Новый подкаст — на этот раз видео. Артемий Троицкий

Меня последние полтора года мучает большая проблема — у нас в Терминале просто громадное количество интересных людей, причем многих мы привозим специально, и просто напрашивается формат интервью или же подкаста с их участием. И вот наконец дошли руки сделать. Самый первый выпуск нового подкаста — на этот раз это видеоподкаст — «Терминалогия» в онлайне.

Я очень рад, что нам вообще удалось привезти Артемия в Одессу, где он ни разу не бывал, организовать ему экскурсию и лекцию в Терминале. Если бы мне кто-то 28 лет назад сказал, что я буду принимать у себя в гостях человека, чьими статьями о музыке я тогда зачитывался, я бы просто не поверил.

Про закрытие ex.ua

Думаю, новости все читают.

Пресс-релиз сервиса, надо сказать, поражает неприкрытым желанием сказать на черное — белое. Ресурс, не просто хранящий контрафактные копии фильмов и музыки вкупе со взломанным программным обеспечением, но и открыто публикующий ссылки на них, рассказывает как он уважает авторские права, хотя и не одобряет нынешнюю систему управления авторскими правами. Оказывается, благодаря усилиям ресурса общество соскочило с иглы торрентов и двинулось в сторону нормализации отношений между правообладателями и пользователями.

Ну, а теперь все пропало и Ex.ua больше не сможет выполнять свою благородную миссию. Общество опять погрузится в пучину торрентов и пренебрежения авторскими правами.

Редкое лицемерие и цинизм.

Кстати, а давно они перестали рекламу продавать?

Поствыборное американское, коротко

Если коротко, то как-то так демократия и работает. Народ проголосовал и президент поменялся. Кстати, любители упрекать своеобразную американскую систему голосования на этот раз не найдут, чем поживиться — за Трампа проголосовало на 400 тысяч больше американцев.

На этом фоне особенно радуют комментарии в фейсбуке. При этом одна часть восклицающих «Как такое могло произойти? Глупые американцы» только что провели в Госдуму конституционное большинство Единой России и 25 лет проводят туда Жириновского, а вторая часть несколько лет назад всерьез выбирала между Януковичем и Тимошенко.

Как заставить людей не пользоваться Samsung

Полагаю, что история с загорающимися Samsung Galaxy Note 7 у всех на слуху, но она еще не закончена. Как сообщает CNet, в США фактически вернули только 85% от отозванных устройств. Находятся фанаты, которые продолжают пользоваться этой миной замедленного действия.

Так вот, чтобы лишить таких рисковых людей этой возможности, Samsung через несколько дней планирует выпустить апдейт ПО смартфона, который не даст ему заряжаться больше 60%. А еще на экране телефона будет регулярно выскакивать напоминание о необходимости вернуть его продавцу.

Но это еще не всё — в Новой Зеландии компания договорилась с сотовыми операторами об отключении всех Note 7 от сотовой связи.

Теперь остаётся, чтобы что-нибудь пошло не так и под раздачу попали бы другие модели компании.

It will wait или о неадекватах на дороге

Каждый день я как минимум полтора-два часа провожу за рулем. К сожалению, плотность дорожной сети в Одессе невысока, а машин становится всё больше — поэтому всякий раз невольно оцениваешь стиль вождения других участников движения и не всегда эта оценка лестная.

В последнее время все чаще приходится замечать, как та или иная машина едет немного странно. Например, подчеркнуто медленно по свободной дороге без ограничения скорости. Очень полого входит в повороты, смещаясь между полосами. Тормозит заметно заранее и держит слишком большую дистанцию перед собой.

Когда я все же обгоняю или опережаю такую машину, в 90% случаев у водителя в руке телефон. Либо он по нему говорит, либо вообще в него смотрит и даже пишет. Мне отдельно жалко людей с дорогими автомобилями, которые не умеют настроить штатный hands-free.

Поэтому мне понравилась реклама, которую запустил этой осенью в США оператор AT&T. Ролик ниже длинный, но очень точный.

Неуловимая и очевидная эволюция

Поймал себя на мысли, что давно перестал как-то реагировать на то, что пишет АИН. Если кто читает блог давно, то тут регулярно встречались комментарии к их материалам, а вот сейчас даже как-то специально возбудить вдохновение регулярным прочтением новостей не получается. Да и новостей там стало как-то немного. Большую часть материалов легко отнести к одной из трех групп — «Кто-то, очень отдаленно относящийся к Украине, что-то сделал, никак к ней не относящееся», «Несколько пунктов, не имеющих отношения к украинскому интернету» и платное размещение рекламных статей.

Можно сколько угодно говорить о редакционной политике, сознательном расширении тематики издания, но, если издание позиционирует себя как «интернет-журнал, посвященный ИТ-бизнесу, стартапам и предпринимательству», не пишет при этом о национальном этапе крупного европейского конкурса стартапов Seedstars, но пишет о том, как взять кредит на электромобиль и что-то о переживших рак — извините, даже моих скудных познаний в редакционном бизнесе достаточно, чтобы понять, что редакция сделала ставку на социальный трафик, монетизируя его по мере сил. Пока владельцу не подвернутся очередные Lucky Labs, возможно.

Атмосфера внутреннего стартапа

Я довольно часто на своих семинарах говорю, что процесс развития любой компании — это постепенная кристаллизация или даже окостеневание от аморфного состояния стартапа до состояния большой корпорации с хорошо формализованными отношениями между сотрудниками.

Разумеется, подобное развитие сопровождается еще и некоторым уменьшением свободы в принятии решений каждым отдельно взятым сотрудником. С одной стороны, это обеспечивает контроль, но с другой может и блокировать какую-то творческую составляющую процесса. Поэтому многие компании в IT-сфере отдельной задачей себе ставят сохранение атмосферы стартапа. А многие — особенно очень большие — даже наоборот, создают внутри себя инкубаторы, акселераторы и пытаются эту атмосферу там создать.

В ряде случаев это получается, но я, как легко догадаться, хочу описать ситуацию как раз обратную.

Вот представьте себе — большая компания создает внутри себя группу молодых и творческих людей, даёт им тему продукта, даёт все полномочия для принятия самостоятельных решений — от разработки продукта до выпуска и продвижения его, найм, финансы — в общем, полная независимость маленькой компании плюс возможность пользоваться ресурсами компании большой. Казалось бы, прекрасный стартап, да еще и с ресурсами, которые недоступны обычному стартапу. Приходят через какое-то время посмотреть, что делается, и выясняют, что ничего и не делается. То есть развитие продукта, конечно, идет, но как-то темпы ненамного выше средних по компании. Они могут быть даже ниже, поскольку продукт несколько раз перепридумывался с начала разработки и к слову pivot привыкли уже все. И перед нами предстаёт загадка — атмосфера стартапа присутствует, участники — молодые, умные и красивые, — в наличии, а продукта почти нет и точно не случается революции.

Почему так происходит? Мне причина видится очень простой. Существенной и даже неотъемлемой частью настоящей атмосферы стартапа является перспектива безвременной смерти проекта. Стартап либо сделает продукт, либо помрёт. Возможно, он помрёт, даже сделав продукт, но без продукта помрёт гарантированно. Если он будет медленно делать продукт, то тоже скорее всего помрёт. И без этой опасности никакой атмосферы не получается.

А что получается в большой компании? Сотрудников берут после долгих собеседований. Скорость принятия решений поневоле замедляется — все же вокруг большая компания со своими процедурами. И этих сотрудников, кстати, быстро не уволишь — КЗоТ, выходное пособие, всё такое. И поэтому вместо «продукт, продукт, продукт, выпускай, монетизируй или умри» получается «Стендап, Agile, Scrum, обед, парное программирование, отпуск». Характерно, что обед и отпуск обычно не переносится, в отличие от релизов.

Я честно скажу, что не знаю способа гарантированно этого избежать. С другой стороны, попытка культивировать атмосферу стартапа вместо нормальной формализации процессов мне кажется определенной разновидностью карго-культа. Вместо попыток буквально удариться в детство лучше нормально повзрослеть.

Сервис для настоящих мам

Собственно, ничего не хочу сказать про собственно сервис, но мне очень понравился 4-минутный рекламный ролик сервиса по созданию фотоальбомов. Прекрасный юмор и замечательный подход к продвижению.

Политически-телефонное

Если вы читаете новости, то шутки по поводу выхода 200-й модели Моторолы явно видели. Ну, или просто новость о погибшем в Донецке террористе увидели.

Реакция в украинской части фейсбука меня не удивила. Тем более, что я и вживую общаюсь с людьми, которые лишились домов, как минимум, в результате действий в том числе и героя новостей, странно было бы встретить какое-то сочувствие или что-то миротворское в реакции людей. Совершенно не удивила и риторика протеррористической российской пропаганды типа Лайф.ру или даже Ленты.

Но вот потом я зашел к нескольким россиянам в фейсбук и в жж. Нет, не к отмороженным вроде руссофашистам, не к профессиональным патриотам, к людям, с которыми общался раньше и с которыми вроде бы совпадал по каким-то этическим принципам. Они тогда разводили руки при упоминании Жириновского, мол, ну клоун, ну народ же голосует, но никто ж его всерьез не воспринимает, а если речь заходила о том же Холмогорове, то успокаивающе говорили, мол, ну не для тебя он пишет, намекая, что в мудрой и сбалансированной политике надо предусмотреть такой клапан, который и пар спустит, и недовольных пересчитает, но зачем же его воспринимать как главную турбину? И даже потом, в том числе и во время Майдана, при общении с ними казалось, что вот уж какие-то общие представления о морали и нравственности у нас есть и если титушки — плохо, то и какие-то эксцессы с насилием с другой стороны тоже нехорошо.

Но прошло почти три года и теперь становится понятно, что эта самая этика у нас стала кардинально отличаться. Потому что в рамках их этики теперь Моторола — «легендарный командир» и «подлинный русский герой». И они пишут о том, как тепло относились к этому «герою», и даже снабжают эти тексты фотографиями, на которых обладатель щербатой хари высовывается из окна украденного джипа и на информацию о том, что эта карликовая обезьяна расстреливала избитых военнопленных, пожимают плечами — а что, мол, такого? В Москве, в Детском мире, оказывается, продаются игрушечные солдатики, где всех этих «героев» изобразили с различной достоверностью — и именно эти люди без каких-то угрызений совести покупают своим детям такие «игрушки» и ничего, мол, страшного…

И, наверное, это действительно не страшно и даже хорошо — у нас теперь действительно разная мораль, разная нравственность. А, может, она всегда была разная, просто до сих её по каким-то причинам скрывали, а теперь уже в этом нет необходимости. И нам легче — не надо гадать, это почудилось или на самом деле за внешне похожим на человека обликом прячется Чужой?

Вокресное о понимании причин

Мало что меня раздражает так же сильно, как огульный критицизм, базирующийся на невежестве. Примеры этого обильно присутствуют вокруг нас, обычно базируются на нескольких неверно выученных, или попросту неверных принципах то ли маркетинга, то ли менеджмента, то ли еще чего-то, и обычно внутри себя несут один и тот же недоуменный вопрос «А почему же это все вокруг не сделают так, как лучше мне?».

Та же эпопея с приводом PayPal в Украину — характерный пример. У энтузиастов этого процесса в голове есть несколько затверженных принципов, кстати, часто не соответствующих действительности, и они ломятся с ними наперевес, удивляя окружающих. А когда становится понятно, что в западной корпорации сидят не идеалисты-романтики, готовые по первой просьбе придти миллиардной инфраструктурной компанией на неразвитый и коррумпированный финансовый рынок воюющей страны, энтузиасты невнятно выражаются в том духе, что, мол, конкретные менеджеры неполномочны и вообще недалеки.

Еще один характерный пример — это авиаперевозки. Что сделает стандартный украинец, услышав слово «МАУ»? Немедленно выдвигает претензии, что авиакомпания жлобы и уроды, не хотят его, замечательного, возить за копейки по всему миру, не кормят и вообще. А если дело доходит до внутренних перевозок, так, конечно же, именно эта жуткая компания виной тому, что внутри страны невозможно летать на самолете удобно и дешево.

Здесь невежество проявляется сразу дважды. Во-первых, критикующий знать не знает ничего о бизнесе авиаперевозок. Он просто хочет, чтобы его возили как в Европе, но чтобы он платил, как в Украине. Даже не так — он хочет, чтобы его возили, как в европейском бизнес-классе, но по цене автобусного билета. Так, конечно, не бывает никогда, но его это не волнует. Собственную ценность, как потребителя, он смело называет модным словом Lifetime Value и что удивительно — он действительно считает, что его намерение пользоваться сервисом материально само по себе, а уж если он второй раз им воспользуется, так вообще его носить должны, он же постоянный клиент.

Но есть еще один разрез невежества — критикующий почему-то полагает, что авиакомпания МАУ целью своего существования видит исключительно перевозку его, драгоценного, в любом направлении, куда ему захочется. Я так подозреваю, что это довольно распространенное заблуждение, поэтому очень коротко его развею.

Компания МАУ всё время своего существования занималась, по сути, одним бизнесом — она возила и возит украинцев за границу. Сначала Европу, потом география полетов стала расширяться, но она никогда не ставила себе целью построить бизнес на внутренних перевозках. Причина этому очень проста — авиаперевозки внутри страны убыточны сами по себе. Население страны не может платить за поездку столько, чтобы она окупалась. И внутренние рейсы МАУ в 100 процентов случаев выполняют одну из двух задач — либо довезти пассажиров международных рейсов МАУ из областных центров в Борисполь к их рейсу за границу, либо загрузить самолет в подсылочном полете (например, чтобы днем самолет слетал из Одессы в Стамбул, его надо пригнать в Одессу из Борисполя — так почему бы не поставить рейс Киев-Одесса на 10 утра?). Поэтому внутренние тарифы у них в последнее время даже запретительные — билет Одесса-Киев стоит почти столько же, сколько билет Одесса-Киев-Лондон, — чтобы желающие слетать внутри страны шли к конкурентам. Конкуренты, кстати, тоже не страдают особо — например, одесские рейсы компании МоторСич прилетают на более дешевых и меньших размером самолетах в аэропорт Жуляны, сборы в котором ниже, и в принципе окупаются. А супердешевые билеты компании Bravo, которые обещают возить из Одессы в Киев за 499 грн (и возят, правда, в среднем мне билет обходится в 799, но все равно неплохо), объясняются даже проще — Bravo чартерная компания, графиковых рейсов у нее мало, а самолеты есть. Так вот, экономика авиаперевозок такова, что самолет, стоящий на земле, обходится авиакомпании почти в такую сумму, как летящий в воздухе. Вы платите лизинг, сборы аэропорта, вы держите несколько экипажей, самолет надо обслуживать и периодичность обслуживания больше зависит от времени, а не количества полетов — в общем, самолет, стоящий на земле, непрерывно генерирует убыток. Если у вас есть возможность посадить в него пассажиров и быстро их свозить на небольшое расстояние внутри страны, то вас устроит любая цена за билет, лишь бы она покрывала стоимость топлива, зарплату экипажа и хоть немного еще, потому что это «немного еще» — это уменьшение вашего убытка от простоя судна.

Это лишь характерный пример того, как именно бизнес-интересы, а не идеалистические идеи про изменение мира и социальную направленность бизнеса, определяют решения предпринимателей.

Разумеется, все эти вещи необязательно знать вообще всем, кто пользуется соответствующими услугами. Собственно, я и не пытаюсь устроить курсы всеобщего обучения на эту тему. Меня раздражают исключительно те, кто знать этого не знает и не хочет знать, но прикладывает часто немалые усилия в распространении социалистических взглядов про то, что ему кто-то обязан сделать хорошо.