Трамп, Twitter и все-все-все…

Год начался занятно — всю неделю мир обсуждает события в Вашингтоне, где толпа сторонников Трампа и ультраправых устроила попытку мятежа и захватила здание Конгресса США. Пока одни обсуждают, каким образом привести в действие 25-ю поправку к Конституции США, позволяющую отстранить президента от власти в случае невменяемости, Twitter и Facebook наконец-то ограничили доступ Трампа к его аккаунтам, а затем и вовсе заблокировали ему доступ (кстати, иронизируют, что соцсети применили к нему меры, которые они охотно применяют к обычным людям налево и направо, после того, как стало понятно, что Демократическая партия фактически стала правящей в всех органах власти, включая Сенат). Следом за ними похожие меры приняли Youtube, Twitch, Discord и другие платформы.

Следом за аккаунтами Трампа взялись за социальную сеть Parler — она давно была известна как консервативно-республиканская платформа, которой пользовались многие сторонники Трампа. Apple и Google удалили приложения этой сети из своих магазинов приложений, а сегодня к ним присоединился Amazon, который предупредил социальную сеть, что прекратит предоставлять ей услуги AWS сегодня ночью. CEO Parler в ответ заявил, что сети понадобится около недели, чтобы возобновить деятельность. 

Причина такой активности, которая даже выглядит согласованной, мне видится очень простая — штурм Капитолия толпой показал Америке, к чему приводит деятельность пока еще президента и его сторонников в социальных сетях. Да, вполне возможно, что её можно было бы купировать раньше и иначе, но вот сейчас это выглядит так. Почему-то русскоязычные комментаторы пытаются назвать это нарушением свободы слова и Первой поправки к Конституции США, но это не так — Первая поправка гласит, что правительство не может ограничивать свободу слова. Все перечисленные компании — частные, имеют право на собственную свободу выражения (по той же Первой поправке) и проводят собственную политику в отношении контента, который у них размещается.

Я видел много комментариев относительно цензуры (даже Навальный решил отметиться) и о том, что вот, мол, летом 2020 года, когда США сотрясали протесты Black Lives Matter, Twitter и Facebook не блокировали за призывы к насилию, но, во-первых, они почему-то все на русском языке. На английском упоминание BLM в основном встречается в контексте, мол, если бы участники тех протестов так пошли бы к Конгрессу, выстрелы раздались бы намного раньше. Во-вторых, подавляющее большинство примеров — почему-то сообщения в аккаунтах на 20-50 фоловеров, которые, разумеется, проскочили мимо постмодерации, как это обычно бывает в больших системах.

В общем, подождем развития событий — тем более, что ядерную кнопку у Трампа, в отличие от постинга в Twitter, никто пока не отобрал. Тьфу-тьфу-тьфу, как говорится в таких случаях.

Конспирология и американская граница в реальности

Второй день в российской части Facebook бушует конспирология, связанная с тем, что в базе данных американской погранслужбы отыскали отметку о выезде из США по данным паспорта Михаила Лесина, скончавшегося при странных обстоятельствах 40 днями ранее. Первыми отметку отыскали сотрудники Навального, а за ними, кажется, все журналисты смогли убедиться, что там она есть.

Сама американская погранслужба пояснила, что отметка соответствует закрытию визы и была сделана в связи со смертью Лесина, а уж никак не означает, что кто-то с его паспортом выехал из страны. Но вот Носик считает, что это все равно плохо объясняет загадку.

Поскольку большинство обсуждающих явно летали только по Европе и редко — в США, то стоит рассказать, как происходит контроль в американских аэропортах. Когда вы прилетаете в США, вы проходите погранконтроль. На вас строго смотрят, спрашивают о цели визита и как долго вы планируете оставаться в стране, чем вы вообще занимаетесь, снимают отпечатки пальцев и фотографируют. Потом вы проходите мимо таможенников, отдаете им декларацию, как правило, с пометками «No» во всех пунктах и идете забирать багаж.

Раньше у вас в паспорте все время визита лежала половинка формы I-94, которую вы заполняли по прилету, ее проверял офицер, ставил туда печать и потом на отлете ее забирали. Последние пару лет она заполняется в электронном виде и вы её даже не видите.

Когда вы выезжаете из США, вы никакого погранконтроля не проходите. Я понимаю, что в это трудно поверить, но это так. Вы просто приезжаете в аэропорт, регистрируетесь, проходите контроль на авиабезопасность и садитесь в самолет. Раньше, когда в вашем паспорте лежала I-94, еще можно было угадать, на какой из точек контроля вас отметили, как улетевшего. Впрочем, там тоже как-то было неясно — обычно её забирал офицер TSA на безопасности, а как-то она у меня пропала после регистрации и на стойке подтвердили, что они тоже могут забрать. Сейчас же то ли авиакомпании отмечают, то ли офицеры TSA — не разберешься. Короче, за этим прослеживается здоровый пофигизм — зачем дознаваться в деталях, как индивидуум свалил из великой страны? Пусть те, к кому он свалил, волнуются, мол.

Поэтому совершенно не удивительно, что накладки бывают. Вот вам мой собственный пример такой накладки:

Это точно такая же история посещений США, как та, которой оперируют в отношении Лесина. Она неполная — там нет примерно половины моих поездок. Я специально обвел странный фрагмент. Если подкинуть её не очень критичному к американским сервисам человеку, он с легкостью сделает вывод, что я приехал в Лос-Анджелес 7 сентября 2013 года, прожил там как-то до 25 мая 2014 года, после чего выехал и тут же въехал обратно. Прежде всего, так сделать почти невозможно — даже, если кому-то придет в голову из LA прилететь в Европу и тут же вернуться, пройдет не менее 24 часов (11 часов лета в одну сторону плюс минимум 2 часа на посадку-высадку). Но и прожить так долго по обычной визе нельзя — конечный срок пребывания определяет офицер на въезде и он ни разу у меня не превышал 6 месяцев. То есть к маю 2014 меня бы депортировали и уж точно не пустили бы тут же обратно. Ну, и наконец, слишком много людей меня видели за пределами США за это время, правда? Я участвовал в нескольких конференциях, любительских соревнованиях, выступал, давал интервью и даже умудрился рассердить массу народу в РФ — как бы я это сделал, безвылазно сидя зачем-то в США?

Да нет, конечно же, эта система не безглючна и при моем выезде из США в сентябре 2013 года кто-то не поставил нужную отметку. Офицер, впускавший меня в страну в мае 2014, эту ошибку увидел и закрыл визу, чтобы тут же открыть. А может, отметка о выезде появилась автоматически из-за отметки о въезде. В любом случае, тезис «Эта система не ошибается и, значит, кто-то с таким паспортом выехал», мягко говоря, страдает идеалистичностью.