Австралия продолжает регулировать

Австралия продолжает двигаться к регулированию взаимодействия СМИ и новостных платформ — новый закон, разработанный антимонопольным ведомством планируется принять уже в начале этого года. Надо, правда, признать, что теперь он предусматривает «двусторонний обмен ценностью» — помимо исходного требования к платформам — Facebook и Google, — компенсировать новостным изданиям ценность контента, который они используют, он еще требует от новостных изданий учитывать ценность того, что пользователи Google и Facebook просматривают их контент вместе с рекламой.

Офис Google в Мельбурне, Австралия

Само собой, что новостные издания не очень рады такому повороту, впрочем, платформы тоже скептически воспринимают идею. Facebook, если помните, еще в прошлом году заявил, что предпочтет воздержаться от демонстрации контента австралийских СМИ своим пользователям, если за него придется платить, а Google продолжает настаивать, что требование закона сообщать СМИ все детали работы алгоритма и делать это заблаговременно в случае изменений невыполнимо.

Хотя об этом явно мечтали поколения оптимизаторов 😊.

Трамп, Twitter и все-все-все…

Год начался занятно — всю неделю мир обсуждает события в Вашингтоне, где толпа сторонников Трампа и ультраправых устроила попытку мятежа и захватила здание Конгресса США. Пока одни обсуждают, каким образом привести в действие 25-ю поправку к Конституции США, позволяющую отстранить президента от власти в случае невменяемости, Twitter и Facebook наконец-то ограничили доступ Трампа к его аккаунтам, а затем и вовсе заблокировали ему доступ (кстати, иронизируют, что соцсети применили к нему меры, которые они охотно применяют к обычным людям налево и направо, после того, как стало понятно, что Демократическая партия фактически стала правящей в всех органах власти, включая Сенат). Следом за ними похожие меры приняли Youtube, Twitch, Discord и другие платформы.

Следом за аккаунтами Трампа взялись за социальную сеть Parler — она давно была известна как консервативно-республиканская платформа, которой пользовались многие сторонники Трампа. Apple и Google удалили приложения этой сети из своих магазинов приложений, а сегодня к ним присоединился Amazon, который предупредил социальную сеть, что прекратит предоставлять ей услуги AWS сегодня ночью. CEO Parler в ответ заявил, что сети понадобится около недели, чтобы возобновить деятельность. 

Причина такой активности, которая даже выглядит согласованной, мне видится очень простая — штурм Капитолия толпой показал Америке, к чему приводит деятельность пока еще президента и его сторонников в социальных сетях. Да, вполне возможно, что её можно было бы купировать раньше и иначе, но вот сейчас это выглядит так. Почему-то русскоязычные комментаторы пытаются назвать это нарушением свободы слова и Первой поправки к Конституции США, но это не так — Первая поправка гласит, что правительство не может ограничивать свободу слова. Все перечисленные компании — частные, имеют право на собственную свободу выражения (по той же Первой поправке) и проводят собственную политику в отношении контента, который у них размещается.

Я видел много комментариев относительно цензуры (даже Навальный решил отметиться) и о том, что вот, мол, летом 2020 года, когда США сотрясали протесты Black Lives Matter, Twitter и Facebook не блокировали за призывы к насилию, но, во-первых, они почему-то все на русском языке. На английском упоминание BLM в основном встречается в контексте, мол, если бы участники тех протестов так пошли бы к Конгрессу, выстрелы раздались бы намного раньше. Во-вторых, подавляющее большинство примеров — почему-то сообщения в аккаунтах на 20-50 фоловеров, которые, разумеется, проскочили мимо постмодерации, как это обычно бывает в больших системах.

В общем, подождем развития событий — тем более, что ядерную кнопку у Трампа, в отличие от постинга в Twitter, никто пока не отобрал. Тьфу-тьфу-тьфу, как говорится в таких случаях.

Бывшие сотрудники против Facebook

Группа ранних сотрудников Facebook обратилась к Закербергу с открытым письмом, призывая пересмотреть позицию социальной сети в отношении политики модерации касательно постов Дональда Трампа. Полный текст письма публикует New York Times, включая список подписантов. 

Старый офис Facebook в Пало Альто, 2010 год

Текст довольно взвешенный и справедливо, на мой взгляд, указывает на противоречия в позиции Facebook — отказываясь модерировать и проверять посты политиков, сеть при этом проверяет и удаляет сообщения обычных пользователей, а попытки соблюсти «нейтральность» не соответствуют собственным целям, которые провозглашаются сетью.

To Mark: we know that you think deeply about these issues, but we also know that Facebook must work to regain the public’s trust. Facebook isn’t neutral, and it never has been. Making the world more open and connected, strengthening communities, giving everyone a voice — these are not neutral ideas. Fact-checking is not censorship. Labeling a call to violence is not authoritarianism. Please reconsider your position.

Правда, не стоит это письмо представлять позицией практически всех старых сотрудников — хотя все подписавшиеся действительно работали в компании еще до IPO, то есть в период с 2006 по 2014 год, причем многие — на серьезных позициях типа Head of Content Policy и Director of Engineering, а готовили его бывшие сотрудники пресс-службы, но многие возможные подписанты его не видели и узнали о нём из новостей. Некоторые, как, например, Dan Rose, первый VP Facebook по развитию бизнеса и партнерствам, наоборот считают, что люди, покинувшим компанию много лет назад, не имеют морального права выступать на темы сложных вопросов, стоящих перед компанией сейчас.

И вот тоже, в принципе, правильно — и 7-10 лет назад у компании были сложные вопросы и те, кто тогда формулировал принципы их решения, должны представлять себе, насколько всё сложнее сейчас.

Австралия против комментариев

Пока в Америке бунтуют и пытаются разобраться с Section 230, которая освобождает социальные сети от ответственности за пользовательский контент, в Австралии все совсем наоборот — суд штата Новый Южный Уэльс, в котором, например, находится Сидней, вынес решение, что компании-издатели, публикующие свои статьи в том или ином виде в Facebook, несут ответственность за содержание комментариев пользователей под этими статьями.

Photo by Dan Freeman on Unsplash

Случай, который стал причиной для такого решения, произошел с молодым парнем, который содержался в центре для несовершеннолетних преступников и стал героем статей в СМИ. Под этими статьями в Facebook появилось множество комментариев, где парня обвиняли еще в куче преступлений. Судья постановил, что, поскольку СМИ публикуют или транслируют свои статьи в социальные сети с явной коммерческой целью, то они должны следить за пользовательской активностью в результате.

Новостные компании, конечно, будут оспаривать это решение в следующей инстанции — на уровне страны, — но перспектива вырисовывается некрасивая. Никакого способа управлять пользовательским контентом, кроме тотальной премодерации, в принципе не существует — любой другой способ все равно оставляет место для единичных нарушений, каждое из которых можно зафиксировать, а то и спровоцировать для дальнейшей фиксации. А в случае с Facebook всё еще хуже, поскольку премодерация там невозможна.

Скандал Twitter/Trump продолжается

Вчерашний скандал с маркировкой твитов Трампа как не соответствующих действительности разгорается пуще — после первых угроз и обвинений в удушении свободы слова администрация Трампа готовит указ, которым, по слухам, предусматривается ограничение прав платформ в части модерирования пользовательского контента.

Если до сих пор такие сервисы, как Twitter, Facebook и другие соцсети рассматривались как платформы, предоставляющие площадку для высказываний, не неся ответственность за содержание контента, но имеющие право модерации в соответствии с собственной политикой, то теперь предполагается считать их монополиями и, возможно даже, общественным местом, обязанным обеспечить пользователям право на свободу слова. Это также будет включать в себя необходимость обоснования модерирования и удаления пользовательского контента и блокировки аккаунтов.

Марк Закерберг вчера прокомментировал Fox News, что частным компаниям не годится выступать в роли арбитра истины в отношении пользовательского поведения или контента в онлайне. Ему в итоге ответил сам Джек Дорси, написав, что компания не собирается выступать арбитром, но хочет предоставить полную информацию людям, которых могли ввести в заблуждение сообщения Трампа.

Примерно понятно, зачем в дискуссию ввязался Закерберг — в своё время активно обсуждались его связи с администрацией Трампа, да и обратите внимание, что он это комментирует Fox News, а не кому-то еще. Совершенно непонятно, правда, чем совершенно аналогичная политика Facebook в части факт-чека настолько отличается от Twitter и почему Facebook не становится арбитром, а Twitter — наоборот. И даже — почему аналогичная политика Twitter в отношении сообщений про Covid-19 не делает его арбитром, а пометка очевидной дезинформации Трампа — делает?

Facebook купил Giphy

Facebook купил Giphy — крупнейший сервис анимированных гифов сохранит свой брендинг и будет тесно интегрироваться c Instagram. Сумма сделки, по данным Axios, составила 400 млн долларов. 

Интересно, что сам сервис за годы существования поднял примерно 150 млн долларов, а последняя его оценка была 600 млн. Совсем удачной продажу, видимо, не назовешь, но Facebook определенно знает, что делает.

Google и Facebook будут работать из дома

Сразу две новости про удалённую работу — Facebook начнет открывать офисы с 6 июля этого года, но разрешит сотрудникам работать удалённо до конца года.

А Google планирует, что определенная часть сотрудников вернется в офисы с дополнительными мерами безопасности в июне или июле этого года, но большинство сотрудников, чья работа может быть выполнена удалённо, продолжат так работать до конца года.

Кажется, что коронавирус стал единственным фактором, которому оказалось под силу справиться с кризисом недвижимости в Кремниевой Долине — а помните, еще в начале года Apple, Facebook и другие крупные компании объявляли, что выделят средства на реализацию различных программ доступного жилья в Калифорнии? Я думаю, теперь понятно, что этим можно больше не заниматься, взамен просто немного распределив персонал по домам, причем, желательно, за пределами Bay Area.

Но с другой стороны, сама Долина до последнего времени — скажем так, до последних лет 5-6, когда концентрация high-tech компаний превысила все разумные пределы, — своим успехом была обязана именно физической концентрации людей в одном месте. Она начиналась как место размещения подрядчиков базы флота, продолжилась как место трудоустройства выпускников Стенфорда на дешевых землях университета, и в итоге десятилетий подогревания этого котла получился вот такой бульон, бурно закипевший в 90-х и кипящий до сих пор. Не потеряет ли в результате распределенной работы вся эта концентрация уровень критически необходимой?

Facebook пошел в Индию

Facebook сделал решительный и необычный для интернет-сервисов шаг, купив 9,99% акций крупнейшего сотового оператора Индии — Reliance Jio Infokomm Limited, который часто называют просто Jio. Jio примечателен тем, что это исключительно 4G оператор, он работает по всей Индии и вдобавок является 4-м по количеству абонентов провайдером фиксированного интернета.

Общая сумма сделки составляет 5,7 млрд долларов и это, конечно, не Whatsapp, но намного больше, чем когда-то Instagram. Кстати, благодаря этой сделке индийская компания серьезно уменьшит долговую нагрузку — кажется, у нее сейчас порядка 20 млрд долларов долговых обязательств, от которых она собирается избавиться к марту следующего года.

Индия для Facebook страна особая и непростая, но тем интереснее посмотреть на результат подобных беспрецедентных усилий. В пресс-релизе отдельно упоминается Whatsapp, у которого в Индии порядка 400 млн пользователей и тут стоит учесть, что проникновение интернета и сервисов в Индии еще далеко от точки насыщения — при населении в 1,3 млрд человек лишь 51% имеет доступ к интернету, что немного на фоне даже сравнимых по уровню развития экономики стран БРИК. Это в процентах, а количественно, чтобы догнать уровень проникновения в Бразилии, Индии понадобится увеличить онлайн-население на 200 млн пользователей, что примерно вдвое больше, чем в России всего. Так что и количественно потенциал огромный.

Коррупция в Facebook

Facebook сообщил об разрыве контракта с сотрудником, который был уличен в разблокировании рекламных аккаунтов, забаненных за нарушение рекламных политик компании.

Печаль состоит в том, что сотрудника уличили журналисты Buzzfeed, которые расследовали деятельность компании Ads Inc., размещавших фальшивые объявления от имени звезд для подписки на инфопродукты. Как выяснилось, компания, столкнувшись с блокировкой своих объявлений, нашла сотрудников, имевших доступ к их модерации, и за умеренную плату договорилась о реактивации заблокированных объявлений как бы по ошибке.

Меня больше в этой истории удивляет, что такой доступ оказался у контрактора — то есть у человека, не являющегося штатным сотрудником компании. А так, к сожалению, риск коррупции такого вида является вполне существенным. Вопрос в том, как им управлять — как видим, Facebook и тут не очень справился.

Facebook, нечего шифроваться…

Генпрокурор США Билл Барр вместе со своими коллегами из Великобритании и Австралии планирует призвать Facebook отказаться от полного шифрования трафика своих мессенджеров. Мол, это помешает бороться с сексуальной эксплуатацией детей, терроризмом и вмешательством в выборы.

Правоохранители настаивают, что Facebook должен предусмотреть возможность доступа к содержанию сообщений в мессенджерах для сотрудников соответствующих органов.

Как видите, государства в любом виде мало чем отличаются по части желания залезть на частную территорию граждан и контролировать их. Только интересно наблюдать, как отличаются страшилки, для борьбы с которыми якобы требуются особые возможности. У кого-то англичанка гадит, кому-то Путин нападёт, а тут вот, поди ж ты — забота о детях.

– Товарищи! – продолжал Остап. – Нужна немедленная помощь! Мы должны вырвать детей из цепких лап улицы, и мы вырвем их оттуда! Поможем детям! Будем помнить, что дети – цветы жизни. Я приглашаю вас сейчас же сделать свои взносы и помочь детям. Только детям и никому другому. Вы меня понимаете?