Инфляция и объемы рынка

Вот чего я не люблю — так это когда делают что-то, по умолчанию подразумевающее аналитику или хотя бы размышления, а головой при этом не думают. Составляют «аналитические записки» или отчеты, где в шаблоне написано «А составило столько, что против прошлого года составляет» — а что там вокруг с прошлого года изменилось, никого не волнует.

Вот теперь — выпускает ИнАУ очередной отчет о рынке медийной рекламы и пишет в нем:

Объем рынка медийной интернет-рекламы в Украине по итогам 2014 года достиг 1,01 млрд грн. Это на 10,7% больше, чем результат 2013 года.АИН

Ну хоть хорошо, что не стали комментарии собирать о причинах роста. Но вот что серьезно портит впечатление — нет, не то, что не стали пересчитывать в долларах, этого как раз делать не надо. Но сходить посмотреть на индекс инфляции хотя бы и по официальным данным можно было? И стало бы понятно, что при инфляции в 24,9% за 2014 год никакого роста рынка медийной рекламы не случилось. Несмотря, кстати, на две штуки внеочередных выборов и безумный рост инвентаря как раз в медийной рекламе.

Вот интересно — найдется аналитик, который сделает какие-то выводы по всей массе данных для УАнета?

Поразительная статистика УАнета

Очередной ежемесячный релиз статистики Уанета по версии ИнАУ заставляет в очередной раз вспомнить всё то, что уже много раз говорилось и на встречах в той же ИнАУ, и в других местах. Посмотрите внимательно на список ведущих сайтов.

ДоменыСреднедневная доля, %Месячный охват, %
google49%64%
vkontakte46%61%
mail.ru30%58%
odnoklassniki30%43%
yandex27%52%
youtube.com25%53%
ukr.net11%21%
facebook.com11%28%
bittorrent.com9%13%
wikipedia.org8%35%
slando7%30%
ex.ua6%19%
sinoptik.ua6%22%
i.ua6%19%
megogo.net6%25%
gismeteo.ua5%16%
pravda.com.ua5%17%
twitter.com5%19%
censor.net.ua4%16%
ask.fm4%12%
rozetka (.ua+.com.ua)4%28%
livejournal.com4%20%
aukro.ua4%17%
rambler.ru4%9%
blogspot.com3%22%

Ничего не смущает? А если знать, что bittorrent.com — это просто сайт компании BitTorrent Inc., где можно только почитать новости про нее и скачать клиент для торрентов? Что позволило этому сайту ежедневно привлекать в июле аудиторию, равную аудитории Украинской Правды и Розетки, вместе взятых?

Это только один пример того, как исследование показывают странную картину. Надо понимать, что топ25 сайтов, публикуемых регулярно — это только верхушка исследования, основная масса данных покрывает аудиторию гораздо большего числа сайтов и используется (по крайней мере, должна использоваться) для медиапланирования. Памятуя нашу старую дискуссию с Мишей Комиссаруком про то, что «чем больше данных, тем лучше», могу сказать, что лучше не иметь никаких данных и ориентироваться по звездам, — кто знает, какие сайты удивительно всплывают подобно bittorrent.com?

И кстати — я же правильно помню, что панель, по результатам которой выдаются вот такие сообщения, покрывает только пользователей Windows и вообще ничего не знает о поведении мобильных пользователей, которых по данным установочного исследования самой же панели в 1 квартале этого года насчитывалось до 20%? Делайте выводы, товарищи аналитики.

Никакой надежды на журналистику

Перефразируя Карла Маркса — «Нет такой некомпетентности, которую не проявит журналист в погоне за красивым заголовком». Вот очередной тому пример.

Capital.ua пишет, а АИН перепечатывает сенсационную новость — «Украинцы отказываются от российских соцсетей»:

Российские социальные сети теряют популярность в Украине. Согласно данным счетчика StatCounter, еще в июле 2013 г. 37 % страниц, просмотренных украинскими пользователями соцсетей, приходилось на сервис «ВКонтакте». Сейчас ее доля снизилась до 21,9 %. Менее активными стали и украинские пользователи «Одноклассников». Летом прошлого года на них пришлось 10 % просмотренных в соцсетях страниц, а сейчас — 3,6 %. Это самый низкий показатель за год.

Одновременно за полгода выросла активность в американских социальных сетях. Доля Facebook, согласно этому же счетчику, увеличилась с 29 % до 41,5 %, Twitter — c 7 % до 14 %.Capital.ua

Вас ничего не удивляет? А ведь Statcounter — это счетчик, про что и написано прямо в цитате. А про какие страницы знает счетчик? Это азбука веб-аналитики — про те, на которых он стоит. А где же счетчик Statcounter на страницах ВКонтакте и Facebook? А ведь нет его там. Что же, спросите вы, счетчик обманывает людей и бедных доверчивых журналистов в том числе?

Да нет, счетчик никого не обманывает. Он честно пишет в соответствующем месте:

We rank social media sites according to their traffic generation capabilities i.e. the amount of traffic they refer to other websites. We do NOT rank social media sites according to the amount of traffic they receive.

И во что превращается сенсационная новость? Да в пшик — ВКонтакте, видите ли, стал меньше генерировать трафика на сайты, на которых стоит счетчик Statcounter. И можно даже не озадачиваться риторическим вопросом — а сколько сайтов в зоне .ua ставят себе такой счетчик.

Для сравнения — данные Ливинтернета, перекошенные, подверженные накруткам, но хоть по данным сайтов, хоть какое-то отношение имеющих к украинской аудитории:

Что-то действительно меняется, но бурный рост генерации трафика с Одноклассников за последний год несколько подмывает вывод о патриотичности пользователей.

Портрет украинского пользователя глазами глобальной корпорации

Этот блог читает достаточное количество людей, сочетающих в себе абсолютно разносторонние убеждения. Например, что политкорректность — это современная форма ханжества. И при этом свято уверенных, что критиковать конкурентов — нехорошо, невежливо и свидетельствует о слабости.

Поэтому первым моим побуждением при виде радостного отчета компании Google Украина о том, что им удалось составить портрет украинского пользователя интернета, было сослаться на все вышеперечисленные поводы и забить. Ну, мало ли чего сейчас в интернетах сообщают. Но потом мне вспомнилось, что я уже не совсем конкурент — по крайней мере, не являюсь публичным лицом конкурента, — вроде чего-то понимаю в интернете, примерно половину моего диплома составляют различные практические приложения математической статистики, а курс «Социология» мною сдан на «отлично» «автоматом» еще летом 1995 года, — короче, я не смог пройти мимо.

Первое и главное, что очевидно из отчета — что из него ничего не очевидно. Опрос проводился среди 1000 респондентов. То есть это выборка. Тут всё понятно, но вот вопрос — а какую генеральную совокупность эта выборка репрезентирует? Всё население Украины? Возможно, поскольку в тексте есть фраза про то, что 56% опрошенных является регулярными пользователями интернета. Что такое «регулярное пользование» — не раскрывается, правда. Опять же — если выборка репрезентирует всё население, тогда 56% — это проникновение интернета и это сильно не совпадает с данными, например, Gemius, который фиксирует 18 миллионов пользователей, что при общем населении страны на 1 марта 2014 года в 45,4 млн. чел. даёт нам не более 40% проникновения. Извините, я Gemius верю больше — у них и панель побольше и история более консистентная. Тем более, что чует моё сердце, что 1000 человек выборки в исследовании Google явно скошены в сторону крупных городов. Тот факт, что про это нигде не сказано, — это еще один повод сомневаться в корректности всего исследования.

Второе, скорее психологическое — утверждается, что 71% пользователей смартфонов заходят в интернет каждый день, в то время как аналогично поступают только 69% пользователей десктопов. Я вообще не понимаю смысла этого утверждения. Прежде всего, эти множества, как показано буквально абзацем выше, пересекаются. То есть всего регулярно пользуются интернетом 56%, 52% с компьютера, 24% — через смартфон, 7% — через планшет, при этом следующая фраза фактически говорит про то, что эти 24%, умноженные на 71%, чаще ходят в интернет, чем 52%, умноженные на 69% — и при этом это одни и те же люди?! А давайте теперь уточним, что в опросниках значилось использованием интернета — поняли ли опрашиваемые, что использование навигатора с пробками, мессенджера (включая iMessage), массы других приложений — является использованием интернета? По моему опыту — сплошь и рядом опрашиваемые этого не понимают и считают, что интернет — это когда браузер и почта, а пробки в навигаторе и фоточки в мессенджере — это дух святой, в смартфон вселившийся. Я не шучу — называть человека, использующего навигатор, пользователем интернета не очень правильно, поскольку он сам так не считает.

Третье, поведенческое — результаты исследования сообщают, что 69% пользователей делают покупки через интернет, 68% смотрят видео онлайн, а 69% слушают онлайн музыку. Поздравляю украинские интернет-магазины, убедившие население страны в том, что, если вы увидели на сайте товар, нажали кнопку, а потом вам позвонили, сообщили, что товара нет, в телефонном режиме попросили выбрать другой товар, спросили, куда доставить товар, смской прислали номер карточки, куда перевести деньги, смской сообщили номер посылки в Новой Почте, —  и это называется «купить в интернете» — но увы, не надо относить это в заслугу e-commerce. А про музыку и видео запомните, дальше выясним кое-что интересное.

Четвертое, про частоту использования. Роскошная фраза «впервые исследование позволило выяснить, как часто украинцы используют сервисы Google» предваряет совершенно странную картинку — какие сервисы украинцы используют хотя бы раз в МЕСЯЦ. Господа авторы, у вас что-то с понятийным аппаратом. Раз в месяц — это не частота. Раз в месяц относительно к поиску — это случайное использование. Кстати, завышенное — тот же Gemius сообщает о 71% охвата. Но говорить о месячном использовании — это все равно, что заявлять «Раз в месяц 89% пользователей интернета запускают браузер». Простите, а что они делают в интернете в остальное время?

Пятое, портретное. Хотя на самом деле тут можно еще десяток пунктов написать, комментируя «портрет» пользователя. Требуется незаурядная смекалка, чтобы догадаться, что до этого нам рассказывали про пользователя интернета, а теперь речь о пользователе Google. Это всё про корректность исследования, раз уж авторы решили использовать столь громкое слово. Но и после этого возникают вопросы.

Прежде всего, что это за категория пользователей «от 16 до 34 лет»? Про человека, который смог такое написать, я могу сказать однозначно — его отчислили из института за проваленный экзамен по социологии. Можно группировать аудиторию с 16 до 24 лет, можно — с 24 до 34. Усреднять данные по группе, состоящей из учеников выпускного класса с одного края и родителей с десятилетним стажем с другого — ну, на что это похоже?

37% пользователей Google имеют высшее образование? Данных не хватает, но давайте сопоставим — по данным переписи населения 2001 года высшее образование имелось у 13% населения Украины. Конечно, показатель рос последние 13 лет, но не втрое же. Это к вопросу о перекошенности выборки.

И наконец — шестое, локальное. Вас ничего не насторожило в графиках? Например, 88% пользователей ходят в соцсети, но только 36% ходят в Facebook. 68% смотрят видео онлайн, причем только 61% ходят на Youtube. 68% слушают музыку — а где они это делают? 92% используют поиск, но только 89% используют Google. Нет, я понимаю, что в мире дизайнеров исследования не мог присутствовать Яндекс. Но почему в их Вселенной прямо сейчас отсутствует ВКонтакте?

В действительности, все эти вопросы отвечаются очень просто. Исследование Google глобальное, проводилось по единому шаблону во всем мире и, насколько я понимаю, не впервые. И надо понимать, что Google — это большая транснациональная корпорация. С соответствующей бюрократией и субординацией. Поэтому никакого отношения к дизайну исследования сотрудники Google Украина не имели. Никакой возможности сообщить американской штаб-квартире о существовании в одной из 40 стран второго эшелона присутствия компаний социальной сети с 60% охватом населения или поисковика с 43% ( по данным Gemius) у местных сотрудников нет и не предвидится. Что уж говорить о местных исследованиях аудитории интернета — особенно учитывая то, что их несколько и они немного расходятся в абсолютных данных? И в результате получается картина Украины по Google, в которой отсутствует Яндекс, отвечающий за треть поисков, ВКонтакте, занимающий две трети социальной активности, Mail.ru, обрабатывающий почти половину почтового трафика, вообще все музыкальные сервисы, включая ВКонтакте и Яндекс.Музыку, — короче, какой-то кривой глобус выходит, не находите?

Я нисколько бы не возражал и не критиковал подобный глобус. Многие глобальные исследования выдают спорные результаты на локальном уровне. Но вот попытка пиарить локальные результаты на локальном уровне довольно красноречиво говорит о непонимании, как говорили у нас в вузе, физического смысла результатов исследования. И это, как довольно понятно, проблема как раз локального Google.

Что важнее — реклама или сервис?

Навязчивая тема, этот ваш ecommerce. Во-первых, всю новогоднюю ночь по украинским телеканалам рассказывали в виде рекламы про «официального помощника Деда Мороза — Розетку.юа» (представляю, какие комментарии в этот момент делали те, кому «дискаунтер» так и не перезвонил, потому что какого ж вы сервиса хотите в этой стране перед Новым Годом?). Во-вторых, мне прислали ссылку на довольно старую (двухлетней давности) инфографику, опубликованную в блоге Zendesk — одной из лучших облачных систем для поддержки пользователей. По иронии, инфографика так и называется — «Пользовательский опыт важнее рекламы» — и довольно наглядно этот тезис доказывает. Не думаю, что за два года это доказательство оказалось несостоятельным.

Думать о пользователе или о своих интересах?

Лига.нет публикует обзор обсуждения проекта закона об электронной коммерции, каковое состоялось на этой неделе:

Вокруг поправок к законопроекту, предложенных чиновниками и депутатми, прошли жаркие дебаты. Так, президент инвестиционного холдинга Internet Invest Group Адександр Ольшанский, считает, что унификация оплаты в онлайне, предложенная Нацбанком, вряд ли возможна. Ольшанский на пальцах пояснил представителям власти азы поведенческого таргетинга: «Я вас расстрою. Цены разные и не только в зависимости от способа платежа, а и просто в зависимости от вашей личности. Мы можем зайти на один и тот же сайт и увидеть разную цену в зависимости от того, кто из нас туда зашел», — сказал он.  Сегодня технологии позволяют изучение предпочтений потребителя. «Если вы регулярно смотрите сайт о Rolls-Royce, то не стоит удивляться тому, что когда вы пойдете в онлайне покупать телевизор, вам его предложат немножко дороже, чем тому, кто смотрел сайты по поиску работы. Унификация цены в современном технологическом мире — практически нереализуемая вещь», — заметил Ольшанский.

Спор возник и вокруг вопросов идентификации личности при оплате, доступа к персональным данным, а также применения и определения электронных денег и платежных карт.

Финансовый директор компании Покупон Сергей Шмелев считает, что украинский рынок готов использовать платежные карты, а число транзакций, по сравнению с 2010 годом, когда платить в интернете боялись, выросло на 70%. Закон об электронной торговле способствовал бы росту доверия украинцев к местному рынку электронной коммерции. «Украинский e-commerce  неконкурентный по отношению к международному. Пользователи чаще выбирают не украинские, а западные компании, которые находятся в правовом поле», — отметил он.  Особенно это касается сегмента туризма. Пользователь с большим желанием пользуется услугами того же booking.com (сервиса для подбора отелей. — ред.), чем украинской компании. Лига

При всем уважении к тому же Ольшанскому приходится с сожалением констатировать, что представители рынка явно не дотягивают по уровню даже до тех самых представителей власти. Депутаты и чиновники демонстрируют довольно последовательную — в том числе вытекающую из всего остального законодательства и системных соображений, — позицию. В ответ участники рынка рассказывают им довольно открыто, что «вы нифига не понимаете в нашей работе» и «мы не можем честно конкурировать с западными продуктами, дайте нам закон для защиты наших интересов».

Любопытно, что если поставить этих же участников в позицию пользователя и предложить путем закона защитить интересы производителей, скажем, автомобилей или вина, это вряд ли вызовет у них аналогичный энтузиазм, вам не кажется?