Google как зеркало реальности

Если вы зацепились за заголовок, отцепитесь — я еще вернусь к нему.

Тут давеча Google Украина представил традиционный для поисковиков хит-парад запросов, чем вызвал небывалое брожение в украинской части фейсбука. Дело в том, что во главе этого хит-парада значатся запросы “Физрук 4 сезон” и “как обойти блокировку вк”, впрочем, довольно характерными можно назвать еще “Почему Малахов ушел с первого канала”, “Диана Шурыгина” и “Михаил Задорнов”. И это, конечно, шок для тех, кто представлял себе, что страна вокруг них состоит исключительно из зрителей “Игры престолов” и покупателей биткоинов — хотя такие запросы тоже заметны в этом списке.

Мне даже попались пара дискуссий, где доказывалось, что правильно, мол, что запретили ВКонтакте и российское телевидение, вот теперь расцветет локальный контент и всё будет хорошо.

Я побрюзжу немного. И вернусь к заголовку.

Мне кажется, я понимаю подспудные причины этого гнева хипстеров. Несмотря на то, что большинство из них прекрасно понимает, что запросы в поиске задают обычные люди, они до сих пор считали, что признак пользования Google как-то отличает цивилизованного человека. Возможно, где-то глубоко в подсознании они рисуют себе два портрета — возвышенных и современных себя, пользующихся Гуглом, пишущих вдохновенное в Facebook и постящих красивые картинки в Instagram, и безликую серую массу, смотрящую сериалы, тусующуюся вКонтакте и иногда заходивших поискать в Яндекс. Но вот запретили российские сервисы и наступил диссонанс. Сначала неприятная серая масса появилась в фейсбуке, а теперь выясняется, что среднестатистический пользователь самого главного сервиса мировой компании добра — вовсе не возвышенный хипстер, а зритель все тех же сериалов.

Ну просто потому, что Google — точно такое же зеркало интернета и его пользователей, каким себя всегда называл Яндекс. Немного отойдя в сторону от интернета — результаты президентских выборов 2010 года тоже вполне адекватно отражали настроения общества. Да и нынешнюю Верховную Раду не инопланетяне в тарелочках выбирали в недалеком 2014 году.

Мне во всём этом ещё не нравится настроение части дискутирующих, которые открыто жалеют, что не всё, мол, запретили. Надо ещё что-то запретить и вот тогда на чистом поле вырастет всё, что надо. Мне вообще дико наблюдать вроде бы сознательных людей, считающих, что что-то можно решить запретами. Тем более дико видеть людей, которые не в состоянии разглядеть, что даже уже действующие запреты не работают и работать не будут. ВКонтакте стабильно держится в десятке самых популярных сервисов даже по результатам панелей средней репрезентативности, доля Яндекса в поисковом трафике ни разу за полгода не упала ниже 12%, благодаря вещанию в интернете зрителям доступны практически все российские телеканалы, да, собственно, даже сайты этих телеканалов, включая самые одиозные, не включены ни в какие списки заблокированных сайтов (при всей глупости последних).

Вырастет что-то своё, точно полезное? Ни одна из громко анонсированных “украинских социальных сетей” даже не запустилась. Ни одна моя поездка в киевских такси за последние полгода не обошлась без жалоб таксистов на ужасно глючащие навигаторы — если только у них не был запущен Навигатор Яндекса, который даже в сильно изменившихся условиях показывает более адекватную картину пробок. Мне вообще кажется, что это что-то фантастическое — чтобы такой сложный продукт так летел, не имея полноценной поддержки на протяжении полугода и более. Хотя, вообще говоря, сделать приемлемое навигационное решение в рамках хотя бы Киева не является непосильной для локальной команды задачей — но где они, качественные навигационные продукты made in Ukraine, при наличии пустой ниши и живого пользовательского спроса?

В общем, не надо с ужасом обнаруживать, что изображение в зеркале показывает не богатый внутренний мир и звездное небо над нами, а а реальных людей за рулем иномарки на еврономерах. А кого оно еще должно отражать?

Блогу 15 лет!

Ну, если коротко, то вот.

Вряд ли есть в природе человек, который все эти 15 лет всё это читает. Ну, кроме меня, разумеется…

За мгновение до…

У меня в библиотеке есть замечательная книга. Она называется “Apple. Взгляд изнутри” и посвящена, как несложно догадаться, истории компании Apple. Но замечательность её в том, что она написана и издана в 1997-м году и поэтому заканчивается словами “Одним словом, чтобы сохранить свою независимость, Apple нуждается не просто в счастливом случае. Ей нужно чудо”.

Как мы все знаем, чудо произошло и сегодня Apple — самая дорогая компания в мире.

А вспомнил я об этой книге потому, что на выходных прочел еще одну книгу, не уступающую первой в замечательности. Называется она “Покер лжецов” и в ней автор, бывший сотрудник компании Salomon Brothers, рассказывает о своей работе в крупнейшем инвестиционном банке 80-х, подробно описывая, как именно этот банк придумал в начале 80-х ипотечные облигации, как именно он запустил лихорадку с деривативами на их базе и, как выражается автор в одном месте, построил полноценный финансовый рынок с этими инструментами. Книга заканчивается 1988-м годом и оставляет нынешнего читателя в приятном ощущении понимания, к чему это всё привело через пару десятилетий.

Впрочем, справедливости ради надо сказать, что автор — Майкл Льюис, — через пару десятилетий написал еще одну книгу, в которой описал, к чему это всё привело, и именно по ней был снят фильм “Big Short” (“Игра на понижение”). Если не смотрели, посмотрите обязательно.

Musica ex machina

Мы же все уже давно привыкли к использованию компьютеров в музыкальном творчестве — они позволяют сделать очень много работы, могут сыграть любую мелодию любым инструментом, обработать как угодно. Дискуссии о том, могут ли компьютеры писать музыку, ведутся давно, причем чаще с этических соображений — а нужно ли вообще позволять компьютерам это делать?

Но, пока одни дискутируют, другие делают. Еще в прошлом году два аналитика “Яндекса” — Леша Тихонов и Ваня Ямщиков, — решили развлечься и натренировали небольшую нейросеть на творчестве Егора Летова. Результатом стал целый альбом группы, названной ими “Нейронная оборона”, целиком выдержанный в стилистике “Гражданской обороны” и очень неплохо ей соответствующий.

На этом ребята не остановились и продолжили обучать нейросеть. Следующим этапом стала музыка в стиле Скрябина, которую аранжировала смотритель музея композитора и затем исполнил небольшой ансамбль на открытии конференции YaC этим летом.

Кстати, тема классики продолжила развиваться — нейросеть вместе с французскими аранжировщиками сейчас пишет симфонию, которую представят в Париже 26 мая 2018 года.

И вот свежая новость от ребят — они решили заняться джазом. Натренированная на 8000 джазовых композициях сетка написала мелодию, которую аранжировал известный российский джазмен Вадим Эйленкриг, и пару недель её представили вместе с маркой бурбона “Wild Turkey”.

Если интересно посмотреть, что именно сочинила сеть и что внес в произведение аранжировщик, то вот как выглядел исходник композиции.

Дискуссии, разумеется, будут продолжаться — так, например, Алексей Ботвинов, известный пианист и организатор фестиваля Odessa Classic, когда я ему показал композицию в стиле Скрябина, сказал, что это очень интересно, но он категорически против того, чтобы машины писали музыку. Но кто ж знает, что нас ждет в будущем?

Монах со второго люка

На Buzzfeed — смешная заметка о том, как в католической школе в Аделаиде, Австралия поставили статую монаха-доминиканца, подающего мальчику кусок хлеба. Да, это кусок хлеба, а не то, что вы подумали. Но, поскольку так подумали не только вы, а многие, причем раструбили об этом в соцсетях, то школа накрыла статую чехлом и теперь заказывает переделку статуи.

Я понимаю, что это звучит немного по-задорновски, но они что, никогда на Дюка со второго люка не смотрели? Одесситы почти 200 лет не только смотрят, но и другим советуют. Правда, там рядом никакого мальчика нет, это факт.

Google следит всегда

Если у вас паранойя, это не значит, что за вами не следят.

Как выясняется, с января этого года все Android-смартфоны передают в Google CellID близлежащих базовых станций, причем делают это даже, если передача местоположения выключена в настройках смартфона.

Как вы понимаете, получив CellID и силу сигнала каждой из станций, определить местоположение абонента можно с точностью до квартала, как минимум.

Google утверждает, что к концу ноября эту практику они прекратят. Вы верите, что они ждали запроса журналистов, чтобы так сделать?

А еще они утверждают, что никогда не использовали эти данные в синхронизации с другими данными о пользователе и только пытались улучшить качество доставки пуш-сообщений. Ага, конечно.

iPhone X — первые впечатления

Практически с самого момента презентации Apple в сентябре этого года, на которой они показали и довольно традиционное продолжение линейки смартфонов в виде iPhone8/8+, так и совершенно новый iPhone X, думаю, многие сделали однозначный выбор в пользу последнего, пусть и выходящего несколько позже и стоящего намного дороже. Меня, как ни странно, смартфон заинтересовал несколькими ключевыми моментами.

Во-первых, я люблю фотографировать и, год назад выбрав iPhone 7, а не 7+, я все время чувствовал некоторое ограничение. Но плюс-модель все же довольно велика, хотя я и пользовался 6+ и 6S+. Камера iPhone X по обещаниям не уступает iPhone8+, наоборот, является лучшей в линейке, так что этот пункт был однозначным.

Во-вторых, FaceID. При всем удобстве использования отпечатков пальцев для авторизации это решение далеко от идеала и требует дополнительных движений.

В-третьих, размер устройства и размер экрана. Экран iPhone 7, как по мне, маловат для полноценного использования, а размер iPhone8+ великоват, как я уже говорил выше.

Но давайте все же про реальное устройство. Я не стал ждать официального начала продаж и купил смартфон, приехавший из Гонконга, по словам продавца. Кажется, я не прогадал, поскольку мне он обошелся на 30 долларов дороже, чем он будет стоить в официальной рознице в Украине, что, на мой взгляд, является вполне приемлемой премией за возможность получить смартфон сейчас, а не через три недели. Попытки прикинуть стоимость аппарата с покупкой его в Европе давали примерно ту же цену при картине полного его отсутствия в свободной продаже. Впрочем, справедливости ради надо сказать, что я с удовольствием наблюдал за динамикой цен в Одессе — начавшись с уровня $2500, они уменьшались буквально на глазах, видимо, не встретив ажиотажного спроса.

Первые впечатления от аппарата — заметно тяжелее iPhone 7, но это не мешает. В руке лежит удобно, несмотря на стеклянный корпус, выскользнуть не пытается. Впрочем, я вообще редко роняю телефоны и не разбил еще не одного, так что пока меня мало волнует хрупкость конструкции. Отсутствие кнопки “Home” иногда приводит к тому, что я беру телефон вверх ногами и обнаруживаю это, только пытаясь разблокировать его.

Экран прекрасен. Очень яркий, контрастный, четкое изображение, правильные цвета, технология TrueTone заслуживает самых добрых слов — с таким экраном очень удобно работать. Широко раскритикованная “бровь” на дисплее практически не мешает. Пожалуй, единственное нарекание к ней — я привык в браузере и других программах быстро перематывать к самому верху страницы тапом по верхней строчке экрана, а тут этот жест не сработает, надо касаться экрана в районе одного из “ушей”.

На удивление, без кнопки “Home” вполне можно жить. Телефон просыпается от любого касания экрана или даже от поворота его к себе, а свайп снизу быстро усваивается. Единственное “но”, которое я готов предъявить компании Apple, — это неконсистентность поведения интерфейса на iPhone X по сравнению с другими устройствами на iOS. Control Center в iPhone X вызывается свайпом вниз в правом верхнем углу, в то время как на остальных он достается как раз свайпом снизу. Проблема не в том, чтобы переучиваться, а в том, что, имея iPad Pro и iPhone X, в одинаковых условиях надо действовать по-разному. Чтобы почувствовать, как это, попробуйте настроить разные способы переключения раскладки на двух компьютерах, которые используете ежедневно, например.

Еще одно нарекание к дизайну интерфейса — необходимость сохранения в каждом приложении экранной swipe-button сильно портит впечатление от нижней части экрана. Даже родная клавиатура выглядит неряшливо, с глобусом для переключения раскладок, грустно висящим на отдельной строчке. Во-первых, это некрасиво, во-вторых, — он просто не на свое месте и я регулярно включаю дополнительные раскладки с цифрами вместо переключения на другой язык.

FaceID — отдельный разговор. Во-первых, он работает и действительно делает это практически незаметно. Ты просто смотришь на экран и проводишь пальцем по нему — и телефон разблокирован. Причем поле зрения камеры действительно широкое — у меня без проблем разблокируется телефон, висящий в держателе в автомобиле. Модель лица, которую использует FaceID, достаточно гибкая — когда я надел очки, никакого дополнительного обучения не понадобилось. Впрочем, когда наутро я первым делом взял в руки телефон, он разблокировался совсем не сразу, отказываясь узнавать припухшую со сна физиономию хозяина.

Отдельного восхищения заслуживает использование FaceID в приложениях. Apple просто средиректила все вызовы TouchID API в приложениях и стала выдавать предложение использовать FaceID и вот это уже авторизация, которая работает как надо — без дополнительных касаний, просто распознавая ваше лицо. Правда, я иногда держу телефон на столе рядом и в этом случае приходит специально придвигаться к аппарату и строго смотреть на него, но это случается далеко не так часто.

Вот фотовозможности я еще не исследовал толком. Функция портрета есть и работает вкупе с моделированием разного освещения, но к ней надо приноровиться — использование фильтра “Сценический свет”, например, регулярно не распознает часть фона и пока не умеет справляться с женскими объемными прическами, где нет четкой границы.

Пока впечатления прекрасные, телефоном хочется пользоваться и исследовать его разные возможности. Например, внезапно меня порадовало сообщение от телефона, что он помнит, где я припарковал машину и может показать мне дорогу к ней. Впрочем, следующим открытием стало предложение включить режим “Я в машине” и, как следствие, невозможно разблокировать телефон в машине, пока я не ткнул в кнопку “Я не за рулем”. При этом звонки он должен разрешать, но вот интересно — а как телефон в таком режиме отнесется к звонку по Telegram, например? Надо будет попробовать при случае.

Ушел исследовать возможности дальше, буду сообщать по возможности.

Совершенно новый Firefox — Quantum

Сегодня Mozilla выпускает очередную версию Firefox, но это не совсем просто очередная версия.

Вообще, последние несколько лет разработчики браузеров просто на потоке увеличивают номера версий и только случайно можно узнать, что пользуешься, например, 61-й версией Гугл Хрома. Я помню, как мы в свое время ожидали очередных версий того же Firefox, начиная с самой первой, и, конечно, сейчас совсем не то ощущение.

За исключением вот этой новой версии Firefox — Quantum. Поскольку разработчики в этой версии переделали полностью движок браузера и сделали его очень быстрым и использующим все возможности современных процессоров. И он действительно уже ничем не напоминает того развесистого монстра, от которого я в свое время сбежал еще на Windows и он прекрасно рендерит страницы, чего мне всегда не хватало в нем на macOS. И почему-то ему не нужно так же много памяти, как Хрому или даже самому Firefox буквально недавно.

Я поставил себе сейчас его основным на рабочем ноутбуке и планирую пожить немного, посмотрим, как пойдет. Каких-то особых расширений мне не надо, а вот требования к скорости у меня высокие.

Официальный релиз еще не состоялся, но новая версия уже сутки лежит в канале обновлений. Поэтому скачивайте бету по ссылке выше и в настройках нажмите “Перезапустить для обновления” — и начинайте пробовать новый хороший браузер.

Классовые принципы в искусстве

Вчерашние отклики на смерть Михаила Задорнова в очередной раз мне напомнили о давней теме, которую я хочу сформулировать и обсудить. Существует ли абсолютная красота? Точнее, существует ли такой уровень искусства в любой его форме, при котором становятся совершенно не важны никакие сопутствующие обстоятельства, как то личности авторов, их моральные принципы, отдельные их поступки или даже содержание самого произведения? На мой взгляд, да, но, подозреваю, со мной многие не согласятся.

Давайте разберемся на примерах. Со вчерашнего дня мы знаем, что Louis C.K., прекрасный американский комик, 15 лет назад себя непотребно вел перед женщинами. И все эти 15 лет (да и до этого) он выступал, шутил и шутил смешно. Разве после появления статьи в New York Times эти шутки стали несмешными? А если они смешные, должны ли мы, зная о моральном облике артиста, сдерживаться от смеха, слыша их? Ведь смех — это признание того уровня искусства юмора, которого достиг артист, и хорошая шутка вполне способна его пережить.

Другой пример — отношение к творчеству российских артистов, базируясь на их общественной активности. Не будем трогать Кобзона и очевидную попсу. Возьмем Вячеслава Бутусова. Должен ли факт его подписи под петицией о запрете фильма “Матильда” влиять на восприятие таких замечательных песен, как “Гудбай Америка” или “Скованные одной цепью”? А также “Шар цвета хаки”, “Прогулки по воде”, “Колеса любви” и еще десятков прекрасных песен? Или эти песни важнее, чем все политические или общественные поступки их автора и даже важнее самого автора?

Однако пойдем дальше и рассмотрим примеры, когда речь идет уже не о деятельности артиста вне искусства. Вот есть артист, который создал и/или играл прекрасную музыку, а потом его музыка стала намного менее прекрасной и прямо своей музыкой он стал неприятен многим. Я говорю, например, о Вадиме Самойлове из группы “Агата Кристи”. Вполне возможно, что некий общий счет, который предъявят ему потомки (если их вообще взволнует подобная арифметика), будет равно учитывать и прекрасную музыку конца 80-х и всех 90-х и нынешние поделки под девизом “За Донбасс, на Берлин”. Но это счёт, который предъявят человеку, а я сейчас про искусство — обязательно ли для получения эстетического наслаждения от “Опиума для никого”, “Сказочной тайги” и “Как на войне” помнить о позднем творчестве одного из их авторов?

Более мягкий пример — Константин Кинчев, которого в последние годы унесло в панславянство, которое он активно продвигает в своих песнях. Это, конечно, добавляет красок в портрет человека и музыканта, но разве должно это как-то влиять на восприятие всего творчества “Алисы” от “Мы вместе” до “Трасса Е-95”?

Если на предыдущие вопросы можно придумать политкорректные ответы в духе “Конечно же, творчество одного периода не должно влиять на объективное восприятие творчества другого периода артиста” (хотя все авторы подобных ответов явно не готовы насладиться картинами Адольфа Шикльгрубера), то мы можем пойти дальше и рассмотреть примеры, когда само произведение может быть совершенно прекрасным и даже гениальным, но при этом конфликтовать с каким-то идеями или взглядами слушателей либо текстом, либо манерой исполнения, либо какими-то другими обстоятельствами. Например, мы категорически не сошлись с Мишей Козыревым во мнениях относительно песни Егора Летова “Общество “Память”, которую я считаю близкой к гениальности и никоим образом не поддерживающей взгляды этого самого общества, напротив, иллюстрирующей их примитивизм, а Миша считает, что как раз этой иллюстрации там нет и зря Летов её написал.

Впрочем, еще один пример — тот же Миша как-то публиковал песню группы “Штора” из нынешнего Донецка, при прослушивании которой, конечно, любому украинцу приходится выдержать очень немалую борьбу между восприятием очевидно хорошей песни и пониманием, о какой войне и с какой стороны поет её автор. Может ли нормальный разумный человек оценивать искусство в отрыве идей, которые его вдохновили — если это идеи не человеконенавистнические, конечно.

Давайте перевернем ситуацию и предположим, что нет, в восприятии песни или картины или фильма важно не только само произведение, но и вся творческая история его автора, а также все его моральные и психологические качества, политическая позиция и количество благотворительных акций. Мне кажется, что, с одной стороны, легко договориться до абсурда, когда кто-то откажется слушать песни музыканта из-за его поддержки мажоритарной избирательной системы, например. С другой — а чем это отличается от классового подхода в искусстве, который господствовал в Советском Союзе почти 70 лет и, к слову, мало чем отличался от расового подхода нацистов — джаз, к примеру, не любили оба тоталитарных государства?

И заканчивая приводить примеры, просто поставлю ролик с очень красивой песней в исполнении лидера “System of A Down” Сержа Танкяна “Арцах”. Арцах — это древнее армянское название Нагорного Карабаха и мне, как уроженцу Баку и прожившему там время начала конфликта с 1988 года, тоже довольно сложно слушать такие песни. Но она красивая и автор ее прекрасно исполняет и, на мой взгляд, это важнее.

Умер Михаил Задорнов

Мир его праху.

Я знаю, что многие сейчас начнут ему вспоминать его в меру безграмотные лингвистические теории (вы, впрочем, все равно не разберетесь в этом лучше, чем Андрей Анатольевич Зализняк) и антиукраинскую позицию, но я его помню и многократно цитирую, как блестящего сатирика и комика, который виртуозно высмеивал советский быт, политиков и даже самого себя. Даже совершенно не сатирические его произведения прекрасно читались и вызывали безудержный смех. Ну, кто не помнит историю про два девятых вагона или его прекрасное “Я не понимаю”?

Возможно, в том, что мы всё же пережили Советский Союз и его последствия, есть и его заслуга. И лучше помнить это…