Настоящее честное уведомление о рисках

Вам, наверное, приходилось читать документы под названием «Risk disclosure» — в таком документе финансовые компании тщательно пытаются предупредить своих клиентов, что они могут потерять деньги в любой момент, чтобы потом эти самые клиенты не могли сказать, что их не предупреждали. Обычно такие документы пишутся очень юридическим языком, который даже читается тяжело.

Но встречаются и примеры честного изложения опасностей. Иногда — даже чересчур честного. Вот компания под названием IRS Millenium Fund вообще в своем описании начала со стандартных рисков инвестирования:

First of all, stock prices are volatile. Well, duh. If you buy shares in a stock mutual fund, any stock mutual fund, your investment value will change every day. In a recession it will go down, day after day, week after week, month after month, until you are ready to tear your hair out, unless you’ve already gone bald from worry. It will insist on this even if Ghandi, Jefferson, John Lennon, Jesus and the Apostles, Einstein, Merlin and Golda Maier all manage the thing. Stock markets show remarkably little respect for people or their reputations. Furthermore, if the fund has really been successful, you might be buying someone else’s whopping gains when you invest, on which you may have to pay taxes for returns you didn’t earn. Just try and find somewhere you don’t, though. Dismal.

While the long-term bias in stock prices is upward, stocks enter a bear market with amazing regularity, about every 3 — 4 years. It goes with the territory. Expect it. Live with it. If you can’t do that, go bury your money in a jar or put it in the bank and don’t bother us about why your investment goes south sometimes or why water runs downhill. It’s physics, man.

и закончила многообещающим:

Just so you know. Don’t come crying to us if we lose all your money, and you wind up a Dumpster Dude or a Basket Lady rooting for aluminum cans in your old age.

Please e-mail us if we haven’t scared you enough, and we’ll try something else.

Впрочем, писать им поздно — компания работала в 90-х, много инвестировала в доткомы, не очень хорошо пережила первый кризис доткомов и в 2002-м году была куплена другой компанией, прекратив, таким образом, свое существование. Но каков слог, а?!

Праздничные гримасы Uber-а

Несколько недель назад я встречался с группой слушателей Львовской бизнес-школы, которым рассказывал о локализации продуктов, и привел в качестве примера «как делать не надо» запуск Uber в украинских городах. Сервис как продукт имеет массу недоработок, которые было бы несложно исправить, если вообще заниматься адаптацией продукта под конкретный рынок — например, сервис понятия не имеет, сколько времени займет подача машины и назначает заказы машинам в получасе езды. Впрочем, никакого представления о навигации, например, в Одессе Uber и не имеет, и я регулярно вижу, как водители запускают Яндекс.Навигатор.

Вчера удалось посмотреть, как любимый сервис хипстеров и любителей поговорить о sharing economy справляется с праздниками. Забегая вперед — плохо справляется, нам так и не удалось на нем поездить.

Сначала ничего не предвещало проблем. Заказ бодро назначился на машину, которая неподалеку завершала поездку, и пообещал, что через 20 минут машина приедет. Поскольку я живу фактически за городом, нам привыкать ожидать машину 15-20 минут, поэтому я совершенно спокойно начал собираться. Через 10 минут я обратил внимание, что машина вроде бы не приближается. Еще через 10 минут стало ясно, что машина стоит на одном месте, а тут и водитель позвонил сообщить, что он стоит в пробке. Место пробки чудесно совпало с крупным базаром, который, впрочем, вряд ли был настолько популярен в полдень в праздничный день.

Вот это, кстати, интересная проблема, которую я не встречал в других городах и других сервисах — похоже, сервис никак не может помешать водителю взять заказ и поехать в противоположном направлении по своим делам или остановиться надолго возле магазина. В итоге нет совершенно никакой гарантии, что после того, как заказ сделан, заказанная машина действительно приедет и сделает это в заявленное время.

В этот раз в течение 5 минут приехала машина из Яндекс.Такси и мы успешно — потеряв, правда, примерно полчаса на ожидание Uber, — уехали.

Вторая попытка была серьезнее — поздно вечером мы рассчитывали уехать из центра города. В Яндекс.Такси машин не было, а вот Uber продемонстрировал свое знаменитое surge pricing, когда в час пик для снижения спроса и повышения заинтересованности водителей вводятся повышающие коэффициенты. И это оказалось еще одной иллюстрацией отсутствия какой-либо адаптации сервиса к локальным условиям, поскольку стоимость поездки, в обычное время составляющая 90-110 грн, начала прогнозироваться в диапазоне 485-635 грн. То есть, извините, в шесть(!) раз больше. Кажется, тем одесским таксистам, которые первыми встречают гостей города в аэропорту, иногда даже преграждая выход с погранконтроля, такие сказочные цены даже не снились.

 

Любопытно, что машины как раз были в большом количестве, если верить приложению. Ну да, заработать в 6 раз больше на ровном месте многие хотят. Но получается не у всех — мы, например, предпочли вызвать более традиционное такси по телефону, которое нам обошлось — со сложным маршрутом и праздничным тарифом — в 210 грн.

И, я так думаю, что буду так поступать и дальше. Не могу себе представить, чтобы такси в Одессе стоило сумму, равную стоимости бизнес-ланча для шести человек.

Blackberry опять возвращается

По этому блогу, кажется, можно отслеживать все метания компании Blackberry по части выпуска смартфонов — то они прекращают выпускать классические модели с клавиатурой, то они отказываются от собственной операционной системы, то опять начинают выпуск классических моделей. Короче, никогда такого не было и вот опять — в преддверии Mobile World Congress компания (правда, уже другая, поскольку бренд куплен компанией TCL) анонсирует выход модели KeyOne.

Модель представляет собой аппарат размером чуть больше, чем Google Pixel, с экраном 4,5 дюйма — что понятно, надо же где-то клавиатуру поместить. Пропорции экрана 3:2, а не 16:9, как у большинства нынешних смартфонов, что, вероятно, добавит радости либо разработчикам, либо, скорее всего, пользователям — ведь там обычный Android 7.1 и несложно себе представить, как у части программ элементы интерфейса будут пропадать за пределами физического экрана или наоборот — налазить друг на друга.

Из того, что бросается в глаза — корпус смартфона сильно отличается от классических моделей Blackberry. Надо будет попробовать подержать его в руках — ведь главным преимуществом старых смартфонов было именно очень комфортное ощущение в руках.

О пользе и вреде ошибок

Человеку свойственно ошибаться. Ошибки могут быть маленькие и большие, личные и деловые. Вот про деловые ошибки, часто называемые среди стартапов фейлами, мы и поговорим.

Мне кажется очень странной развившаяся в последнее время — особенно на постсоветском пространстве, — культура уважения фейла. Хотя исторически корни этой культуры можно найти в поговорке «За одного битого двух небитых дают», но в нынешней форме это выглядит совсем искаженно — мол, главное побыстрее провалиться, тогда уважать будут больше.

Это стало приводить к совсем странным эффектам — когда человек, не запустивший из своих трех проектов все три, обильно делится опытом и его с замиранием слушают люди, которые как раз имеют в активе успешные проекты.

Нет, тут я отвлекусь и скажу, что совсем недавно понял, что как раз вполне возможно использовать опыт своих ошибок для обучения других. Я сделал довольно много ошибок (и продолжаю их делать регулярно) в своей практике и часто использую эти ошибки как примеры, когда рассказываю другим. Польза от обучения ведь может быть как в том, чтобы узнать гарантированно работающий способ решения проблемы, так и тот, что гарантированно не работает.

Но есть два ключевых пункта, помня о которых, можно уважать чужие и свои ошибки.

Во-первых, на ошибке надо научиться. То есть разобрать её, понять её причины, понять, какие конкретные действия к ней привели и какие можно было бы предпринять, чтобы не допустить её или исправить. Поэтому, кстати, меня искренне раздражают популярные нынче у нас выступления «реформаторов», сходивших во власть, провалившихся и сделавшие из своих провалов единственный вывод «Ну не шмогли мы, не мы таки, система така».

Во-вторых, ценность ошибки никогда не может быть выше ценности успеха. Опыт успешного человека не может цениться ниже опыта человека, не добившегося успеха. Повезти могло одинаково обоим, и не повезти, кстати, тоже. Но один сделал, а другой нет. Учиться лучше у первого и только потом — у второго.

О монополии Facebook

Очень интересная статья — реакция известного аналитика Бена Томпсона на манифест Марка Цукерберга:

Today the fundamental impact of the Internet is to make distribution itself a cheap commodity — or in the case of digital content, completely free. And that, by extension, is why I have long argued that the Internet Revolution is as momentous as the Industrial Revolution: it is transforming how and where economic value is generated, and thus where power resides:

In this brave new world, power comes not from production, not from distribution, but from controlling consumption: all markets will be demand-driven; the extent to which they already are is a function of how digitized they have become.

This is why most Facebook-fail-fundamentalists so badly miss the point: that the company pays nothing for its content is not a weakness, it is a reflection of the fundamental reality that the supply of content (and increasingly goods) is infinite, and thus worthless; that the company is not essential to the distribution of products is not a measure of its economic importance, or lack thereof, but a reflection that distribution is no longer a differentiator. And last of all, the fact that communication is possible on other platforms is to ignore the fact that communication will always be easiest on Facebook, because they own the social graph. Combine that with the fact that controlling consumption is about controlling billions of individual consumers, all of whom will, all things being equal, choose the easy option, and you start to appreciate just how dominant Facebook is.

Given this reality, why would Zuckerberg want to be President? He is not only the CEO of Facebook, he is the dominant shareholder as well, answerable to no one. His power and ability to influence is greater than any President subject to political reality and check-and-balances, and besides, as Zuckerberg made clear last week, his concern is not a mere country but rather the entire world.

Тут надо понимать, что содержание статьи — не простое «Facebook рулит миром и мы все умрем», как иногда приходится встречать в современной журналистике. Тем более, что автор не просто констатирует и анализирует факты, но и предлагает вполне очевидное решение — обеспечить переносимость социального графа между социальными сетями.

Мне при этом вспоминается довольно старое предложение Илюши Сегаловича, когда он предлагал сделать открытыми поведенческие данные в поиске. Впрочем, оно тогда не было услышано. Сомневаюсь, что похожее предложение сейчас, когда никакой второй социальной сети, могущей, по крайней мере, отстаивать такое предложение и реализовать его у себя, нет и не предвидится.

В Одессу приехали такси

Так случилось, что на этой неделе буквально один за одним в Одессе запустились две могучие службы такси — сначала, 1 февраля, Яндекс.Такси, а сразу следом, 2 февраля — Uber. Я с интересом понаблюдал за процессом — тем более, что Uber я использую давно, еще года три назад впервые вызвав через него такси в Сан-Франциско, приятно был удивлен осенью в Киеве, а за запуском Яндекс.Такси имел возможность наблюдать по старой памяти довольно близко. Поэтому, выждав один день, вчера решил поездить на такси. Выбор был очевиден — попробовать проехаться на Uber или Яндексе, имея про запас одесское такси Бонд.

Началось, правда, с того, что никакое такси ко мне не приехало. Я живу за городской чертой, поэтому обычно такси мимо особо не ездят. Так что совершенно не удивительно было утром увидеть, что доступных машин нет ни в Яндексе, ни в Бонде. А Uber обрадовал, спрогнозировав, что машина приедет в течение 20 минут. Это довольно привычное время ожидания, повторю — из ближайших крупных жилмассивов к нам можно доехать не быстрее 10-15 минут, так что мы уже привыкли.

Но радость закончилась довольно быстро — сначала при реальном заказе UberX подцепил машину, находящуюся в получасе езды. Водитель даже перезвонил сказать, что он далеко, но после того, как я сказал, что готов ждать, решил, что он не готов ехать и отменил заказ. После этого я потратил еще примерно полчаса, наблюдая, как заказ буквально на несколько секунд назначается на машины в центре города (то есть минутах в 40 езды), и в итоге плюнул, заказав машину в Бонде — там в этот момент пообещали машину в 4-х минутах и действительно через минут 5 машина приехала.

Следующей задачей было заказать такси в 7 часов вечера в центре города. Учитывая час пик, Яндекс сразу показал, что машин нет. Я был упорным — поэтому Uber всего лишь за 20 минут нашел машину. Надо понимать, что он при этом находил несколько раз машины в 10 минутах езды, но через некоторое время машины сбрасывали заказ. Кстати, должен сказать, что вот этого я не встречал раньше нигде — чтобы мне уже показали машину, которая будет выполнять заказ, а через некоторое время система опять начинает искать машину. Либо водители сознательно сбрасывают заказ, либо делают это по ошибке, но в результате заказ не выполняется.

Машина в итоге приехала, это оказался Renault Logan. Нет, машина нормальная, но как-то сильно отличается от UberX в Штатах.

В третий раз задача выглядела совсем просто — в 10 часов вечера заказать такси в центре же. Я сознательно вызывал Uber — во-первых, у них в день запуска было какое-то нереальное количество машин в онлайне, во-вторых, они дарили 5 бесплатных поездок в честь запуска, в-третьих, даже если бы поездка ко мне домой не уложилась в лимит бесплатной поездки, мне не пришлось бы платить наличными, поскольку там давно привязана карта.

Вот тут меня ждало разочарование. Uber показал машину в 4 минутах езды, я посмотрел, как она едет, и уже собрался выходить, как вдруг подумал, что что-то нет сообщения, что машина подъезжает. Быстрая проверка показала, что машина бодро просвистела мимо и уже уехала примерно на километр от меня. Я даже перезвонил водителю, мол, куда вы едете, на что получил ответ, что сейчас еду, проехал немного, но уже разворачиваюсь, после чего машина застыла на месте минут на 7. Насколько я понял, в этом месте расположен супермаркет. Через 7 минут машина тронулась с места и… продолжила удаляться от меня. Вот тут мне как-то расхотелось ждать продолжения — можно, конечно же, было дождаться водителя, доехать когда-нибудь с ним и поставить ему низкую оценку, но мне уже не хотелось шашечек.

Яндекс.Такси приехало за 4 минуты, остановилось точно по адресу, таксометр попросил меня пристегнуться и, хотя водитель сказал, что это ерунда, я сказал, что не хочу ссориться с хорошими друзьями и пристегнулся. Меня хорошо довезли, я бы предпочел не платить наличными, но, надеюсь, ребята решат этот вопрос в ближайшее время.

И вот что я скажу в итоге — судя по моему опыту и опыту тех, кого я спрашивал, большая продвинутая американская корпорация Uber явно не умеет оказывать сервис в сложных условиях. Три попытки вызвать машину через Uber у меня отняли час времени и успешной была только одна из них, хотя она тоже отняла 20 минут. Честность Яндекс.Такси, просто несколько раз сообщавшего, что свободных машин нет, мне подходит больше — я, по крайней мере, не тыкал в экран смартфона, где приложение мне упорно пыталось кого-то найти, то сбрасывая заказ, то показывая машины в 20 км от меня, как это было с Убером.

Краем глаза я видел, что локализация приложения Uber оставляет желать лучшего — в водительском интерфейсе куски переведены на русский, а другие куски — на украинский, что не добавляет уверенности водителям. И это как-то особенно печально — ну полгода же прошло, неужели украинский офис считает это минорной задачей? Нет, конечно, теперь мне будет приятно, увидев очередной квартальный отчет Uber, ткнуть пальцем в строку Losses и понимать, что в этих миллиардах есть и пара долларов, потраченных на мои поездки, но я подожду увеличивать эту сумму более серьезно.

Good president, bad president

Нет, это не про американских президентов.

События последних месяцев в Украине, честно говоря, заставляют восхищаться уникальностью украинских политиков. Я вообще понимаю ощущения героя Жана Рено в «Розовой пантере»:

До сих пор история демократического человечества обычно подразумевала циклический процесс, сначала реформы, потом некоторый откат, реакция, или наоборот — сначала репрессии, а потом реформы. Как правило, для реализации реакции менялась какая-то часть управляющего механизма. Даже в России, где что-либо менять не принято, различные фазы цикла принято связывать, по крайней мере, с новым сроком президентских полномочий Путина.

Но у нас теперь не так. В течение последнего года политическая система совершенно спокойно перешла от хоть и вялых и непоследовательных, но всё же каких-то реформ, к совершенно отчетливой реакции — при этом не изменив ни единого действующего лица. И нам остается только  удивляться со словами «Мы думали, что для этого требуется два президента», наблюдая, как действующий глава государства с легкостью инспектора Клузо играет одновременно две роли — реформатора и реакционера.

Макбуки, переходники и необходимость

Довольно странную новость сегодня решили обсудить все IT-издания — проект переходника Hypertdrive, который подключается к Thunderbolt3-портам на MacBook Pro — причем только на нем, поскольку используется сразу два порта рядом, а они только там так расположены, — набрал на Kickstarter заказов на 1 миллион 700 тысяч долларов при заявленных 100 тысячах. Переходник представляет собой набор портов HDMI, USB, USB-C и SD/microSD, которые в новых MacBook Pro отсутствуют в отличие от предыдущей модели.

Выводы при этом каждый делает как хочет — мол, вот, Apple промахнулись, порты народу нужны, а Alexmak, напротив, доказывает, что таких нуждающихся очень немного, всего 20 тысяч против миллионов покупателей ноутбуков.

Странность же новости заключается в том, что никакой новости в этом особо нет. Компания-производитель — Sanho Corporation — существует уже 12 лет, все эти годы занимается производством аксессуаров к продукции Apple и не только, каковые аксессуары можно купить у них на сайте. Переходники, которые можно включить в USB-C/Thunderbolt3 порт, они начали выпускать еще год назад, после выхода MacBook 12″. Буквально месяц назад я покупал один из таких переходников в аэропорту Schiphol и поэтому сегодня утром вообще не понял, в чем новость.

Что действительно интересно — это то, что компания решила протестировать спрос на устройство на Кикстартере. Хотя они не впервые это делают, но именно с этим типом аксессуаров они этого не делали. Вероятно, статистика продаж устройств, ориентированных на MacBook, недостаточно репрезентативна и разработчики решили убить всех зайцев одной кампанией. И это, на самом деле, очень хорошо и идеально отвечает настоящему принципу краудфандинга — протестировать покупательский спрос и немного засветиться перед гиковской аудиторией.

А что касается необходимости, то, честно говоря, за месяц использования нового MacBook Pro красивый — это еще одно его достоинство, Hyperdrive выпускается в цветах, подходящих под цвет корпуса ноутбука — переходник я доставал из портфеля буквально несколько раз — чтобы показать его знакомым. А в остальном — ну вот как-то не надо.

О Дожде и шизофрении

Реакция на запрет трансляции телеканала «Дождь» в украинских кабельных сетях выглядит очень характерно. Лучше всех об этом написал Павел Казарин:

Во-вторых, оказалось, что сторонники и противники запрета – это люди, которые предпочитают рассуждать о «справедливости», а не о «праве». Те, кто аплодируют запрету «Дождя», говорят о том, что телеканалу не место в Украине лишь потому, что он российский. А их оппоненты делают акцент на том, что канал «либеральный». Хотя ни то, ни другое не имеет ровным счетом никакого значения. Телеканал был запрещен к ретрансляции лишь потому, что называл Крым – территорией России, а карта Украины для него заканчивалась аккурат на Херсонской области.
Кто-то скажет, что канал, зарегистрированный в России, иначе поступить и не мог. И будет прав – да, не мог, иначе бы ему грозила потеря российской лицензии. Но в этом нет ничего удивительного – телеканал «Дождь» стал всего лишь еще одним неизбежным последствием аннексии полуострова. Той самой, что запустила процесс развода двух стран во всех возможных сферах. И телеканал «Дождь» запрещен к ретрансляции не потому, что он зарегистрирован в РФ, а потому, что его ответ на вопрос «чей Крым?» нарушал украинское законодательство.

Я очень хорошо отношусь к сотрудникам «Дождя», тем более, что некоторых знаю лично. Я понимаю всю сложность их положения и искренность желания сделать максимум возможного. Но не могу не вспомнить март 2014 года, когда передо мной — точнее, перед компанией «Яндекс», — стояла точно такая же проблема. Я совершенно точно понимал, что выполнение требований российского законодательства несовместимо с деятельностью Яндекса в Украине, а нарушение этих требований обещает большие проблемы в деятельности компании в России. Как говорил барон Мюнхгаузен в исполнении Олега Янковского — «Передо мною стоял выбор: погибнуть или как-то спастись». Как вы понимаете, мы решили спастись. Я рассказывал о том, как именно, выступая в мае 2014 года в «Часописе», и, если честно, до сих пор не вижу другого выхода соответствовать двум разным версиям реальности одновременно.

А выражать эмоции и сожаления относительно наступления неизбежных последствий — ну, это как обижаться на то, что поднятый над головой камень не завис в воздухе, а упал на эту самую голову. Другое дело, что законы юридические у нас не всегда работают с неумолимостью падающего камня, но это уже совсем другой разговор.