Как я был железнодорожным экспертом

Я уже много раз рассказывал об этом в частных разговорах, так почему бы и здесь не рассказать. В уходящем году вдруг о себе напомнило мое образование — я, если кто не знает, инженер по организации перевозок на железной дороге, — и, пожалуй, за этот год я чаще использовал свои специальные знания, чем за предыдущие 12 лет, прошедшие после моего увольнения с транспорта.

Началось всё еще в феврале, когда в первых новостях о непонятных движениях в Крыму начали упоминаться виды транспорта, как авиа, так и железнодорожный. Эпизодические попытки потеоретизировать на эту тему в итоге привели к написанию длинного текста с анализом, который неожиданно побил все рекорды и по лайкам, и по комментариям. Правда, его дальнейшая судьба удивила еще больше — через несколько дней его попросили перепечатать на Лиге.нет, потом я обнаружил его на некоем транспортном портале. Надо честно сказать, что такая популярность меня скорее огорчила — насколько же в СНГ отсутствует транспортная аналитика, если довольно беглый анализ человека, 12 лет не имеющего отношения к транспорту, так цитируется.

Апофеоз ситуации наступил, когда в пресс-службу Яндекса обратилась редакция журнала РЖД-Партнер с просьбой заказать мне написание еще статей на тему транспорта в Крыму. Поскольку одновременно к нам пришли запросы еще от пары украинских газет, пресс-служба начала предлагать мне задуматься о возобновлении транспортной карьеры.

И вот опять — новость о том, что Укрзализниця отменила все поезда в Крым:

«Укрзализныця» ограничивает маршрут следования пассажирских поездов крымского направления до станций Новоалексеевка (Херсонская область) и Херсон. Вводится запрет и на грузовые поезда.

«С целью обеспечения безопасности движения Укрзализныця ограничивает маршрут следования поездов крымского направления до станций Новоалексеевка и Херсон. Поезда, которые будут отправляться в рейс начиная с 27 декабря, будут доезжать до указанных станций. (…) Также с 26 декабря введена конвенция о запрете перевозки железнодорожным транспортом любых грузов между материковой частью Украины и Крымом», — сказано в сообщении УЗ.LB.ua

Часть комментаторов уже возбудилась на словосочетание «обеспечение безопасности движения», что понятно — непосвященному начинает казаться, что у железной дороги имеются основания считать, что пути уже заминированы и партизаны наготове. Но заранее беспокоиться не надо — понятие «безопасности движения» очень широко и охватывает все вопросы технической исправности вагонов и пути, например. Поэтому подобное сообщение скорее всего означает, что никакого взаимодействия в технической части между непонятно чем на территории Крыма и железными дорогами остальной Украины так и не налажено, никакой гарантии, что поезда на территории Крыма не сойдут, нет, а сойти они могут по куче причин, вытекающих из технического состояния.

Добавлю также, что «обеспечение безопасности движения» — самый удобный и железобетонный предлог для прекращения движения даже в мирное время. К техническому состоянию пути, например, придраться всегда можно, и вряд ли кто-то будет спорить, что среди сотен километров путей в Крыму найдется много участков, находящихся в неудовлетворительном состоянии. Если кто помнит мой мартовский текст, собственных мощностей по капитальному ремонту путей в Крыму нет, так что можно хоть целиком участки закрывать.

А всё остальное, упомянутое в телеграмме — перевозки грузов и пассажиров, — это уже следствие.

Прокомментировать:

avatar
  Subscribe  
Сообщать