Вот оно, признание потомков!

Прогуливаясь по центру Лиссабона, мы зашли в интересное место — магазин консервированных сардин, где все банки обозначены определенным годом, причем каждый год проиллюстрирован именами известных людей, родившихся в этот год.

Поневоле сформулировалось новое правило в духе Достоевского — жить нужно так, чтобы потом попасть на упаковку сардин!

Впрочем, моему году рождения тоже повезло, я считаю.

Ручная кладь и менталитет

Наверное, только ленивый еще не прокомментировал нововведения в политике перевозки ручной клади у «Международных авиалиний Украины» — пару недель назад крупнейшая авиакомпания страны объявила, что с 15 января в салон самолета в качестве ручной клади можно будет взять только одно место cabin size, включая покупки из магазинов duty-free.

Я, если честно, в такое ограничение никак не помещаюсь, поскольку другого багажа не беру практически никогда, а езжу с легким чемоданом и сумкой с ноутбуком. Причем вторая практически не занимает дополнительного места, поскольку я её обычно кладу под сиденье передо мной. Но теперь, вероятно, придется искать варианты полетов, исключающие МАУ — что, кстати, сделать совершенно несложно, поскольку из Одессы примерно одинаковое расстояние что до Киева, что до Стамбула (а их новый аэропорт даже ближе), а условия полетов и маршрутная сеть у Turkish Airlines намного удобнее и приятнее. Если же лететь надо в Европу, то есть вариант полета через Вену, где опять-таки много вариантов для стыковок и очень приятные условия для пересадки.

Но! Путешествуя на Websummit и обратно, мы имели сомнительное удовольствие воспользоваться рейсами МАУ на, вероятно, самых популярных направлениях — Киев-Париж и Киев-Амстердам, — и, вы знаете, я начинаю понимать и даже одобрять ограничения компании. Потому что нынешние нормы вместе с отсутствием контроля даже за их соблюдением и украинским менталитетом пассажира на всех увиденных нами рейсах приводило к одной и той же картине — первая партия пассажиров вваливается в салон, раскладывает на полках свой багаж из расчета на человека:

  • один чемодан, формально подходящий под cabin size, но набитый сверх всякой меры,
  • один рюкзачок нестандартного размера,
  • два пакета из duty free, на которые сверху ничего нельзя, помнется, побьется или еще что-нибудь,
  • пакет (хорошо если один) из очень модного магазина из плотного картона размером метр на метр, который нельзя складывать, поставить на полку и который вообще никуда не влезает.
  • что-нибудь еще по вкусу.

Некоторые первые два пункта умудряются заменить сумкой, подходящей для перевозки сноуборда, которая без малейших усилий занимает полку сразу над двумя рядами. Да что там — мы видели семью из трех человек, которые заняли багажную полку над своим блоком целиком, одну сумку поставили в соседний ряд и встали, не понимая, куда девать еще три места, не помещающиеся даже под сиденьями. 

И не забудьте, что через 15 минут в салон вваливается вторая партия пассажиров, если их везут автобусами. Там багажа столько же, а места на полках уже гораздо меньше. Но, как вы понимаете, девизом нашего народа является «Ну мне же надо!», поэтому при отсутствии места для четвертой сумки пассажир встает на месте и чего-то ждет. С ним ждут все остальные, которые даже до своих мест еще не дошли. 

Результат печальный — среднее время посадки в самолет растягивается до 45-50 минут, хотя KLM аналогичный самолет заполняет за 20-25 минут, а Emirates за 45 минут заканчивает посадку в A380, в котором пассажиров в три раза больше.

На самом деле, конечно, вопрос не в том, чтобы ужесточить нормы ручной клади до полной невменяемости, а в том, чтобы навести порядок. Ведь пассажир, садящийся с нынешним набором багажа, уже сейчас нарушает правила авиакомпании, значит, вопрос только в том, чтобы эти правила соблюдать, отбирая багаж на гейте или, как делают Austrian на самолетах типа CRJ900 или Dash8, где в полки, кстати, спокойно влезает нормальный чемодан, вешая бирку «Delivery at aircraft» и забирая их на входе в самолет. Этого контроля сейчас нет даже в базовом аэропорту авиакомпании — Борисполе. Разумеется, его нет и в других аэропортах. И не будет. 

Таким образом, приходится признать, что МАУ действует полностью в духе украинской психологии — вместо того, чтобы проследить за выполнением существующих правил, придумывает новые, более строгие и менее выполнимые как раз из-за своей абсурдной строгости.

По следам WebSummit-а

Открытие WebSummit 2018, 5 ноября, Лиссабон, Altice Arena
Открытие WebSummit 2018, 5 ноября, Лиссабон, Altice Arena

Ровно 4 года назад в этом блоге уже была запись под точно таким же названием, но это не дежавю — я только вчера вернулся с прошедшей на этой неделе конференции, которая сильно изменилась за 4 года.

Организаторы говорили, что в этом году на конференцию приехало более 70 тысяч человек и я им, в принципе, верю — народу очень много. Учтите, что население Лиссабона составляет около 600 тысяч человек, и вы сможете представить, насколько эта конференция меняет и город, и даже государство, в котором проходит. И уже не так удивительно, что открывали конференцию премьер-министр Португалии и мэр Лиссабона, а закрывал президент Португалии. Все они с большим удовольствием говорили о том, что WebSummit будет проходить в Лиссабоне еще, как минимум, 10 лет (об этом организаторы и правительство договорились примерно за неделю до мероприятия), а премьер-министр призывал не только приезжать на конференцию, но и жить и работать в Португалии. Меня даже заинтересовало, является ли это приглашением официальным основанием для оформления разрешения на работу и вида на жительство :).

 Тони Блэр на главной сцене Websummit

С рабочей точки зрения конференция осталась очень сложным предметом. Количество людей, секций, докладов и стендов таково, что избавиться от ощущения, что вы что-то пропустили, вам не удастся. Даже очень тщательно составленное расписание не поможет побывать везде, а если учесть, что просто пройтись по территории конференции, состоящей из 4 павильонов и собственно Altice Arena, занимает минут 20-25, если идти без остановки, то понятно, что всюду не поспеешь. Надо отдать должное организаторам — официальное приложение конференции очень помогало хоть как-то справиться с этой задачей, а программа большинства секций выдерживалась очень точно. Впрочем, несмотря на действительно хорошее приложение, помощь для нетворкинга от него довольно своеобразная — действительно рабочим поведением оказалось посмотреть на сотрудников конкретной компании, которая где-то физически присутствует — например, стендом на выставке, — отфильтровать тех, чья деятельность вам интересна, и идти на стенд их как-то находить или спрашивать, когда такой-то подойдет. На сообщения через приложение народ реагирует слабо и часто не реагирует вообще.

Я за осень проехал по большому количеству конференций и сделал для себя интересное заключение, которое WebSummit полностью подтвердил. Если на небольшой конференции посетитель может и доклады послушать, и какие-то стенды увидеть, и, что называется, в кулуарах продуктивно пообщаться с другими посетителями (и многие едут часто именно за последней возможностью), то по мере роста конференции как раз третья опция начинает уменьшаться практически до полного исчезновения. Казалось бы, теория вероятности говорит нам обратное и при увеличении числа посетителей количество контактов между ними должно увеличиваться, но на практике шансов на случайные и при этом полезные контакты остается немного, поскольку вероятные кандидаты для них тоже несутся по какой-то своей программе и просто столкнуться с ними становится невозможно. То есть фактически роли посетителей становятся довольно жестко определены — либо вы распространитель контента (докладчик, участник дискуссионной панели, участник выставки или организатор вечеринки) либо вы потребитель, который строит график посещения конференции, отталкиваясь от действий первой категории участников. 

Гарри Каспаров в роли амбассадора Avast перед демонстрацией уязвимости Smart Home.

Надо, конечно, отметить, что вторая категория тоже разнообразна и многие едут исключительно за докладами. Я посмотрел несколько действительно крупных компаний в списке участников — там далеко не редкость приехать делегацией в 100-150 человек, как это сделала Accenture, например. Впрочем, от Google, Amazon и прочих гигантов народу было не меньше и я надеюсь, что большинство из них приехало без каких-то определенных KPI. Непропорционально мало оказалось гостей из Азии, но, возможно, дело в том, что организаторы WebSummit проводят Rise в Гонконге и Collision в США, поэтому многие не видят смысла в многочасовом перелете в другую часть света.

В общем, если по итогам конференции этого года думать об участии в следующем, то хороший эффект вы получите, став именно вещателем — разумеется, если вам есть о чем вещать. В противном случае просто ходите на хорошие и разнообразные доклады и презентации знаменитостей.

И напоследок — конечно, уровень организации высочайший, масса волонтеров, очень четкая организация потоков и управления аудиторией. Впрочем, это можно сказать о всём городе — усиленные наряды полиции, которые регулировали даже пересадку в метро, действительно впечатлили.

Я думаю, что мне будет с чем и зачем поехать туда через год. Мне понравилось.

Что такое follow-up

Я много знакомлюсь на различных мероприятиях с разными людьми, обмениваюсь визитками и потом, как и полагается приличному деловому человеку, эти визитки как-то обрабатываю — отправляю инвайты в LinkedIn, пишу письма тем, с кем общался по рабочим вопросами. Это называется хорошим английским словом «follow-up» и так делают практически все, кто на конференции и другие мероприятия ходит не поесть в перерывах, а и пользу извлечь.

На этой неделе мне пришло приглашение в LinkedIn — человек в сопроводительном сообщении писал, как ему приятно со мной было познакомиться на недавно прошедшей конференции в Киеве. И это оказалось хорошим примером для рассказа, как follow-up делать не надо.

Потому что меня на этой конференции не было. Я заболел за день до её начала, написал ведущему панели, что меня не будет и даже слегка удивился иронии судьбы, по которой я уже два месяца мотаюсь от Амстердама до Токио по разным местам, а вот в Киев не попал из-за короткой простуды. И понятно, что человек со мной не знакомился — он просто взял опубликованную программу и нашел всех анонсированных участников в LinkedIn. И я бы и не заметил ничего, если бы он не последовал еще одному совету доморощенных маркетологов — «Пишите персональное сообщение в инвайте».

P.S. Впрочем, там вообще какая-то странная конференция, видимо, получилась. Буквально вчера мне от организаторов пришло письмо, начинающееся словами «Many thanks again for speaking at the … in Kyiv earlier this month», из чего я понял, что даже сами организаторы не в курсе, что я до них не доехал. Теперь, кстати, они приглашают на аналогичное мероприятие в Лас-Вегасе и это меня заставляет задуматься — это у них так со спикерами плохо или с головой?

Поломанный интернет

Такого рода заголовков достаточно много в интернете, да? «Internet is broken and we cannot fix it» и так далее. Но я хочу сейчас поговорить не о том, как мы ставим или нет ссылки, или как кто обращается с приватной информацией или о других тенденциях. Нет, я хочу поговорить о том, как выглядит поломанный интернет.

На этой неделе я впервые попал в Дубай. Суперсовременный и экономически прогрессивный эмират в ОАЭ (вы знаете, что там есть свободная экономическая зона Dubai Internet City?), небоскребы и чудеса цивилизации. Хороший wi-fi в хорошем отеле сразу показал мне скорость порядка 70 мегабит на спидтесте и, в общем, успокоил — несмотря на победное шествие технологий, я до сих пор в разных развитых местах встречаю медленный интернет.

Но потом началось интересное. Периодически затыкался Гугл — я по привычке ищу прямо из адресной строки, браузер перекидывает на домен страны, и google.ae, мягко говоря, не всегда отвечал с первого раза. Странно вел себя Telegram — он регулярно сваливался в попытки соединиться и обновить чат, а потом вдруг начинал работать нормально. Сразу после поселения в отеле я уехал в другой отель на конференцию — это был Jumeira Emirates Towers Hotel, — и там у меня вдруг перестал запускаться кошелек вебмани, зато перестал глючить Telegram. 

Самое интересное началось вечером, когда я решил позвонить домой. Привычный звонок через Telegram отрубался на этапе соединения. Я, впрочем, чаще использую Facetime (он меньше глючит, честно сказать), но тут и он не смог ничего соединить. Звонок через Facebook прошел, но видео затыкалось каждые секунд 10 и в итоге тоже сломался. Единственным гарантированно работающим средством связи оказался старый добрый Skype — впрочем, я не пробовал видеоконференцию, но аудиозвонок проходил нормально.

Вы догадываетесь, в чем причина, конечно — ОАЭ мусульманская страна, активно применяющая шариат и поэтому активно развивающая идею фильтрации интернета. Разумеется, заблокированы порносайты, но, насколько можно судить по поведению различных сервисов, блокировка применяется разная — какие-то адреса просто заблокированы, что-то блокируется по типу контента или по диапазону портов (поэтому в VoIP проходит сигнализация, но не устанавливается соединение), местные жители утверждают, что не работают некоторые популярные службы VPN. Правда, попыток влезть в защищенное соединение я не заметил, сертификаты не подменяются. 

И вот получается уже достаточно неприятная картина — даже просто попадая на несколько дней в страну со своими правилами и идеями по регулированию интернета, нормальный человек оказывается в ситуации, когда привычные сервисы не просто работают медленнее (как, например, в Японии, где большинство сервисов просто физически далеко), а работают иначе или не работают вообще. И это хорошо иллюстрирует надуманность тезиса о том, что интернет делался, чтобы выжить во время войны и его сломать невозможно. Как видим, вполне можно и не надо особо заморачиваться. 

Palm возвращается не как Palm

Сегодня компания Palm — только не та легендарная, а стартап из Сан-Франциско, год назад купивший права на название, — представила новую модель Palm. Теперь это очень маленький смартфон с экраном 3,3 дюйма на Андроиде, который предлагается брать на выходной, отдыхая от настоящего смартфона. Если у вас Verizon, конечно, поскольку он будет доступен только там.

Выглядит достаточно нишевым решением, конечно. И, конечно же, это не имеет никакого отношения к тому самому Palm. То есть жаль, конечно, я бы предпочел увидеть что-то хотя бы отдаленно напоминающее концепции Palm OS начала 2000-х, но, видимо, время ушло окончательно.

Дорожное ироническое

В аэропорту Амстердама Schiphol произошла маленькая революция — теперь на контроле безопасности объясняют, что ноутбуки, планшеты и прозрачные пакеты с жидкостями доставать из сумок не надо, надо класть сумку, как есть. Мол, новое оборудование и вообще прогресс. 

Я проходил контроль по-новому два раза, оба раза мою сумку, где лежали ноутбук, планшет и пакет с жидкостями, отправили на дополнительный досмотр, где достали ноутбук, планшет и пакет с жидкостями и прокатили на отдельной ленте еще раз. 

Чем-то это напоминает старую байку про то, что когда в СССР внедрили первую версию системы продажи железнодорожных билетов «Экспресс», скорость обслуживания пассажиров резко снизилась.

Второй раз в Азии. Токио

Всего лишь через неделю после Сингапура нелегкая судьба забросила меня в Токио. Визит планировался короткий и, конечно, это немного обидно — впервые попасть в такую страну и всего лишь на три с лишним дня, — но на туризм у меня сейчас совершенно времени нет, так что я для себя решил, что увижу то, что увижу, и куда смогу прогуляться в свободное время. Вдобавок сейчас как раз время циклонов и тайфунов, поэтому два дня шел дождь, а третий, солнечный, был полностью занят конференцией.

Небоскребы делового Токио

В Токио сразу ощущается две характерные черты — это очень большой мегаполис и это город в закрытой стране. Английский, конечно, помогает, но хорошо говорят на нём немногие. Иностранных туристов заметно меньше, чем в том же Сингапуре, а вывески, хоть и дублируются на английском, но требуется определенное усилие, чтобы по ним ориентироваться.

Tokyo Station — центральный вокзал Токио

На обычный туризм у меня времени не было, зато на гастрономический вполне хватило. Теперь я знаю, каковы на вкус настоящие суши, что такое правильный рамен и как выглядит лучшая в мире мраморная говядина :). Кстати, тут очень кстати приходится та самая закрытость — если в центре Токио вам приходится ждать места в ресторанчике и потом сидеть в окружении исключительно японцев, как-то становится понятно, что это не специальное заведение для туристов.

Еще очень удивила кучка людей, которые сидели на корточках в дождь перед центральным вокзалом и фотографировали отражения в лужах, явно выискивая интересные ракурсы. Я, честно говоря, не помню, чтобы где-то у нас одновременно можно было бы встретить такое количество фотолюбителей, а тут я и в других местах стал замечать аналогичные группы.

Это лишь небольшая часть фотолюбителей на одной отдельно взятой площади

Надеюсь, что еще попаду в Японию — и с деловыми целями, и как турист. А пока лечу домой и пишу этот пост прямо в самолете где-то между Хабаровском и Благовещенском. Да, очень хороший wi-fi у All Nippon Airways.

Единороги и экосистема

На минувшей неделе компания Gitlab получила очередной раунд инвестиций и её оценка поднялась до $1.1млрд — то есть она стала unicorn. Вот вряд ли кто-то ожидал последующих дискуссий. 

Нет, учитывая количество новостей с заголовками «Стартап, основанный человеком, бабушка которого была знакома с украинцем, сделал что-то» в наших СМИ, совершенно спокойно можно было ожидать того количества комментариев в духе «Ура, наши победили», которое последовало. Но дружная реакция стартапно-инвесторской тусовки «Ну, миллиард, ну и чего такого, не такой уж это украинский стартап, чтобы им гордиться».

А кто знает если ли хоть один сотрудник GitLab в Украине? Не разделю всеобщего восторга. UAnicorn пока ещё нет, идём работать

Geplaatst door Yevgen Sysoyev op Donderdag 20 september 2018

Честно говоря, мне вообще непонятны причины для национальной гордости в этой связи, поскольку никакой закономерной связи между приложенными усилиями всей нации и государства и полученным результатом тут не прослеживается. Как хорошо выразился Денис Довгополый — «к уже существующим украинским юникорнам PayPal и Whatsapp присоединился Gitlab». Но тот же Денис зацепил более важный вопрос развития экосистемы такими сделками:

И вообще, один Readdle, Jooble, Terrasoft, Depositphoto (дополнить список по вкусу) для украинской экосистемы важнее, чем 10 Гитлабов.

Geplaatst door Denis Dovgopoliy op Donderdag 20 september 2018

И тут я с ним почти не соглашусь. Денис имеет в виду то, что у упомянутых компаний офисы в Украине, сотрудники, оригинальные продукты и так далее. А не соглашусь я потому, что влияния этих компаний на экосистему пока не просто недостаточно или мало — его вообще практически нет, если понимать под экосистемой создание и поддержание некоей среды, способствующей регулярному воспроизводству стартапов в стране и ускорению таким образом развития страны. 

Вообще, компании, добивающиеся успеха, способствуют развитию экосистемы тремя способами:

  1. Выйдя из стадии стартапа и начиная разрастаться, они начинают поддерживать инициативы по стимулированию стартап-движения по простой причине — они растут в размерах, они замедляются в развитии (потому что большая компания всегда медленнее растёт), поддержка стартапов помогает им быстрее проверять сомнительные гипотезы, а их последующая покупка — регулярно омолаживаться. Такой активности очень мало, она несистемная и никакой цели не достигает пока что.
  2. Люди, работавшие в компаниях, добившихся международного успеха, становятся источниками новых знаний для рынка и таким образом положительно влияют на него. Этот процесс только начинается в Украине и довольно неорганизован еще.
  3. Люди, проработавшие в таких компаниях некоторое время и уходящие из них, как правило, начинают создавать собственные проекты, причем, если мы говорим о крутых специалистах, то у них может быть и опцион для собственного инвестирования или развития собственного проекта. Вот этого процесса тут вообще нет.

С другой стороны, все эти пересуды на тему способности Украины вырастить крутой стартап мне кажутся преждевременными. Я, будучи в Лондоне на World Blockchain Forum, с приятным удивлением насчитал 4-5 хороших блокчейн-проектов с центрами разработки в Киеве. Общаясь в Сингапуре с очень большими проектами, был очень рад, когда мне говорили «Да, мы знаем, уровень ваших разработчиков очень высокий». То есть про людей нам ничего доказывать не надо.

А вот будут ли украинскими компании с миллиардной капитализацией и украинскими сотрудниками — это, извините, вопрос не к экосистеме. И не к компаниям. А к обитателям внеземных цивилизаций — сколько нам еще ждать их прилета?