политология

Искаженная оптика хороших русских

Политолог Владимир Пастухов строит очередную теорию происходящего в украинском обществе, как оно кажется снаружи:

На мой взгляд, Зеленский, сделав очень много полезного и важного для отпора агрессии, этим шансом на создание украинской нации в полной мере воспользоваться не сумел. Одной из объективных причин, не позволивших ему это сделать, была трагедия в Буче, приведшая к резкой радикализации украинского общества. После Бучи было очень сложно удержать украинское общество от перехода из парадигмы “войны с Россией” в новую парадигму “войны с русскими”.

Этот переход был естественной реакцией общества на ужасы войны. Зеленский мог пытаться его затормозить, но он решил его поддержать и ускорить. Такое решение имело множество неизбежных последствий, которые во многом предопределили дальнейший ход событий. Прежде всего, это сформировало специфическую основу консолидации общества для борьбы с российской агрессией. Эта консолидация произошла не на платформе гражданственности, а на платформе патриотизма, что близко, но не одно и то же.

Разница в том, насколько широкой является общественная коалиция. В гражданской конфигурации – это широкие слои общества, включая умеренные его страты. В патриотической – преимущественно только самые радикальные и пассионарные его элементы. Команда Зеленского сознательно сделала ставку на радикалов и оставила за кадром значительную часть умеренно настроенных украинцев. Это как если бы Путин решил полностью опереться только на Стрелкова и его соратников.

“Умеренный” в данном контексте - не значит “пророссийский”. Речь идет именно о той значительной части общества, которая твердо встала на позиции защиты украинского национального государства и его суверенитета, но оказалась не готова к радикальным, большевистским методам его самоутверждения: типа, с Россией мы, конечно, воюем, но зачем стулья (памятники) ломать…

Вот это хороший пример непонимания внешними наблюдателями, даже предельно близкими, казалось бы, к предмету наблюдения (Пастухов родился в Киеве, закончил Киевский университет), того, что на самом деле происходит. Ему всё ещё кажется, что в Украине есть “умеренные слои общества”, которые не готовы к радикальным настроениям в отношении соседней страны и её населения и не хотят “войны с русскими”. Если посмотреть внимательно, то понятно, что Пастухов считает ошибкой “войну с русскими” а не с Россией. Но почему?

Потому что базовое убеждение любого представителя российской интеллигенции заключается в том, что плохих народов не бывает. Что все возможные негативные явления нельзя распространять на весь народ, который априори обладает некоей особой мудростью и благодетелью — просто потому, что это народ. В представлении таких идеалистов (хотя правильно их назвать популистами) один хороший человек (а уж тем более несколько) делает хорошим весь народ — как если бы вам сказали, что капля мёда делает из бочки дерьма бочку мёда.

Конечно, ситуация, когда к целому народу относятся плохо и не желают иметь никаких дел, очень неприятна носителям этой позиции. Но надо понимать, что ничего, кроме абстрактной веры в мудрость народа, причем явно противоречащей наблюдаемой реальности, они предъявить не могут. И вместо этого конструируют какие-то странные цепочки доводов, из которых почему-то следует, что Зеленскому следовало “затормозить” “естественную” реакцию украинского общества. Видимо, чтобы хорошие русские не чувствовали себя так странно.