Кто зарабатывает на смартфонах?

Counterpoint Research опубликовала очередные данные по мировому рынку смартфонов. Из интересного — общая прибыль производителей упала за год на 11%, поскольку сильно увеличилось количество моделей в средней ценовой категории, а топ-производители удлиняют сроки жизни флагманов, уменьшая необходимость в апгрейде.

Global handset profit share in the third quarter of 2019
COUNTERPOINT RESEARCH

При этом деньги на рынке распределяются так — 32% всего дохода от продаж смартфонов и 66% всей прибыли рынка достаётся Apple. Потом долго никого нет, затем идет Samsung, на долю которого приходится 17% мировой прибыли. Дальше начинаются китайские производители — сначала Huawei, а потом плотная группа преследователей из Oppo и Vivo, замыкаемая Xiaomi, чья любовь к большому количеству дешевых моделей не лучшим образом сказывается на прибыльности.

WeWork и деньги

Новости про WeWork перестали занимать первые полосы изданий, но не перестали происходить. Softbank столкнулся с проблемами по привлечению средств для финансирования плана спасения WeWork — японские банки исчерпали лимиты на одного заёмщика. Это, скорее всего, означает, что в новый год WeWork войдет с некоторым дефицитом, хотя, конечно, в итоге деньги найдутся. Например, Softbank может заложить свой пакет акций Alibaba. 

Adam Neumann, основатель и бывший CEO WeWork

А Financial Times тем временем раскопали, что в случае, если WeWork все же выйдет на IPO, основатель и бывший CEO Адам Нойманн получит дополнительные бонусы в зависимости от той капитализации, которую удастся достигнуть. При реструктуризации компании летом этого года она фактически была разделена на две, управляющую и холдинговую, и при том, что акции выпущены холдинговой компанией, несколько сотрудников получили т.н. «долю в прибыли» в управляющей компании, которая фактически является опционом с определенной ценой гранта и условиями вестинга. В общем, если компания выйдет с капитализацией в 10 млрд долларов, то дополнительно к своим акциям Нойманн получит примерно 111 миллионов, а при капитализации в момент IPO в 18 млрд бонус Адама составит 593 млн долларов.

Более того, если капитализация каким-то образом вернется к уровню 50 млрд, то начнут созревать дополнительные опционы. Пока этим всем не заинтересуется прокуратура, видимо.

В Amazon рулят ссылки

Журналисты Wall Street Journal исследовали то, как Amazon присваивает отдельным продуктам бейджик «Amazon Choice» и выявили много интересного и местами странного. При том, что покупатели воспринимают эти бейджи, как знак качества от площадки, их часто получают продукты, на качество которых есть жалобы, и не только покупателей, но и регуляторов. Иногда бейдж выдается товару, который нарушает даже правила самого Amazon. 

Если вы ждете, что в статье будут коварные разоблачения продажности Amazon, то нет. Кажется, что всё довольно просто — Amazon присваивает эти бейджи с помощью алгоритма. Мы же помним, как они в какой-то момент занялись своим поиском — вот, кажется, это одно из таких применений. При этом алгоритм вроде бы учитывает ссылки на внешних сайтах на страницу товара с определенными ключевыми словами, принимает во внимание отзывы покупателей — короче, кажется, что там работает не очень сложный механизм учета ссылочной популярности, обращаться с которым оптимизаторы умеют уже лет 20 😊.

Стоит ли удивляться, что в чемпионах по получению таких бейджей ходят ровно две категории — спортивное питание и БАДы, то есть банально фарма, правда, только та, которая разрешена к размещению на Амазоне?

А вот претензии по поводу того, что Amazon такие бейджи раздает товарам AmazonBasics, я никак поддержать не готов — недавно заказал себе несколько свитеров этой марки и даже без учета низкой цены вполне ими доволен. 

Новый форум про маркетинг

Каждые 20 лет я запускаю форум. Не так, конечно, просто вдруг захотелось вспомнить былое и посмотреть, что получится.

Никаких ожиданий нет, модерации нет (кроме меня), демократии, как обычно в моих проектах, тоже нет.

Предполагается, что мы будем обсуждать темы маркетинга, соцсетей, технологий и дальше, как пойдет. Конкретных критериев «Как пойдет» у меня тоже нет — я помню, каким недосягаемым уровнем на старте Searchengines были 150-200 сообщений в день, а вчера за полдня получилось 250, что, конечно, во многом флуд и вообще эффект анонса, но только говорит об относительности всех показателей.

Короче, если интересно — https://creatives.guru. Заходите, осваивайтесь, возвращайтесь.

Nein to Uber

Немецкий суд запретил Uber в Германии, поскольку у компании нет необходимой лицензии для осуществления пассажирских перевозок. Причем это уже второй запрет — первый раз в 2015 году компании запретили привлекать в сервис водителей на собственных автомобилях. Тогда Uber перестроился и организовал оказание услуг на арендованных автомобилях, чтобы это выглядело как аренда автомобиля с водителем, причем так, чтобы автомобиль после каждой поездки возвращался владельцу. Теперь суд указал, что и эта схема незаконна, тем более, что автомобиль, конечно, не возвращался никуда, а курсировал в ожидании заказа.

Решение суда, конечно, будет обжаловано, но Uber все равно попробует опять изменить схему оказания услуг. Удачи им, конечно, но я в немцев верю, у них такие штуки не пройдут. Тем более, что в итоге большинство обитателей того же Берлина и не знают, что какое-то время Uber у них всё же работал.

Некрасивая история про благотворительность

Recode (теперь это только подраздел на Vox, правда) раскопал очень некрасивое о Ларри Пейдже — оказывается, его личный благотворительный фонд последние несколько лет практически благотворительностью не занимается, а чтобы не потерять этот статус, в последние дни года перечисляет солидную сумму в адрес нескольких donor-advised funds — благотворительных организаций, ведущих свою деятельность «по совету пожертвователя». 

Основная причина так делать — обязательное требование к благотворительным фондам расходовать в год не менее 5% от своего капитала. Если это требование не будет соблюдено, придется платить налоги. Деятельность же DAF так не регулируется. И хотя эксперты, опрошенные журналистами, не могут сказать прямо, что таким образом Ларри Пейдж занимается минимизацией налогов, но они признаются, что регулярное использование DAF в таких масштабах свидетельствует о том, что фонд Пейджа делает всё, чтобы избежать прозрачных пожертвований. 

К похожей тактике прибегает и Илон Маск, но Пейдж является явным чемпионом Кремниевой Долины в этом виде спорта. И это выглядит странно и некрасиво.

Google ставит заоблачные цели

The Information публикует масштабный обзор состояния дел в облачном бизнесе компании, базируясь на довольно конфиденциальной информации от нескольких источников в Alphabet и Google. Если коротко — Google не хочет оставаться номером 3 в этом бизнесе, но пока результаты далеки от блестящих. Новый руководитель Google Cloud, вышедший летом прошлого года, получил 5 лет срока и 20 миллиардов бюджета для значительного рывка в развитии и достижения более высокого места. Пока непонятно, насколько это действительно помогло — сейчас подразделение зарабатывает 2 миллиарда долларов в квартал, что вдвое больше результата 2017 года, но эта сумма включает доход от G Suite, который, насколько я помню, за это время отказался от бесплатного варианта сервиса полностью. И, кстати, интересно, куда считается доход от Maps API?

Amazon при этом заработал 36 млрд долларов в прошлом году на AWS, что примерно в 5 раз больше. 

Гуглу, конечно, очевидно сложно заниматься традиционным корпоративным бизнесом — например, продажи enterprise-решения для поиска у него не пошли совершенно и уже никто не помнит про WebAppliance — так назывался готовый сервер с поисковым движком. Мне еще вспоминаются предыдущие усилия Google догнать лидера на рынке — интенсивно развиваемый G+ закрыли окончательно в прошлом году после восьми лет страданий. Посмотрим, как пойдет сейчас — я, кстати, как раз использую Google Cloud в одном из проектов и это решение оказалось лучшим из имеющихся вариантов, но могу сказать честно, что победила не экосистема или гибкость или уникальность предложения или даже бренд провайдера.

Очередная новость про сотрудников Google

Одна из недавно уволенных сотрудниц Google, занимавшаяся вопросами безопасности, написала, что её уволили из-за того, что она два года рассылала уведомления в браузеры сотрудников на темы, не связанные с её непосредственными задачами.

Насколько я понял, сотрудники Google при пользовании браузером во внутренней сети компании могут получать предупреждения или уведомления в случае посещения определенных сайтов. Конкретно эту девушку уволили за то, что при заходе на сайт юридической компании, которая занималась увольнением предыдущих активистов, или на внутренние правила для сотрудников, у сотрудников всплывал попап с текстом «Гуглеры имеют право участвовать в согласованных протестных акциях». По мере разбирательства выяснилось, что это не первый такой протестный попап, который она размещала во внутренней сети.

Я прекрасно себе представляю этот масштаб столкновения вменяемой (ну, относительно, но все же) компании с прописанными политиками отношений с сотрудниками и хлопающей недоуменно глазками юной активистки, мол, ну а чё такого-то? Я же за хорошее, это же важнее, чем ваши глупые правила. И это, между прочим, инженер по безопасности со стажем в несколько лет (ну, раз уже два года имела доступ к таким инструментам). 

Рамблер решил провернуть фарш назад

Рамблер решил провернуть фарш обратно — спешно созванный совет директоров компании решил обратиться в правоохранительные органы с просьбой о прекращении уголовного дела. Ссылаются на то, что заявление подавала компания, которой переуступили права на претензию, сделала она это без согласования сторон и вообще разберемся в арбитражном суде, тем более, что обещали Сбербанку, что у нас никаких таких проблем нет, получается, что мы банку соврали — как бы говорит нам (и прокуратуре) совет директоров Rambler Group.

Руководство компании Rambler обратится в правоохранительные органы с просьбой о прекращении уголовного дела, возбужденного из-за конфликта с компанией Nginx. Такое решение было принято по итогам внеочередного заседания совета директоров Rambler, сообщается в пресс-релизе, поступившем в «Медузу».

В Rambler также отметили, что разрывают договор с компанией Lynwood Investments, которая обратилась в правоохранительные органы — в сообщении подчеркивается, что компания не сообщила об этом решении заранее ни совету директоров Rambler, ни Сбербанку (владеет 46,5% в Rambler Group). В дальнейшем спор, подчеркивается в пресс-релизе, будет решаться в гражданско-правовом поле.

«В современном мире ситуации споров о правах на интеллектуальную собственность встречаются повсеместно, и для технологических компаний защита своих прав является естественной, однако данные вопросы должны решаться в гражданско-правовой плоскости», — отметил в своем комментарии зампред правления Сбербанка Лев Хасис. Он подчеркнул, что компания «уже несколько дней находится в контакте с основателями компании Nginx» для урегулирования вопроса.

В заявлении также подчеркивается, что при сделке Сбербанка и Rambler банк получил гарантии об отсутствии оснований для судебных разбирательств из-за объектов интеллектуальной собственности и что эти гарантии в случае с Nginx оказались нарушенными.

Вот тут только вот какая проблема — дело ведь уголовное возбуждено, верно? А теперь, чтобы его прекратить, требуется наличие совершенно четко определенных оснований, описанных Уголовно-процессуальным кодексом, и мировое соглашение в их числе не значится. Точнее, все же значится, но может быть применено только для преступлений небольшой и средней тяжести при условии возмещения ущерба, а нарушение авторских и смежных прав группой лиц в особо крупном размере — это тяжкое преступление по российскому УК. А все остальные основания для прекращения дела — это следователю или суду устанавливать их наличие и возможность применения.

К тому же, при прекращении дела, например, по отсутствию события или состава преступления вызывает сразу два вопроса — к потерпевшему и тому, кто дело возбуждал. Статью за заведомо ложный донос никто не отменял, да и подставлять сотрудников прокуратуры тоже никто не расположен. 

Короче, мясорубка назад крутит, но цельный кусок мяса из фарша уже не выйдет. Кровавое месиво необратимо.

Турция против Google

Google предупредил своих партнеров в Турции, что не сможет заключить с ними контракты на новые смартфоны на Андроиде, после того, как турецкий антимонопольный комитет решил, что эти контракты не соответствуют требованиям комитета и не позволяют изменять поисковик по умолчанию.

Речь идет о контрактах на лицензии Google Media Services — то есть, по сути, на всю функциональность смартфонов, связанных с использованием сервисов Google. 7 ноября антимонопольный орган вынес решение, которым констатировал, что Google не выполнил его решение годичной давности, хотя ему давалось шесть месяцев, и теперь каждый день компания подвергается штрафу в размере 0,05% от выручки, пока решение все же не будет выполнено.

Google в ответ сообщил всем партнерам контактные данные министра торговли и главы антимонопольного комитета, чтобы партнеры могли оказать влияние на чиновников.

Уже присутствующие на рынке смартфоны могут быть использованы без осложнений, проблемы будут только с новыми моделями. То есть ситуация как с Huawei, только Турция не имеет собственных моделей смартфонов и амбиций по созданию собственного аналога Андроида.

Кстати, обратите внимание — в случае с Huawei Google явно нехотя выполнил решение американского правительства и при этом призывает к его пересмотру. В аналогичной турецкой ситуации с Яндексом в России Google подчинился решению ФАС. В Турции компания явно уперлась и не собирается сдаваться.

С одной стороны, компания может чувствовать свою силу — ведь заменить его в Турции нечем, амбиции Яндекса на этом рынке не идут так далеко, у него и в РФ нет полноценной замены Google Media Services, включая Play Market и системы аккаунтов. 

А с другой стороны, даже в отношении отказа менять дефолтный поисковик компания не так уж неправа. Если в России поиск Яндекса — не просто реальный конкурент, а и просто лидирующее решение, то в Турции даже доля Яндекса составляет единицы процентов, а больше и вовсе никого нет. И, да простят меня ребята в Яндексе, эта разница часто выражается и в качестве продукта — то есть дать возможность выбора поиска означает отправить часть пользователей на менее качественный поиск, а этому решению не обрадуется ни один продуктовый менеджер.

Так что запасемся попкорном и подождем, кто кого переглядит.