Про копирайт, тон и русский язык

Благодаря Жене Шевченко вспомнил про небольшой скандальчик в УАнете — как «Обозреватель» спер дизайн у «Times». Казалось бы, спер и спер, ничего, нарушающего образ издания, не произошло, но оказалось, что ситуация развивается и издание решило ответить на обвинения.
Ответ получился состоящим из многих пунктов:
1. Те, кто написал про плагиат — козлы.
2. Все так делают — прут дизайн, формат и так далее.
3. Те, кто написал про плагиат в блогах и новостях — тоже козлы.
4. Никто не захотел разобраться.
5. Сергей Лещенко — главный козел.

Читать это довольно скучно и поэтому мое внимание привлекли другие моменты.
Во-первых, текст крутого редакционного заявления начинается во второй половине второго экрана. У меня разрешение экрана 1680*1050 пикселей, соответственно, пользователи с самым распространенным разрешением 1024*768 доберутся до текста только на третьем экране.
Во-вторых, количество баннеров на одной странице. Я насчитал 9 штук. Причем это вполне себе коммерческая реклама.
В-третьих, авторефреш каждой страницы с интервалом в 15 минут. Т.е., если кто случайно, как я, оставил открытой страницу в браузере на часок, то вполне себе принес дополнительных денег Обозу.
В-четвертых, роскошный русский язык статьи, с множеством образных выражений. Чего стоит только фраза «Но… рука бойца колоть устала ряды бесчисленных врагов и опустилась ниц… видимо, не осилили». Креативный лид холдинга, разумеется, не должен сдерживать свой креатинизм тем вульгарным соображением, что, по мнению Владимира Ивановича Даля выражение «пасть ниц» означает «упасть лицом к земле, затылком кверху», что для руки бойца несколько, гхм, затруднительно.
Но с одним или даже с двумя утверждениями в статье я соглашусь полностью. Действительно, «уровень разговора — у сельской дискотеки». И абсолютно верно — «Обозреватель» и так все знают. Правда, когда эти фразы стоят рядом, возникает ощущение, на которое, возможно, употребивший их не рассчитывал.

Прокомментировать:

avatar
  Subscribe  
Сообщать