Монах со второго люка

На Buzzfeed — смешная заметка о том, как в католической школе в Аделаиде, Австралия поставили статую монаха-доминиканца, подающего мальчику кусок хлеба. Да, это кусок хлеба, а не то, что вы подумали. Но, поскольку так подумали не только вы, а многие, причем раструбили об этом в соцсетях, то школа накрыла статую чехлом и теперь заказывает переделку статуи.

Я понимаю, что это звучит немного по-задорновски, но они что, никогда на Дюка со второго люка не смотрели? Одесситы почти 200 лет не только смотрят, но и другим советуют. Правда, там рядом никакого мальчика нет, это факт.

Google следит всегда

Если у вас паранойя, это не значит, что за вами не следят.

Как выясняется, с января этого года все Android-смартфоны передают в Google CellID близлежащих базовых станций, причем делают это даже, если передача местоположения выключена в настройках смартфона.

Как вы понимаете, получив CellID и силу сигнала каждой из станций, определить местоположение абонента можно с точностью до квартала, как минимум.

Google утверждает, что к концу ноября эту практику они прекратят. Вы верите, что они ждали запроса журналистов, чтобы так сделать?

А еще они утверждают, что никогда не использовали эти данные в синхронизации с другими данными о пользователе и только пытались улучшить качество доставки пуш-сообщений. Ага, конечно.

iPhone X — первые впечатления

Практически с самого момента презентации Apple в сентябре этого года, на которой они показали и довольно традиционное продолжение линейки смартфонов в виде iPhone8/8+, так и совершенно новый iPhone X, думаю, многие сделали однозначный выбор в пользу последнего, пусть и выходящего несколько позже и стоящего намного дороже. Меня, как ни странно, смартфон заинтересовал несколькими ключевыми моментами.

Во-первых, я люблю фотографировать и, год назад выбрав iPhone 7, а не 7+, я все время чувствовал некоторое ограничение. Но плюс-модель все же довольно велика, хотя я и пользовался 6+ и 6S+. Камера iPhone X по обещаниям не уступает iPhone8+, наоборот, является лучшей в линейке, так что этот пункт был однозначным.

Во-вторых, FaceID. При всем удобстве использования отпечатков пальцев для авторизации это решение далеко от идеала и требует дополнительных движений.

В-третьих, размер устройства и размер экрана. Экран iPhone 7, как по мне, маловат для полноценного использования, а размер iPhone8+ великоват, как я уже говорил выше.

Но давайте все же про реальное устройство. Я не стал ждать официального начала продаж и купил смартфон, приехавший из Гонконга, по словам продавца. Кажется, я не прогадал, поскольку мне он обошелся на 30 долларов дороже, чем он будет стоить в официальной рознице в Украине, что, на мой взгляд, является вполне приемлемой премией за возможность получить смартфон сейчас, а не через три недели. Попытки прикинуть стоимость аппарата с покупкой его в Европе давали примерно ту же цену при картине полного его отсутствия в свободной продаже. Впрочем, справедливости ради надо сказать, что я с удовольствием наблюдал за динамикой цен в Одессе — начавшись с уровня $2500, они уменьшались буквально на глазах, видимо, не встретив ажиотажного спроса.

Первые впечатления от аппарата — заметно тяжелее iPhone 7, но это не мешает. В руке лежит удобно, несмотря на стеклянный корпус, выскользнуть не пытается. Впрочем, я вообще редко роняю телефоны и не разбил еще не одного, так что пока меня мало волнует хрупкость конструкции. Отсутствие кнопки “Home” иногда приводит к тому, что я беру телефон вверх ногами и обнаруживаю это, только пытаясь разблокировать его.

Экран прекрасен. Очень яркий, контрастный, четкое изображение, правильные цвета, технология TrueTone заслуживает самых добрых слов — с таким экраном очень удобно работать. Широко раскритикованная “бровь” на дисплее практически не мешает. Пожалуй, единственное нарекание к ней — я привык в браузере и других программах быстро перематывать к самому верху страницы тапом по верхней строчке экрана, а тут этот жест не сработает, надо касаться экрана в районе одного из “ушей”.

На удивление, без кнопки “Home” вполне можно жить. Телефон просыпается от любого касания экрана или даже от поворота его к себе, а свайп снизу быстро усваивается. Единственное “но”, которое я готов предъявить компании Apple, — это неконсистентность поведения интерфейса на iPhone X по сравнению с другими устройствами на iOS. Control Center в iPhone X вызывается свайпом вниз в правом верхнем углу, в то время как на остальных он достается как раз свайпом снизу. Проблема не в том, чтобы переучиваться, а в том, что, имея iPad Pro и iPhone X, в одинаковых условиях надо действовать по-разному. Чтобы почувствовать, как это, попробуйте настроить разные способы переключения раскладки на двух компьютерах, которые используете ежедневно, например.

Еще одно нарекание к дизайну интерфейса — необходимость сохранения в каждом приложении экранной swipe-button сильно портит впечатление от нижней части экрана. Даже родная клавиатура выглядит неряшливо, с глобусом для переключения раскладок, грустно висящим на отдельной строчке. Во-первых, это некрасиво, во-вторых, — он просто не на свое месте и я регулярно включаю дополнительные раскладки с цифрами вместо переключения на другой язык.

FaceID — отдельный разговор. Во-первых, он работает и действительно делает это практически незаметно. Ты просто смотришь на экран и проводишь пальцем по нему — и телефон разблокирован. Причем поле зрения камеры действительно широкое — у меня без проблем разблокируется телефон, висящий в держателе в автомобиле. Модель лица, которую использует FaceID, достаточно гибкая — когда я надел очки, никакого дополнительного обучения не понадобилось. Впрочем, когда наутро я первым делом взял в руки телефон, он разблокировался совсем не сразу, отказываясь узнавать припухшую со сна физиономию хозяина.

Отдельного восхищения заслуживает использование FaceID в приложениях. Apple просто средиректила все вызовы TouchID API в приложениях и стала выдавать предложение использовать FaceID и вот это уже авторизация, которая работает как надо — без дополнительных касаний, просто распознавая ваше лицо. Правда, я иногда держу телефон на столе рядом и в этом случае приходит специально придвигаться к аппарату и строго смотреть на него, но это случается далеко не так часто.

Вот фотовозможности я еще не исследовал толком. Функция портрета есть и работает вкупе с моделированием разного освещения, но к ней надо приноровиться — использование фильтра “Сценический свет”, например, регулярно не распознает часть фона и пока не умеет справляться с женскими объемными прическами, где нет четкой границы.

Пока впечатления прекрасные, телефоном хочется пользоваться и исследовать его разные возможности. Например, внезапно меня порадовало сообщение от телефона, что он помнит, где я припарковал машину и может показать мне дорогу к ней. Впрочем, следующим открытием стало предложение включить режим “Я в машине” и, как следствие, невозможно разблокировать телефон в машине, пока я не ткнул в кнопку “Я не за рулем”. При этом звонки он должен разрешать, но вот интересно — а как телефон в таком режиме отнесется к звонку по Telegram, например? Надо будет попробовать при случае.

Ушел исследовать возможности дальше, буду сообщать по возможности.

Совершенно новый Firefox — Quantum

Сегодня Mozilla выпускает очередную версию Firefox, но это не совсем просто очередная версия.

Вообще, последние несколько лет разработчики браузеров просто на потоке увеличивают номера версий и только случайно можно узнать, что пользуешься, например, 61-й версией Гугл Хрома. Я помню, как мы в свое время ожидали очередных версий того же Firefox, начиная с самой первой, и, конечно, сейчас совсем не то ощущение.

За исключением вот этой новой версии Firefox — Quantum. Поскольку разработчики в этой версии переделали полностью движок браузера и сделали его очень быстрым и использующим все возможности современных процессоров. И он действительно уже ничем не напоминает того развесистого монстра, от которого я в свое время сбежал еще на Windows и он прекрасно рендерит страницы, чего мне всегда не хватало в нем на macOS. И почему-то ему не нужно так же много памяти, как Хрому или даже самому Firefox буквально недавно.

Я поставил себе сейчас его основным на рабочем ноутбуке и планирую пожить немного, посмотрим, как пойдет. Каких-то особых расширений мне не надо, а вот требования к скорости у меня высокие.

Официальный релиз еще не состоялся, но новая версия уже сутки лежит в канале обновлений. Поэтому скачивайте бету по ссылке выше и в настройках нажмите “Перезапустить для обновления” — и начинайте пробовать новый хороший браузер.

Классовые принципы в искусстве

Вчерашние отклики на смерть Михаила Задорнова в очередной раз мне напомнили о давней теме, которую я хочу сформулировать и обсудить. Существует ли абсолютная красота? Точнее, существует ли такой уровень искусства в любой его форме, при котором становятся совершенно не важны никакие сопутствующие обстоятельства, как то личности авторов, их моральные принципы, отдельные их поступки или даже содержание самого произведения? На мой взгляд, да, но, подозреваю, со мной многие не согласятся.

Давайте разберемся на примерах. Со вчерашнего дня мы знаем, что Louis C.K., прекрасный американский комик, 15 лет назад себя непотребно вел перед женщинами. И все эти 15 лет (да и до этого) он выступал, шутил и шутил смешно. Разве после появления статьи в New York Times эти шутки стали несмешными? А если они смешные, должны ли мы, зная о моральном облике артиста, сдерживаться от смеха, слыша их? Ведь смех — это признание того уровня искусства юмора, которого достиг артист, и хорошая шутка вполне способна его пережить.

Другой пример — отношение к творчеству российских артистов, базируясь на их общественной активности. Не будем трогать Кобзона и очевидную попсу. Возьмем Вячеслава Бутусова. Должен ли факт его подписи под петицией о запрете фильма “Матильда” влиять на восприятие таких замечательных песен, как “Гудбай Америка” или “Скованные одной цепью”? А также “Шар цвета хаки”, “Прогулки по воде”, “Колеса любви” и еще десятков прекрасных песен? Или эти песни важнее, чем все политические или общественные поступки их автора и даже важнее самого автора?

Однако пойдем дальше и рассмотрим примеры, когда речь идет уже не о деятельности артиста вне искусства. Вот есть артист, который создал и/или играл прекрасную музыку, а потом его музыка стала намного менее прекрасной и прямо своей музыкой он стал неприятен многим. Я говорю, например, о Вадиме Самойлове из группы “Агата Кристи”. Вполне возможно, что некий общий счет, который предъявят ему потомки (если их вообще взволнует подобная арифметика), будет равно учитывать и прекрасную музыку конца 80-х и всех 90-х и нынешние поделки под девизом “За Донбасс, на Берлин”. Но это счёт, который предъявят человеку, а я сейчас про искусство — обязательно ли для получения эстетического наслаждения от “Опиума для никого”, “Сказочной тайги” и “Как на войне” помнить о позднем творчестве одного из их авторов?

Более мягкий пример — Константин Кинчев, которого в последние годы унесло в панславянство, которое он активно продвигает в своих песнях. Это, конечно, добавляет красок в портрет человека и музыканта, но разве должно это как-то влиять на восприятие всего творчества “Алисы” от “Мы вместе” до “Трасса Е-95”?

Если на предыдущие вопросы можно придумать политкорректные ответы в духе “Конечно же, творчество одного периода не должно влиять на объективное восприятие творчества другого периода артиста” (хотя все авторы подобных ответов явно не готовы насладиться картинами Адольфа Шикльгрубера), то мы можем пойти дальше и рассмотреть примеры, когда само произведение может быть совершенно прекрасным и даже гениальным, но при этом конфликтовать с каким-то идеями или взглядами слушателей либо текстом, либо манерой исполнения, либо какими-то другими обстоятельствами. Например, мы категорически не сошлись с Мишей Козыревым во мнениях относительно песни Егора Летова “Общество “Память”, которую я считаю близкой к гениальности и никоим образом не поддерживающей взгляды этого самого общества, напротив, иллюстрирующей их примитивизм, а Миша считает, что как раз этой иллюстрации там нет и зря Летов её написал.

Впрочем, еще один пример — тот же Миша как-то публиковал песню группы “Штора” из нынешнего Донецка, при прослушивании которой, конечно, любому украинцу приходится выдержать очень немалую борьбу между восприятием очевидно хорошей песни и пониманием, о какой войне и с какой стороны поет её автор. Может ли нормальный разумный человек оценивать искусство в отрыве идей, которые его вдохновили — если это идеи не человеконенавистнические, конечно.

Давайте перевернем ситуацию и предположим, что нет, в восприятии песни или картины или фильма важно не только само произведение, но и вся творческая история его автора, а также все его моральные и психологические качества, политическая позиция и количество благотворительных акций. Мне кажется, что, с одной стороны, легко договориться до абсурда, когда кто-то откажется слушать песни музыканта из-за его поддержки мажоритарной избирательной системы, например. С другой — а чем это отличается от классового подхода в искусстве, который господствовал в Советском Союзе почти 70 лет и, к слову, мало чем отличался от расового подхода нацистов — джаз, к примеру, не любили оба тоталитарных государства?

И заканчивая приводить примеры, просто поставлю ролик с очень красивой песней в исполнении лидера “System of A Down” Сержа Танкяна “Арцах”. Арцах — это древнее армянское название Нагорного Карабаха и мне, как уроженцу Баку и прожившему там время начала конфликта с 1988 года, тоже довольно сложно слушать такие песни. Но она красивая и автор ее прекрасно исполняет и, на мой взгляд, это важнее.

Умер Михаил Задорнов

Мир его праху.

Я знаю, что многие сейчас начнут ему вспоминать его в меру безграмотные лингвистические теории (вы, впрочем, все равно не разберетесь в этом лучше, чем Андрей Анатольевич Зализняк) и антиукраинскую позицию, но я его помню и многократно цитирую, как блестящего сатирика и комика, который виртуозно высмеивал советский быт, политиков и даже самого себя. Даже совершенно не сатирические его произведения прекрасно читались и вызывали безудержный смех. Ну, кто не помнит историю про два девятых вагона или его прекрасное “Я не понимаю”?

Возможно, в том, что мы всё же пережили Советский Союз и его последствия, есть и его заслуга. И лучше помнить это…

IBM занялась шрифтами

Ни для кого не секрет, что старые IT-компании всеми часто воспринимаются как замшелые бюрократические корпорации, в которых сидят одни чопорные дядьки в костюмах и это они придумали слово «инновации», чтобы было на что бюджет осваивать. Ну вот про IBM точно все так думают.

А вот и нет — прямо сейчас старейший производитель компьютеров занят разработкой нового шрифта, который хочет предложить на замену Helvetica, который сейчас является стандартом де-факто. Шрифт называется IBM Plex, будет иметь все правильные начертания — serif, sans-serif и monospaced, — и будет доступен бесплатно для использования с февраля 2018 года.

Как вам шрифт? Мне кажется, он изящнее и современнее, чем стандартная Helvetica. Впрочем, я вообще её не очень люблю.

История первого баннера

Мы в свое время на семинарах Яндекса всегда рассказывали про первый в мире рекламный интернет-баннер, который разместили в октябре 1994 года на сайте Hotwired.com. Digiday публикует замечательную и полную историю этого начала интернет-рекламы. Оказывается, первых баннеров было 12, поскольку на сайте одновременно разместили рекламу AT&T, MCI, Volvo, Club Med, 1-800-Collect, Sprint, IBM и Zima. Никаких баннерных движков не было — баннеры просто вручную вставлялись в страницу соответствующего раздела. Не было кук, поэтому единственный способ посчитать хоть что-то про рекламу заключался в просмотре логов веб-сервера и отправке их рекламодателям. Клики считать тоже не умели, поэтому определить количество переходов можно было только сличением по логам тех, кому Hotwired показал картинку, и тех, кто пришел на сайт рекламодателя. Но лучше прочтите сами — это та история, которую не застали даже многие из тех, кого принято считать старыми интернетчиками.

Глупости поэзии в музыке

Довольно сложно найти в наше время человека, который не слушает музыку. Музыки много разной, она звучит со всех сторон и всегда даже, благодаря смартфонам, есть у нас в кармане. Но давно замечено, что, слушая музыку, далеко не все слушают тексты и понимают, что в песне поётся. В 90-х годах популярный тогда Михаил Задорнов отдельный пласт своего творчества посвятил анализу текстов советских песен, приводя в примеры фразы “Что ты, милая, смотришь искоса, низко голову наклоня” или “Он шел на Одессу, а вышел к Херсону”.

Время идет, сочинители текстов не умнеют. Мне тут довелось услышать песню Натальи Могилевской, припев в которой начинается со строчки “Відірватись від землі, під крилом авіаліній”. И я задумался. Дело в том, что подавляющее большинство самолетов, эксплуатируемых в Украине и вообще взлетающих в украинских аэропортах, относятся к классу низкопланов — то есть крылья у них крепятся в нижней части фюзеляжа и 100% пассажиров сидят НАД крыльями. Высокопланов у нас немного — это, как правило, АН-24 или АН-140, которые эксплуатируются компанией “МоторСіч” на внутриукраинских рейсах. И вот мы уже можем понять, как скромно выглядит романтическое путешествие в представлении Натальи Могилевской. Можно, конечно, подойти к вопросу шире — к высокопланам также относятся АН-225 “Мрія” и такие военно-транспортные самолеты, как АН-26 и ИЛ-76Д, но вряд ли аскетизм певицы дойдет до этого.

Впрочем, западные исполнители тоже не страдают излишней логикой. Группа Europe в своем знаменитом хите “Final Countdown” вообще наворотила такое, что задумаешься о неземном происхождении музыкантов. Самой первой строчкой второго куплета группа сообщает, что они летят на Венеру (We’re heading for Venus), а потом добавляет, что лететь им много световых лет (With so many light years to go). Поневоле задумаешься, откуда же они летят, если от Земли до Венеры примерно 2 световые минуты.

Так что слушайте музыку, учите языки и будьте внимательны.

“Мы не социальная сеть” ©Google

Довольно ироничная сложилась ситуация. Мы все помним, как несколько (на самом деле уже 7) лет назад в Google произошли изменения, в результате которых главой компании стал Ларри Пейдж. Ларри сразу провозгласил курс на изменение Google в сторону социальных сетей, после многих попыток в этом поле была запущена Google+, которую все эти годы довольно безуспешно пытаются оживить разными способами.

И вот после всего этого главный юрист компании выступает под присягой на слушаниях в Конгрессе США относительно того, как Россия повлияла через социальные сети на выборы в США и заявляет однозначно и несколько раз — “Мы не социальная сеть”.

Members of Congress grilled the executives of Google, Facebook and Twitter this week in a trio of hearings focused on the role that social media played in advancing a Russian disinformation campaign before the 2016 election. Google’s representative at two of the hearings, Kent Walker, the company’s general counsel, made a point of distinguishing the search giant from its internet brethren. Repeatedly and unequivocally, he answered questions at the hearings by saying, “We’re not a social network.”New York Times

Возможно, что в Google теперь даже рады тому, что Google+ не полетела?