В пустом и необычном месте

Я сегодня побывал в очень необычном месте, о котором много слышал и очень хотел побывать — в старом берлинском аэропорту Tempelhof.

Прежде всего, это историческое место. С его поля взлетал Орвилл Райт, садился Чарльз Линдберг, совершались первые в Европе регулярные пассажирские рейсы, первые рейсы «Люфтганзы», да один «Воздушный мост» времён первого берлинского кризиса чего стоит.

Во-вторых, здание терминала аэропорта входит в четверку крупнейших зданий мира. 284 тысячи квадратных метров только внутренних пространств, а территория всего поля превышает по площади княжество Монако.

В-третьих, аэропорт впервые был закрыт для пассажирских рейсов еще в 1971 году, потом в середине 80-х его открыли снова и окончательно закрыли в 2008-м году.

И вот с тех пор город Берлин — как муниципалитет, так и все горожане, — пытается придумать, что сделать с этим громадным пространством.

Забегу вперёд и скажу, что окончательно не придумали.

Первый вариант заключался в том, чтобы просто продать землю под застройку. Спорили несколько лет, в итоге на городском референдуме проголосовали за то, чтобы лётное поле превратить в парк.

Кстати, один из совершенно сумасшедших вариантов заключался в том, чтобы в здании открыть клинику пластической хирургии, а на поле принимать частные джеты. Даже инвестор был :).

Сейчас территория лётного поля открыта для всех. А терминал в основном закрыт. Сотрудники городского предприятия Tempelhof Projekt занимаются содержанием здания и разрабатывают план трансформации комплекса.

Чтобы был понятен масштаб проблемы — только на содержание здания в год тратится 40 миллионов евро. Размеры помещений поражают. Последние два года в части ангаров разместили беженцев из Сирии — сейчас их 4 тысячи человек и их вообще не видно на территории. Впрочем, на территории не видно вообще никого — ни сотрудников комплекса, ни сотрудников нескольких сотен компаний, которые арендуют небольшие помещения в качестве офисов, ни полицейских — главное управление полиции Берлина размещено в одном из корпусов. Опять же для понимания масштаба — площадь одного ангара (а их полтора десятка) примерно равна площади всех трёх этажей старого терминала одесского аэропорта.

Проект медленно и не всегда уверенно движется в направлении, которое авторы назвали Berlin Creative District. С одной стороны, надо сохранить историю, которая здесь встречается на каждом шагу. С другой — использовать громадный объект с пользой для общества. Мне рассказали, что одной из целей является сохранение гибкости, чтобы и иметь возможность использовать терминал для очень больших и крутых целей, но и не переделать его исключительно в экспоцентр, например.

И при всем этом — это общественный проект на общественные деньги, поэтому его цели так или иначе меняются довольно часто под влиянием общественности и политиков, а скорость принятия решений и их осуществления, мягко говоря, оставляет желать лучшего.

Впрочем, меня поразило еще то, что даже при таком масштабе проблем, состояние здания практически идеальное. Внутри чисто, очень тихо, мне не удалось увидеть ни одного разбитого окна или сломанного элемента, зато я испытал полное погружение в атмосферу 70-х, когда на поле садились самолеты, а в основном зале толпились пассажиры.

Мне только жаль, что результатов этого грандиозного проекта мы дождёмся лет через 20-30 в лучшем случае.

Прокомментировать:

avatar
  Subscribe  
Сообщать