Годовщина блокировок

Довольно незаметно прошел год после приснопамятной попытки запретить российские сайты в Украине и все бросились подводить итоги. Меня в течение прошлой и немного этой недели не раз просили прокомментировать, что я думаю о результатах, и я всякий раз повторял примерно одно и то же:

— Заблокировать так и не получилось — спустя год аудитория российских сервисов хоть и уменьшилась, но осталась хорошо заметной — ВКонтакте стабильно держится в десятке самых популярных сайтов даже по результатам не вполне корректных панельных замеров, а Яндекс и Мэйл — в топ 15. При этом в панели участвуют лишь десктоп-браузеры, поэтому каким был бы результат с учетом мобильных приложений, часть из которых снабжены собственным VPN и поэтому работают в любой сети вообще без проблем, остаётся лишь догадываться.

— Разумеется, блокировка не преследовала цель борьбы с пропагандой — глупо блокировать платформы и не блокировать источники. А между тем источники пропаганды в виде сайтов российских телеканалов и сайтов сепаратистов остаются доступными совершенно всем и никаких поползновений их заблокировать не заметно.

— популярное мнение, что, мол, запретом нанесли экономический ущерб российским компаниям, мягко говоря, вздорно и не имеет оснований. Компания «Яндекс» по результатам 2017 года продемонстрировала рост дохода на 24%, а украинская часть бизнеса вряд ли могла составить больше 2-3 процентов от оборота всей группы. Зато украинскому бюджету ущерб нанесен — он исчисляется миллионами долларов невыплаченных налогов только прямого эффекта от остановки деятельности компаний и их агентов в Украине, а непрямой в виде потерь малого и среднего бизнеса, которые использовали сервисы для коммерческой деятельности, и посчитать невозможно.

Если кого-то интересуют более конкретные числа, то в комментарии к большому материалу на Громадском они мною приводились.

Примерно это же я говорил в эфире одесского «Первого городского» телеканала, куда меня пригласили на дискуссионное шоу. Вполне приятная беседа получилась.

Доступно о монополизме

В Facebook встретил несколько рассказов от владельцев агентств интернет-маркетинга про то, что, даже имея статусы премиум-партнера Google, можно годами не получать приглашения на конференции для партнеров, сувениров и даже персонального менеджера:

Расскажу вам историю. Google проводил очередной конкурс для агентств в рамках Google AdWords и Google Partners. Мы в чис…

Roman Rybalchenko 发布于 2017年9月13日

Давно хотел написать. А тут увидел историю Роман Рыбальченко (Roman Rybalchenko) про Google.Кратко о том, каково быть …

Mike Scherbachov 发布于 2017年9月14日

В комментариях еще немало примеров от других агентств. И очень странно, что люди с аналитическим мышлением не способны понять, а в чем дело.

А дело в том, что вот так и выглядит монополизм. Вот не пригласили вас на конференцию, не позвали на тренинг, не прислали сувенирку — и что вы сделаете? Перестанете продавать поисковую рекламу? Перенесете бюджеты к конкуренту — oh, wait, а где конкурент делся?

Отдельное развлечение — выбирать недовольные комментарии и смотреть, что их авторы писали 16 мая этого года.

Что-то скорость реакции мироздания на действия людей сократилась до неприличия, вам не кажется?

Размышления о презентации «Яндекса»

Это будет необычная запись.

Я только что посмотрел презентацию нового поиска «Яндекса», которая прошла сегодня в Московском планетарии. Мы уже написали о самом поиске, а здесь я хочу поделиться впечатлениями от самой презентации. И впечатления странные.

Мы все с громадным удовольствием смотрели презентации Apple, которые из достаточно банальной задачи презентации новых продуктов начали делать шоу, с неизменно магнетическим Стивом Джобсом, генерировавшим кучу вау-моментов, четко выделявшим красивые визуальные точки в продуктах для красивой презентации. Эти презентации задали моду — и я сам не раз мечтал о таких красивых шоу и даже несколько раз участвовал в красивых продуктовых презентациях — например, действительно горжусь придуманной нами презентацией Яндекс.Панорам в Киеве, когда мы проецировали на купол киевского концертного зала панораму именно окружающих улиц и видели изумление киевских журналистов.

Эту моду подхватили многие и реализовали в меру своих сил. Опять-таки, мы все видели, какими грустными могут быть презентации, если на них спикеров выступает не маркетолог из Apple, а программист из Google. И как скучно выглядят корпораты из Самсунга при выполнении той же задачи.

И вот я смотрю презентацию компании, в которой я работал и в которой всегда было много хорошо подготовленных ораторов. Я даже помню, как перед публичными выступлениями даже на скромном клиентском семинаре лектора гоняли вдоль и поперек по материалу и принимали итоговую презентацию небольшой комиссией в составе руководства всего маркетинга.

И мне неприятно. Потому что выступающие на сцене читают с экрана правильно написанные книжные фразы. Это не их фразы, поэтому они читают текст, ошибаясь в интонации. Иногда они заметно устают и это сильно контрастирует с теми эмоциями, которые их текст предполагает. И, как говорил один старый преподаватель, «никто с таким вниманием не смотрит себе между ног, если там не лежит шпаргалка». Может, положение экрана надо изменить, чтобы не так заметно было?

Мне неприятно еще и потому, что я знаю всех выходивших на сцену ребят как хороших специалистов в поиске. Но я не знаю, кто решил, что публичные выступления — это нечто, доступное любому программисту, если он пару раз потренируется и будет смотреть на суфлёра. Это другая работа и это тоже работа, не менее сложная, чем писать программы. Работа, предусматривающая естественность интонации и отсутствие ненужных пауз. Исключающая фразы «Как вы все только что видели» и наоборот, вставляющая кучу разговорных оборотов, которые ни один копирайтер на бумаге не догадается записать. Работа, которую одни люди делать умеют, а другие нет, даже если они руководители Яндекс.Поиска.

Нет, за диалог с космосом — в смысле, сеанс связи с МКС, — спасибо, я представляю, сколько усилий на него ушло. Правда, с темой презентации этот сеанс связывало только название релиза.

Итоговый ролик — ну, его можно было сделать намного короче и в разы понятнее. Когда-то в Яндексе был худсовет, который финально одобрял любой креатив — ролик в начале презентации он пристрелил бы секунде на 15-й. И, простите, но сцена с нажатием кнопки на сцене — это какая-то невообразимая пошлость, к тому же халтурно исполненная — как можно запустить жидкостную ракету и не нарисовать языки пламени из дюз?

Когда-то мы считали, что есть инженерные компании, как Google, и есть дизайнерские — как Apple. И мы в Яндексе считали себя дизайнерской компанией, потому что всё хотели сделать красиво и думая о пользователе. Но теперь это компания третьего вида.

Uber и Яндекс.Такси объединяются в СНГ

Роскошная новость — Uber и Яндекс.Такси объединяют свои бизнесы по заказу такси в России и СНГ.

Яндекс (NASDAQ:YNDX) и Uber подписали соглашение об объединении бизнесов по онлайн-заказу поездок в России, а также в Азербайджане, Армении, Беларуси, Грузии и Казахстане в соcтаве новой компании. В нее также перейдет сервис UberEATS в указанных странах.

По условиям соглашения, Uber и Яндекс инвестируют соответственно 225 млн и 100 млн долларов США в новую компанию, оценивая её в 3,725 миллиарда долларов США. С учетом этих вложений и возможных корректировок на момент закрытия сделки 59,3% компании будут принадлежать Яндексу, 36,6% — Uber, а 4,1% — сотрудникам. Возглавит компанию генеральный директор Яндекс.Такси Тигран Худавердян.

На фоне этого объявления довольно странно выглядят недавние обещания Uber открыть «новый большой офис», который будет курировать все операции в СНГ. Или это будет офис уже новой компании?

Ребятам удачи, Тиграну, которого я помню с первых его дней работы менеджером портальных сервисов в Яндексе — мои поздравления!

Два мира — два скриншота

Перед вами два скриншота. Один сделан на сервисе российской компании, «полностью подконтрольной ФСБ», русский мир и всё такое. Второй — на прогрессивном сервисе, «не быть злом», «сильно проукраинское сообщество модераторов» и так далее. Угадайте, где какой и какая компания уже месяц не может внести изменения в свои данные?

Куда денутся Яндекс.Новости?

Российский бешеный принтер, то есть Госдура, решила найти еще что-нибудь для запрета. На этот раз под прицел попали новостные агрегаторы, как, например, Яндекс.Новости.

В среду в Госдуму внесены поправки к закону «Об информации, информтехнологиях и о защите информации», больше известному как «закон о блогерах», и к Административному кодексу. Проект вводит особый правовой режим для интернет-ресурсов, которые собирают, обрабатывают и распространяют информацию (вводится новое понятие «новостной агрегатор»). Режим будет касаться агрегаторов с количеством пользователей более 1 млн в сутки. Вести их реестр поручено федеральному органу, осуществляющему функции по контролю и надзору в сфере СМИ (Роскомнадзор). Проект обязывает новостные агрегаторы «проверять достоверность распространяемой общественно значимой информации», в том числе источником которой является СМИ, и предполагает внесудебное «принятие мер по пресечению распространения недостоверной информации» по жалобе уполномоченных органов. Их перечень определит правительство. Новостной агрегатор должен быть национальным юридическим лицом, иностранное участие в котором возможно в размере не более 20%. Шесть месяцев дается на приведение структуры компании в соответствие с новыми требованиями законодательства. В течение шести месяцев компания обязана также хранить распространенную ею информацию. Ответственность (штрафы от 400 тыс. руб. для физических лиц до 5 млн руб. для юридических лиц) агрегатор будет нести, если не убрал недостоверную информацию по требованию Роскомнадзора.КоммерсантЪ

Большинство комментариев сводятся к тому, что в таких условиях агрегаторы существовать не смогут — поэтому и Яндекс уже заявил, что Яндекс.Новости придется закрыть, а Mail.ru, скорее всего, продадут свой агрегатор.

Кажется, правда, что в волне критики предложения уже есть знаки победы авторов законопроекта. Обратите внимание, что одним из основных аргументов защиты агрегаторов является утверждение, что, мол, агрегаторы индексируют СМИ, которые и так лицензированы. Так вот, это неправда. Во-первых, изданию или веб-сайту не надо быть зарегистрированным в качестве СМИ, чтобы индексироваться Яндекс.Новостями.

А во-вторых — изданию или веб-сайту не надо быть зарегистрированным в качестве СМИ в России, чтобы индексироваться Яндекс.Новостями.

Легко представить, каким может оказаться «компромиссное» решение — закон легко скорректируют таким образом, чтобы агрегаторы не несли ответственности только в том случае, если исходное сообщение опубликовано в зарегистрированном в России СМИ. И агрегаторам придется выбирать — закрываться вообще или оторвать из российской версии своего сервиса все не-российские источники, параллельно потребовав от всех российских источников свидетельство о регистрации. А итоговая цель будет достигнута — российским пользователям окажутся недоступны новостные сообщения из неконтролируемых российским государством источников — будь-то Украинская правда или Reuters.

Google Music становится бесплатной. Немного.

Честно сказать, новость двойственная — Google Play Music запустил бесплатный стриминг плейлистов, составленных редакторами сервиса, для своих пользователей в США. Пока сервис доступен для пользователей Android, скоро им смогут пользоваться владельцы iOS-устройств.

Разумеется, это ход, рассчитанный на противодействие сервису Apple Music, который запустится через неделю и начнет с бесплатного периода для всех пользователей в течение 3 месяцев. Правда, ход скорее защитный, особенно потому, что Apple планирует осенью выкатить Music на Android.

Но вот форма запуска — особенно аудиореклама и доступность музыки только в виде готовых плейлистов, — полностью совпадает с недавним запуском Яндекс.Радио. Правда, с одним отличием — в Яндексе плейлисты составляются не редакторами, а автоматически.

Помнится, давненько не приходилось повторять фразу «Гугл вслед за Яндексом»…

Одессея — старая новая конференция в Одессе

Времена меняются и мы меняемся вместе с ними. И меняем свои проекты. Когда в 2009 году мы проводили первую конференцию Яндекса в Одессе, мы просто хотели провести чуть более серьезное мероприятие, чем традиционный семинар про интернет-рекламу. Потом нам показалось скучным говорить о рынке и статистике — и мы попробовали разговаривать о тенденциях в онлайн-маркетинге, стремиться больше дискутировать и импровизировать. За эти годы многое изменилось вокруг и в нас и поэтому Одессея меняется тоже.

Во-первых, организационно. Одессея теперь проводится не компанией Яндекс.Украина, а моей компанией, которая так и называется — «Одессея».

Во-вторых, содержательно. Нам по-прежнему нравится формат конференции без скучных презентаций и докладчиков, читающих бесконечные слайды, но нам хочется сделать упор не на дискуссиях, а на выступающих. Поэтому мы будем пробовать необычные для нашего рынка форматы и находить очень хороших участников для них.

В-третьих, финансово. Все эти годы конференция была бесплатной для её участников. Мы пробовали вводить премодерацию заявок на участие, чтобы как-то ограничить состав, но прилагаемые усилия не всегда давали желаемый результат. Поэтому мы решили положиться на естественный отбор по финансовым критериям — тем более, что предварительно постараемся подобрать стоящее просимых денег содержание.

В-четвертых, немного изменяются даты. В этом году конференция пройдет в августе. Точные даты мы сообщим в ближайшее время.

А пока, чтобы не пропустить конференцию — посетите ее новый официальный сайт и подпишитесь на рассылку новостей. Они обязательно будут.

Необходимое разъяснение про меня и Яндекс

Вообще, никаких секретов я сейчас не сообщаю, те, кто общался со мной последнее время, слышали всё от меня лично, но поскольку повторять это становится слишком регулярным занятием, то давайте запишу это один раз и буду считать, что всем сказал.

Как все наверняка знают, с мая прошлого года я не являюсь публичным лицом Яндекса и не исполняю обязанности гендиректора Яндекса в Украине. Я уже не раз рассказывал, что у меня есть «сольные» проекты, которыми я и занимаюсь. Совмещать их — особенно, когда они приобретают публичный характер, — с постоянной работой в Яндексе практически невозможно. Поэтому я и не пытаюсь это делать.

Поэтому, начиная с некоторого момента в прошлом, я являюсь лишь формальным консультантом в компании Яндекс — не отказывая ей, конечно, в посильной помощи. Всё же мое время и прочие ресурсы направлены на собственные проекты. Я очень надеюсь в ближайшие практически дни начать их показывать. Пока же сообщаю всем, что я не являюсь полезным контактом в Яндексе. Я не объясню причины принятия каких-либо решений, поскольку не участвую в этом процессе, не отвечу на вопросы по проектам или событиям и даже вряд ли подскажу, к кому обратиться. Скорее всего, я посоветую обратиться на штатные адреса типа support@ или pr@ и это будет самое полезное, что я смогу реально сделать.

А теперь ждите новостей. Уже скоро.

Юзабилити украинизации по-приватовски

Дмитрий Дубилет, директор по IT в Приватбанке, со странной гордостью пишет в Facebook:

Наш SEO-шник (спеціаліст з пошукової оптимізації) тихо плаче: відколи ми зробили сайт privatbank.ua українською мовою за замовчуванням, кількість переходів з Google та Yandex впало чи не на порядок (до речі, це були суттєві доходи з огляду на те, що велика кількість цих переходів конвертувалась у продажі).
Це відбувається через те, що більшість пошукових запитів українці роблять російською мовою (можете погратися з Google Trends, порівняти).
До речі, те ж саме стосується і постів на Фейсбуці. Наприклад, кількість лайків цього поста має бути нижче за середню.
Але ми не жаліємось, звісно. Тотальна українізацію наших сайтів, рекламних матеріалів та інших інтерфейсів, яку ми наразі майже завершили, це правильний крок, який, щоправда, грішма виміряти складно.
p.s. На всяк випадок. Мовиться не про те, що ми позбавляємось російськомовних інтерфейсів. Мова іде про тексти за замовчуванням.

История, на самом деле, скорее про того дурака, которого заставили богу молиться. У персонала банка могут быть — и это здорово, что так — сколь угодно патриотические устремления. Жизненные взгляды Стива Джобса вполне допускали лечение рака поджелудочной железы фруктовой диетой, например. Но продукт, сервис, услуга, которые предоставляются пользователям, должны удовлетворять потребности пользователей, а не декларировать гражданскую позицию разработчика. Тем более, когда речь идет о такой утилитарной штуке, как онлайн-банк или поисковая система.

Первый украинский интерфейс в Яндексе появился в 2007 году — это была страница результатов Поиска. В начале 2008 года я, делая презентацию о планах на год, показал «совету директоров Яндекс.Украины», в том числе Аркадию Воложу, Лене Колмановской, Илье Сегаловичу, Мите Иванову нашу далекую цель — вручную перевел главную страницу Яндекса со всеми блоками на украинский язык. Никто не поверил, что это реально — мы все знали, что для того, чтобы перевести блок на главной странице (например, блок прогноза Погоды), надо перевести весь сервис, который его выдает. Но это была цель, к которой мы хотели идти и дорогу осилили именно потому, что решили идти.

И вопрос «На каком языке показывать сервис по умолчанию?» дискутировался не раз. Как выбрать правильные критерии, чтобы максимально точно угадать желание пользователя, которого он до этого явно нам не проявлял — потому что интерфейса на двух языках не было, или он не знает о возможности выбора, или он вообще не собирается выбирать, а просто почувствует неудобство и уйдет? А может, выбрать один раз за всех и не морочить голову долгой разработкой?

Мы решили не махать шашкой и все же заморочиться разработкой. Поэтому логика выбора языка на Яндексе базируется на том, что мы интерфейс и решать за пользователя не можем. Если мы можем хоть что-то узнать о предпочтениях пользователя, мы будем базироваться на них. Если пользователь хоть где-то выбрал украинский язык — мы будем использовать украинский язык. Если он ничего еще не выбрал, но его браузер на украинском или вся операционная система использует украинский язык — мы по умолчанию покажем сервис на украинском. Если он выберет вручную тот или иной язык — будем уважать его выбор. Если мы вообще ничего не можем узнать о нем и он пришел на украинский Яндекс — он увидит украинский вариант, потому что это вариант национального портала на государственном языке страны.

Но навязывать всем один язык просто глупо. И, как выясняется из оригинального текста, убыточно. Неужели во всем Приватбанке нет специалиста, знающего слова «HTTP-ACCEPT-LANGUAGE»?