возможности. И кто же теперь решится продолжать находиться в Украине, когда вслед за статьей в Techcrunch о новом раунде в офис наверняка заявится маски-шоу, вынесет всё, что найдет и еще и оштрафует на миллионы?

Хорошо ли успешно выходить на биржу?

Bloomberg пишет о росте акций компании Beyond Meat Inc., который стал рекордным за последние 10 лет — за первый день торговли на бирже курс акций вырос почти втрое, на 163 процента.

Понятен всплеск интереса инвесторов — в последние недели было довольно много сообщений о компании, при этом её главный продукт — заменитель мяса для веганов, — нацелен на очень «горячую» аудиторию и может стать если не хитовым, то хайповым. И понятен интерес публики к таким сообщениям — со времен первых доткомов бешеный рост акций в первые дни после IPO принято встречать восторгом и рассуждениями о пузырях и трендах.

Но мало кто задумывается о физическом смысле этих сотен процентов. Получается, что по результатам долгого тура с презентациями перед крупными банками компания сформировала книгу заказов на свои акции по определенной цене, по которой и было произведено размещение. И первый же день торговли показывает, что настоящий интерес рынка выражается в цене в разы большей. На самом деле интерес не совсем настоящий, но даже, если скорректировать его на шумиху, ажиотаж и биржевые настроения, факт никуда не девается — справедливая цена на акции компании могла быть на 50%, а то и на 100% выше той, по которой производилось первичное размещение. А это значит, что те деньги, которые получили подписавшиеся на IPO, моментально продав свою покупку, могла бы получить компания или её первоначальные инвесторы и основатели.

Впрочем, конечно же, есть обратная сторона — мы много раз видели, как после бурного роста в первые дни цена акций останавливалась, при поступлении очередных отчетов падала, по мере того, как рост на десятки процентов сменялся мелкими колебаниями по пару процентов, из актива уходят мелкие и крупные спекулянты, скорее снижая цену, — а, учитывая, что рентабельность компании составляет -34%, то есть она хорошо убыточна, поводов для разочарования в ней будет достаточно.

Круглые колеса стартапов

Антон Антич в Facebook очень точно подмечает основную проблему стартапов — непонимание, чем на самом деле является их продукт для корпоративного заказчика, которому они пытаются его продать:

Я обычно добавляю как минимум еще один пункт, о котором примерно 99% стартапов даже не задумываются, а именно он способен реально похоронить многие благие начинания и реальную покупку продукта, даже если самый главный топ-менеджер готов его купить.

Смотрите, ваши колёса действительно круглые, не то что наши нынешние восьмиугольные. Но нынешние колёса разработаны нашим внутренним подразделением в составе 50 человек несколько лет назад и они всё это время занимаются поддержкой и обучением сотрудников работе с этим видом колёс. У этого подразделения есть немалый бюджет и куча функций, включающих в том числе и работу над колёсами. Если мы отказываемся от наших колес и переходим на ваши, нам надо пересматривать у этого подразделения и бюджет, и персонал, видимо, в сторону уменьшения, и при этом сам переход тоже предстоит осуществить силами этого подразделения. Вы готовы оценить степень энтузиазма руководителя подразделения и его подчиненных во внедрении вашего продукта и шансы на успех этого безнадежного дела? Я не был бы и безоговорочно уверен, что сам руководитель, потенциально готовый купить ваш продукт, готов одновременно решать, что делать с освободившимся персоналом, амбициями руководителей подразделений, у которых меняются бюджеты, возможности и, возможно, вес в компании.

И это самый чистый вариант, в котором не присутствуют компания-разработчик предыдущих колес, принадлежащая сыну CEO/члену борды/человеку с нужными связями, и прочие заковыристые вещи.

Как не нужно запускать стартапы и продажи в них

У Андрея Комаровского (руководитель акселератора Sector X) в Facebook хороший список того, чего не надо делать при запуске стартапа.

Я бы только возразил на тему продаж и продажников. Хороший продавец в стартапе нужен и полезен — он умеет приземлять возвышенный полёт основателей и заставляет услышать голос реальности, то есть нормальных пользователей и покупателей. Но он, конечно, должен быть именно в команде и основатели должны понимать, что его голос должен быть услышан. Обычно ситуация развивается от «Мы тебя очень хотим, сами продавать не умеем» до «Тебя наняли, чтобы бабло было, а не рассказывать, что продукт плохой». Где-то по дороге продавец понимает, что жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на странных людей, и сваливает.

Прогноз на будущее от Фреда Уилсона

Еще один прогноз — очень подробный и временами жесткий — от известного венчурного инвестора Фреда Уилсона.

I believe and have been telling those around me that I think 2019 will be a “doozy.” I think we will see major dislocations in the leadership of the United States, a bear market in stocks, a weakening economy, a number of issues with the global economy including a messy Brexit and a sluggish China. All of this will lead to a more cautious stance by investors in the startup economy. And crypto will not be a safe haven for any of this although there will be signs of life in crypto land in 2019.

В тексте он разбирает подробно все пункты — включая первый, в соответствии с которым Президента США в конце этого года будут звать Майк Пенс.

Для оптимизма, согласно Уилсону, у нас не очень много будет поводов, но стартапам можно особо не беспокоиться — до сих пор венчурным проектам не очень мешали возникать и развиваться даже глобальные экономические кризисы, а тут пока прогнозы на стагнацию и рецессию. Скорее наоборот — возникновение sharing economy, например, во многом обусловлено кризисом 2008 года. Так что паника отменяется.

По следам WebSummit-а

Открытие WebSummit 2018, 5 ноября, Лиссабон, Altice Arena
Открытие WebSummit 2018, 5 ноября, Лиссабон, Altice Arena

Ровно 4 года назад в этом блоге уже была запись под точно таким же названием, но это не дежавю — я только вчера вернулся с прошедшей на этой неделе конференции, которая сильно изменилась за 4 года.

Организаторы говорили, что в этом году на конференцию приехало более 70 тысяч человек и я им, в принципе, верю — народу очень много. Учтите, что население Лиссабона составляет около 600 тысяч человек, и вы сможете представить, насколько эта конференция меняет и город, и даже государство, в котором проходит. И уже не так удивительно, что открывали конференцию премьер-министр Португалии и мэр Лиссабона, а закрывал президент Португалии. Все они с большим удовольствием говорили о том, что WebSummit будет проходить в Лиссабоне еще, как минимум, 10 лет (об этом организаторы и правительство договорились примерно за неделю до мероприятия), а премьер-министр призывал не только приезжать на конференцию, но и жить и работать в Португалии. Меня даже заинтересовало, является ли это приглашением официальным основанием для оформления разрешения на работу и вида на жительство :).

 Тони Блэр на главной сцене Websummit

С рабочей точки зрения конференция осталась очень сложным предметом. Количество людей, секций, докладов и стендов таково, что избавиться от ощущения, что вы что-то пропустили, вам не удастся. Даже очень тщательно составленное расписание не поможет побывать везде, а если учесть, что просто пройтись по территории конференции, состоящей из 4 павильонов и собственно Altice Arena, занимает минут 20-25, если идти без остановки, то понятно, что всюду не поспеешь. Надо отдать должное организаторам — официальное приложение конференции очень помогало хоть как-то справиться с этой задачей, а программа большинства секций выдерживалась очень точно. Впрочем, несмотря на действительно хорошее приложение, помощь для нетворкинга от него довольно своеобразная — действительно рабочим поведением оказалось посмотреть на сотрудников конкретной компании, которая где-то физически присутствует — например, стендом на выставке, — отфильтровать тех, чья деятельность вам интересна, и идти на стенд их как-то находить или спрашивать, когда такой-то подойдет. На сообщения через приложение народ реагирует слабо и часто не реагирует вообще.

Я за осень проехал по большому количеству конференций и сделал для себя интересное заключение, которое WebSummit полностью подтвердил. Если на небольшой конференции посетитель может и доклады послушать, и какие-то стенды увидеть, и, что называется, в кулуарах продуктивно пообщаться с другими посетителями (и многие едут часто именно за последней возможностью), то по мере роста конференции как раз третья опция начинает уменьшаться практически до полного исчезновения. Казалось бы, теория вероятности говорит нам обратное и при увеличении числа посетителей количество контактов между ними должно увеличиваться, но на практике шансов на случайные и при этом полезные контакты остается немного, поскольку вероятные кандидаты для них тоже несутся по какой-то своей программе и просто столкнуться с ними становится невозможно. То есть фактически роли посетителей становятся довольно жестко определены — либо вы распространитель контента (докладчик, участник дискуссионной панели, участник выставки или организатор вечеринки) либо вы потребитель, который строит график посещения конференции, отталкиваясь от действий первой категории участников. 

Гарри Каспаров в роли амбассадора Avast перед демонстрацией уязвимости Smart Home.

Надо, конечно, отметить, что вторая категория тоже разнообразна и многие едут исключительно за докладами. Я посмотрел несколько действительно крупных компаний в списке участников — там далеко не редкость приехать делегацией в 100-150 человек, как это сделала Accenture, например. Впрочем, от Google, Amazon и прочих гигантов народу было не меньше и я надеюсь, что большинство из них приехало без каких-то определенных KPI. Непропорционально мало оказалось гостей из Азии, но, возможно, дело в том, что организаторы WebSummit проводят Rise в Гонконге и Collision в США, поэтому многие не видят смысла в многочасовом перелете в другую часть света.

В общем, если по итогам конференции этого года думать об участии в следующем, то хороший эффект вы получите, став именно вещателем — разумеется, если вам есть о чем вещать. В противном случае просто ходите на хорошие и разнообразные доклады и презентации знаменитостей.

И напоследок — конечно, уровень организации высочайший, масса волонтеров, очень четкая организация потоков и управления аудиторией. Впрочем, это можно сказать о всём городе — усиленные наряды полиции, которые регулировали даже пересадку в метро, действительно впечатлили.

Я думаю, что мне будет с чем и зачем поехать туда через год. Мне понравилось.

Единороги и экосистема

На минувшей неделе компания Gitlab получила очередной раунд инвестиций и её оценка поднялась до $1.1млрд — то есть она стала unicorn. Вот вряд ли кто-то ожидал последующих дискуссий. 

Нет, учитывая количество новостей с заголовками «Стартап, основанный человеком, бабушка которого была знакома с украинцем, сделал что-то» в наших СМИ, совершенно спокойно можно было ожидать того количества комментариев в духе «Ура, наши победили», которое последовало. Но дружная реакция стартапно-инвесторской тусовки «Ну, миллиард, ну и чего такого, не такой уж это украинский стартап, чтобы им гордиться».

Честно говоря, мне вообще непонятны причины для национальной гордости в этой связи, поскольку никакой закономерной связи между приложенными усилиями всей нации и государства и полученным результатом тут не прослеживается. Как хорошо выразился Денис Довгополый — «к уже существующим украинским юникорнам PayPal и Whatsapp присоединился Gitlab». Но тот же Денис зацепил более важный вопрос развития экосистемы такими сделками:

И тут я с ним почти не соглашусь. Денис имеет в виду то, что у упомянутых компаний офисы в Украине, сотрудники, оригинальные продукты и так далее. А не соглашусь я потому, что влияния этих компаний на экосистему пока не просто недостаточно или мало — его вообще практически нет, если понимать под экосистемой создание и поддержание некоей среды, способствующей регулярному воспроизводству стартапов в стране и ускорению таким образом развития страны. 

Вообще, компании, добивающиеся успеха, способствуют развитию экосистемы тремя способами:

  1. Выйдя из стадии стартапа и начиная разрастаться, они начинают поддерживать инициативы по стимулированию стартап-движения по простой причине — они растут в размерах, они замедляются в развитии (потому что большая компания всегда медленнее растёт), поддержка стартапов помогает им быстрее проверять сомнительные гипотезы, а их последующая покупка — регулярно омолаживаться. Такой активности очень мало, она несистемная и никакой цели не достигает пока что.
  2. Люди, работавшие в компаниях, добившихся международного успеха, становятся источниками новых знаний для рынка и таким образом положительно влияют на него. Этот процесс только начинается в Украине и довольно неорганизован еще.
  3. Люди, проработавшие в таких компаниях некоторое время и уходящие из них, как правило, начинают создавать собственные проекты, причем, если мы говорим о крутых специалистах, то у них может быть и опцион для собственного инвестирования или развития собственного проекта. Вот этого процесса тут вообще нет.

С другой стороны, все эти пересуды на тему способности Украины вырастить крутой стартап мне кажутся преждевременными. Я, будучи в Лондоне на World Blockchain Forum, с приятным удивлением насчитал 4-5 хороших блокчейн-проектов с центрами разработки в Киеве. Общаясь в Сингапуре с очень большими проектами, был очень рад, когда мне говорили «Да, мы знаем, уровень ваших разработчиков очень высокий». То есть про людей нам ничего доказывать не надо.

А вот будут ли украинскими компании с миллиардной капитализацией и украинскими сотрудниками — это, извините, вопрос не к экосистеме. И не к компаниям. А к обитателям внеземных цивилизаций — сколько нам еще ждать их прилета?

О менторстве применительно к стартапам

Прошлую неделю я провел в Лозанне на Seedstars Global Summit, где выступал в качестве ментора для стартапов. И, поскольку это довольно часто случается в последнее время, хочется записать свои мысли относительно менторства, что это такое и как это выглядит. Заодно будет что советовать прочесть неопытным стартапам, которые зовут на такую роль к себе.

Не буду углубляться в рассказы про историческое происхождение, тем более, что википедию пока даже в России не блокируют. Меня начали звать на эту роль в различные фонды и акселераторы еще году в 2011-м, но тогда, кажется, и сами фонды не очень понимали, что надо делать ментору. Это непонимание продолжалось долго и тогдашние фонды так и не успели его преодолеть. Даже совсем недавно акселераторы и всякие стартап-соревнования полагались на то, что приглашенные менторы и сами знают, что делать, раз давно возятся в этой индустрии, чего, мол, их учить. Кажется, первыми серьезно задумались над проблемой подготовки менторов ребята в RadarTech, когда запустили специализированный агроакселератор и увидели, что привлеченные специалисты из агрохолдингов не очень в курсе, куда их привлекли. Поэтому вырос целый семинар для менторов, на котором я был в марте в Киеве.

Когда через тебя прошел уже не один десяток стартапов, с которыми ты провел сессию, неизбежно вырабатывается набор приемов и подходов, которые применяешь на каждой встрече. Я, честно сказать, рад, что эти приемы выдержали испытание в Лозанне, поскольку там уровень проектов был очень высок, практически это были хорошо работающие компании и ни у одной из них не было явно видимых проблем, в которые можно было бы ткнуть пальцем в первые же несколько минут.

Обычно я провожу менторские сессии под девизом «Расскажите мне всё, что хотите мне рассказать, а я вам скажу, что я про это думаю». Важно понимать, что никаких обязательств между ментором и стартапом нет — исключая обещание провести вместе оговоренное время и обсудить намеченные темы. Ментор — это человек, обладающий определенным опытом и другим взглядом на проблемы, стоящие перед компании, и в этом и есть его главная ценность. При этом ментор — не учитель, а стартап — не ученик, сессия — это разговор двух и более взрослых людей и задача каждого из них — извлечь из неё полезный для себя результат.

Я люблю в процессе сессии задавать много вопросов и подвергать сомнению все утверждения. Я честно предупреждаю собеседников, что могу задать нелепый или глупый вопрос, но это сродни поведению тестировщика — он обязан проверить все возможные сочетания факторов и обнаружить баг, если он есть. Я тыкаю пальцем в целевую аудиторию, продуктовые свойства, маркетинг и бизнес-девелопмент, логотип компании и название продукта — даже, если во всем этом нет слабых мест, сами формулировки ответов — это тоже хорошая работа, которую надо сделать.

И, конечно, ментор — не инвестор. Наши стартапы часто, встретив даже просто вежливый интерес, начинают себя продавать и делают это неумело агрессивно. А ментора могли просто попросить хорошие друзья из руководства акселератором помочь стартапам и он вообще не инвестор. Или он инвестор, но, извините, не в ваш проект никогда. Будь бы это питч для инвестора, он бы вас послал сразу, но в роли ментора старается принести пользу. И действительно её приносит — а уж дело стартапа, как я уже сказал, её взять и понести дальше.

Гаджет нового времени

Я вчера приехал в Лозанну, куда меня пригласили в качестве ментора на Seedstars Summit — большое мероприятие для стартапов из развивающихся стран. Развлекаться мы будем четыре дня, причем происходит это всё на территории Политехнической школы — одного из крупнейших и ведущих технических университетов Швейцарии.

Но я сейчас о другом. В номере меня (и, как несложно предположить, не только для меня такое придумали) ждал конверт с письмом от организаторов с благодарностями за участие и в нем был вложен один очень маленький гаджет.

Да, это именно то, о чём вы подумали — накладка на вебкамеру ноутбука, позволяющая физически закрывать камеру, когда вы её не используете. Брендированная логотипом Seedstars. Вот такой гаджет нового времени.

Ирония судьбы заключается в том, что сейчас я пойду общаться со стартапами из 68 стран и среди них, хоть убейте, примерно треть, если не больше, будет говорить о big data, поведенческих профилях и прочих вещах, становящихся возможными только при интенсивном использовании данных пользователя.