29 место в рейтинге экосистем

На прошлой, кажется, неделе прошла новость о том, что сервис StartupBlink опубликовал очередной рейтинг городов и экосистем мира, по результатам которого Украина и Киев вошли в топ30 соответственно стран и городов, продвинувшись по сравнению с аналогичным рейтингом прошлого года, и наблюдались даже местные восторги по этому поводу.

Ко мне сейчас пришли с просьбой прокомментировать и я таким образом хоть посмотрел, как строился рейтинг и чему там можно порадоваться.

Для начала скажу, что сам по себе проект и его рейтинг хороши, я знаком с основателем, который кочевал по нескольким странам и несколько месяцев прожил в Одессе, приходя работать к нам в Терминал 42.

Методика расчета рейтинга, как по мне, немного сглажена, что признают сами авторы. И вот если в эту методику углубиться и посмотреть, из чего состоит рейтинг страны или города, то там предусмотрены три блока — количество стартапов, качество (включая наличие «единорогов») стартапов и бизнес-среда. А если посмотреть на конкретные показатели отдельных стран, включая Украину, то видно, что по параметру «бизнес-среда», который учитывает и рейтинг Doing Business, среди прочего, мы еле удерживаемся в топ50, по количеству стартапов — чуть выше, но не намного, а вот по качеству — практически входим в топ20.

Как это всё истолковать? На мой взгляд, довольно просто. Прежде всего, надо помнить, что какую-то часть показателя бизнес-среды нам обеспечила странная система налогообложения — с ФОПами и прочей оптимизацией. Если её наконец сделают нормальной, мы парадоксально упадём в рейтинге, а если вдруг кому-то придет в голову добавить для учёта количество обысков в IT-компаниях, то про этот показатель вообще можно будет забыть.

Во-вторых, показатели количества и качества проектов и стартапов говорят сами за себя — количество у нас невелико, но зато их качество заметно превосходит соседей. Это и Grammarly, и Gitlab, и многие другие проекты.

Выражаясь языком аналогий — мы норовим гордиться здоровьем страны, потому что у нас полно олимпийских чемпионов, хотя правильнее было бы о нём судить по высокому среднему уровню любительского спорта и всяческой физкультуры.

Ну и стоит учитывать еще один факт — в рейтинге принимают во внимание не только стартапы, но и инфраструктурные организации, вероятно, относя к ним коворкинги, инкубаторы, акселераторы, венчурные фонды и прочее. И вот что-то мне подсказывает, что такой учёт вместе с нашей новой модой запускать преакселераторы, акселераторы и инкубаторы, которые от своих американских и европейских тезок отличаются практически всем — отсутствием инвестиций, уровнем проектов и уровнем самих этих институций, — наши показатели не очень заслуженно накручивает.

Brave достиг 15 миллионов

Браузер Brave, который регулярно приводят в пример поборники приватности, отрапортовал, что достиг 15 миллионов пользователей в месяц и 5 миллионов дневной аудитории, что означает рост в 2,25 раза за последний год.

Дополнительно компания сообщила об успехах своей программы Brave Ads, в рамках которой пользователи браузера могут подписаться на просмотр рекламы и получать вознаграждение за это. Количество кампаний, размещенных в этой программе, выросло на 255%, а CTR объявлений в среднем составил 9%, что, конечно, очень много, хотя и объяснимо.

Brave построен на основе Chromium, но при этом на уровне браузера блокирует большую часть рекламы и счетчиков, что, конечно, приводит к ускорению загрузки и удовлетворяет стремлению пользователей к большей приватности. Кроме этого, пользователи могут зарабатывать токены, подписавшись на просмотр рекламы, а потратить токены можно, например, отправив пожертвование сайту, который является участником программы для авторов.

Я как раз сегодня прошелся по нескольким сайтам, которые заставили меня опять подумать про AdBlock, и решил попробовать им попользоваться. Вдруг понравится…

Австралия против комментариев

Пока в Америке бунтуют и пытаются разобраться с Section 230, которая освобождает социальные сети от ответственности за пользовательский контент, в Австралии все совсем наоборот — суд штата Новый Южный Уэльс, в котором, например, находится Сидней, вынес решение, что компании-издатели, публикующие свои статьи в том или ином виде в Facebook, несут ответственность за содержание комментариев пользователей под этими статьями.

Photo by Dan Freeman on Unsplash

Случай, который стал причиной для такого решения, произошел с молодым парнем, который содержался в центре для несовершеннолетних преступников и стал героем статей в СМИ. Под этими статьями в Facebook появилось множество комментариев, где парня обвиняли еще в куче преступлений. Судья постановил, что, поскольку СМИ публикуют или транслируют свои статьи в социальные сети с явной коммерческой целью, то они должны следить за пользовательской активностью в результате.

Новостные компании, конечно, будут оспаривать это решение в следующей инстанции — на уровне страны, — но перспектива вырисовывается некрасивая. Никакого способа управлять пользовательским контентом, кроме тотальной премодерации, в принципе не существует — любой другой способ все равно оставляет место для единичных нарушений, каждое из которых можно зафиксировать, а то и спровоцировать для дальнейшей фиксации. А в случае с Facebook всё еще хуже, поскольку премодерация там невозможна.

В MSN победили роботы

Microsoft увольняет сотрудников, занимающихся новостным контентом в таких сервисах компании, как MSN, новостной ленте в браузере Edge и других приложениях компании. Их место займут роботы — точнее, AI, поскольку функции увольняемых сотрудников заключается в подборе новостей.

Всего уволено примерно 50 человек в США и 27 в Великобритании.

Удивительно, что MSN родилась чуть ли не раньше интернета — если кто помнит, первый вариант этой службы предусматривал доступ модемом напрямую к серверам службы, — и мало того, что пережила все реорганизации, так еще и, похоже, будет жить очень долго. Не исключено, что сама. В смысле, без людей.

Трамп все же подписал указ

Как и предполагалось, дурное дело оказалось нехитрым — Трамп подписал указ (executive order) о мерах против социальных сетей, которыми предполагается лишить онлайн-платформы защиты от ответственности за содержание пользовательского контента и права устанавливать свою политику в отношении такого контента — то есть, по сути, права определять правила его модерации.

Первым прокомментировал указ Google, сказав, что он может негативно сказаться на экономике и лидерстве американских компаний в интернете.

Трамп перед подписанием заявил журналистам, что таким образом он защищает свободу слова от монополии компаний, её, значит, удушающих.

Практически гарантированно указ будет обжалован в суде, причем наверняка одним из аргументов будет как раз обратный — что это указ нарушает свободу слова, гарантированную Первой поправкой к Конституции США. Тем более, что право компаний на свободу слова — например, в виде результатов поиска Google, — уже признавалось американскими судами еще в начале 2000-х. 

Кроме того, насколько я понимаю, указ Трампа не имеет прямой силы для компаний — это приказ для государственных служащих. Например, он предлагает Федеральной комиссии по связи определить порядок лишения компании защиты, если те не обеспечивают защиту прав пользователя при модерировании. Не факт, что Комиссия, кстати, имеет право толковать и изменять законодательство в этой части, а демократическое большинство в конгрессе вряд ли будет поддерживать подобные инициативы президента, которому оно относительно недавно объявило импичмент. Еще одно требование обязывает Министерство юстиции совместно с прокурорами штатов разработать законопроекты в штатах для противодействия политической цензуре со стороны соцсетей. 

Возможно, указ повлияет на те расследования, которые сейчас ведутся в отношении компаний — например, антимонопольное расследование против Google. 

Парадоксальным образом, если компании действительно каким-то образом пострадают от последствий этого указа, одним из пострадавших окажется сам Трамп — Twitter скорее найдет правильный способ отказать пользователям в сервисе вообще, в том числе закрыв аккаунт президента.

Бостонский марафон пройдет виртуально

Из-за пандемии отменен Бостонский марафон — одно из старейших любительских беговых соревнований, в этом году он должен был пройти в 124-й раз и сначала его перенесли с 20 апреля на 14 сентября, но в итоге все равно отменили по указанию мэра Бостона. Теперь организаторы обещают провести его виртуально.

Интересно это вот почему. Многие беговые соревнования для любителей этой весной проходят виртуально — участникам предлагается пробежать дистанцию самостоятельно, измеряя своё время или специальным приложением, или обычным для тренировки образом, участвуя тем самым в некоем общем зачёте. Но Бостон — дело совсем другое. Во-первых, это один из немногих любительских марафонов, на который требуется даже не просто выиграть слот, а квалифицироваться — вы не сможете участвовать в нём, если ранее, в течение года до старта, не пробежали дистанцию другого, причем сертифицированного, марафона за определенное время, которое зависит от вашего возраста и составило в этом году, например, 3 часа 18 минут для моего возраста. Поверьте мне, это хороший уровень. Впрочем, даже это не гарантирует участия — просто без этого вы даже заявку подать не сможете.

Во-вторых, как уже обещают устроители, время, показанное на виртуальном забеге, позволит вам квалифицироваться на следующий Бостонский марафон — и это заставляет предположить, что результаты будут каким-то образом проверяться. Впрочем, детальная информация еще последует.

Если организаторы всё придумают, мы увидим не просто флешмоб «Бежим марафон вместе», а хорошо организованное элитное мероприятие — и будет интересно, как оно будет выглядеть.

Скандал Twitter/Trump продолжается

Вчерашний скандал с маркировкой твитов Трампа как не соответствующих действительности разгорается пуще — после первых угроз и обвинений в удушении свободы слова администрация Трампа готовит указ, которым, по слухам, предусматривается ограничение прав платформ в части модерирования пользовательского контента.

Если до сих пор такие сервисы, как Twitter, Facebook и другие соцсети рассматривались как платформы, предоставляющие площадку для высказываний, не неся ответственность за содержание контента, но имеющие право модерации в соответствии с собственной политикой, то теперь предполагается считать их монополиями и, возможно даже, общественным местом, обязанным обеспечить пользователям право на свободу слова. Это также будет включать в себя необходимость обоснования модерирования и удаления пользовательского контента и блокировки аккаунтов.

Марк Закерберг вчера прокомментировал Fox News, что частным компаниям не годится выступать в роли арбитра истины в отношении пользовательского поведения или контента в онлайне. Ему в итоге ответил сам Джек Дорси, написав, что компания не собирается выступать арбитром, но хочет предоставить полную информацию людям, которых могли ввести в заблуждение сообщения Трампа.

Примерно понятно, зачем в дискуссию ввязался Закерберг — в своё время активно обсуждались его связи с администрацией Трампа, да и обратите внимание, что он это комментирует Fox News, а не кому-то еще. Совершенно непонятно, правда, чем совершенно аналогичная политика Facebook в части факт-чека настолько отличается от Twitter и почему Facebook не становится арбитром, а Twitter — наоборот. И даже — почему аналогичная политика Twitter в отношении сообщений про Covid-19 не делает его арбитром, а пометка очевидной дезинформации Трампа — делает?

Про закон 466 и пора ли валить

Я редко пишу про исключительно украинские события или темы, но «редко» — это не значит «никогда», так что отвлекусь от мировых трендов.

Как, наверное, знают мои украинские читатели, на днях Президент Украины подписал закон №466, которым вносится много изменений в Налоговый Кодекс, как заковыристо сказано в названии — «для улучшения администрирования налогов, устранения технических и логических несогласований в налоговом законодательстве». Практика внесения изменений и дополнений и маскировки под этим чего-то радикального не нова даже для нынешнего созыва Верховной Рады и тут она тоже нашла своё применение. Среди всего прочего в тексте закона появляется понятие «контролируемая иностранная компания» и начинаются чудеса. Подробных анализов, сделанных юристами и другими специалистами уже более чем достаточно, я лишь остановлюсь на двух моментах, которые поражают даже привыкший к чудесам украинского законотворчества взгляд.

Сначала уточню, что апологеты Закона настаивают, что без него никак не победить олигархов с офшорами, а что при этом станет плохо стартапам, то это просто побочный эффект. Утописты из партии «Голос» уверяют, что они обязательно как-то смягчат эти нормы и облегчат участь стартапов, вероятно, надеясь, что никто не догадается посчитать, что сам Закон принят 283 голосами при 226 необходимых, из которых всего 16 дал сам «Голос» — сделайте свои выводы относительно возможности этой партии что-то провести самостоятельно.

Причем тут стартапы? При том, что иностранные компании — причем не в офшорах, а в нормальных юрисдикциях, низконалоговых или нет, — давно стали нормальным инструментом для работы современных бизнесов, особенно украинских. Если вы хотите работать в Европе, логично зарегистрировать компанию в ЕС и не грузить контрагентов пещерными требованиями украинского законодательства, если вы делаете стартап и хотите защитить свои корпоративные права и интеллектуальную собственность, вы регистрируете компанию в США или Англии, то есть в зоне действия англосаксонского права, тем более, что это будет просто обязательным требованием любого инвестора.

И не случайно, что именно представители стартапов заговорили о том, что этот закон фактически вынуждает их покинуть Украину, перестав быть её резидентом.

Во-первых, закон предусматривает, что каждый резидент Украины, будь-то житель страны или компания, который либо владеет зарубежной компанией, либо контролирует такую, обязан сообщить об этом в налоговую и подавать ежегодно отчеты о её деятельности. Причем, если вопрос владения еще хоть как-то понятен, то понятие фактического контроля описано максимально широко и, разумеется, будет так же трактоваться — мол, лицо является фактическим контроллером, если он оказывает существенное или решающее влияние на решения такой компании относительно договоров, активов и прибыли вне зависимости от юридического оформления этого влияния.

Во что эти расплывчатые требования превратятся на практике для небольшого проекта из нескольких человек? Вы можете иметь компанию в, скажем, Эстонии, она никому не принадлежит персонально, доли в ней распределены между основателями, которые все граждане Украины — готово, компанию должен указать каждый из них. ОК, предположим, что проект международный и украинцам принадлежит меньше 50%. Но развитием бизнеса занимается один человек, — за ним все продажи и переговоры с крупными партнерами, его решениям доверяют три других партнера — два технаря и маркетолог — готово, биздев осуществляет фактический контроль. Есть даже реальный и смешной пример — в подкасте Радио-Т, который я веду с товарищами уже много лет, несколько (сейчас — 5) ведущих, в том числе двое основателей, к которым я не отношусь. Но всеми продажами рекламы занимаюсь я, я оплачиваю хостинг и сейчас активно уговариваю делать видеоподкаст — готово, я оказываюсь фактически контролирующим компанию, что будет смешно слышать любому знающему про подкаст и слышавшего хотя бы один выпуск.

Казалось бы, ну что такого в требовании сообщить и подавать отчеты? Да всё такое — многие юрисдикции вообще не требуют подавать отчеты, хотя именно им вроде бы должно быть это интересно. Собственно, многие именно за это и выбирают такие страны, чтобы просто заниматься делом, а не заниматься бюрократией. Зачем же украинской налоговой отчеты компании, которые работают где-то в других странах и связаны с Украиной только личностями владельцев?

А вот в ответе на этот вопрос кроется вторая безумная новация. Предположим, ваша компания успешно развивается и заработала 2 миллиона евро прибыли. Или не заработала, а получила инвестиции на эту сумму или даже больше. На самом деле это не очень много — Round A примерно, то есть самое начало. И к вам приходит украинская налоговая, считает как хочет — то есть все эти деньги будут считаться скорректированной прибылью, вы же не сомневаетесь, а дальше в соответствии с нормами этого закона налоговая сообщит, что на самом деле это не прибыль компании, а ваш личный доход, поэтому заплатите подоходный налог и даже военный сбор.

Это совершенное безумие — даже страны, облагающие налогом всю прибыль компаний, не додумались считать её доходом основателя. Эти деньги основателю не принадлежат, если и когда он получит их в виде дивидендов или другой выплаты, он действительно должен декларировать личный доход и заплатить налог с него, — но деньги компании, находящиеся в другой стране и, вообще-то, в другой налоговой системе, считать личным доходом, да еще и посчитанным по украинским налоговым нормам, это какой-то верх большевизма.

И при этом, если кто-то считает, что такой закон осложнит положение хоть какого-то олигарха, то это уже не наивность, а скорее слабоумие. Номинальный сервис для офшоров придуман очень давно и успешно используется как раз теми же олигархами и достаточно одного такого номинального владельца в цепочке компаний, чтобы не дать отследить дальнейшие отношения. Да, времена меняются и номинальный сервис не является защитой от, например, претензий FATF, но вы же не путайте с ними украинскую налоговую со странными идеями в области учёта.

А вот как раз стартапам и небольшим проектам прятаться нельзя и часто нет возможности. И кто же теперь решится продолжать находиться в Украине, когда вслед за статьей в Techcrunch о новом раунде в офис наверняка заявится маски-шоу, вынесет всё, что найдет и еще и оштрафует на миллионы?

Twitter против Трампа

Twitter впервые разместил отметку о факт-чеке на твите Трампа — под сообщением о том, что голосование по почте является мошенничеством и приведет к фальсификации выборов появилась ссылка на отдельную страницу, где утверждения из сообщений (а это была серия твитов) опровергаются по пунктам.

Разумеется, в ответ и сам Трамп, и его подчиненные обрушились уже на Твиттер, обвиняя и компанию и сразу всю Долину в стремлении удушить свободу слова и вмешаться в президентские выборы.

Если помните, Twitter долгое время был мишенью для критики как раз в связи с тем, что Трампу позволялось делать самые разные заявления в своём аккаунте, в том числе и нарушающие правила социальной сети.

Новый перекресток мира

Мы все скучаем по путешествиям, но даже сейчас самолеты продолжают летать, а где-то даже наблюдаются пробки из самолетов.

Аэропорт в Анкоридже на Аляске несколько неожиданно оказался новым перекрестком мира — в некоторые дни он принимает более 700 рейсов в день, на десятки процентов обогнав предыдущих лидеров — аэропорты в Чикаго и Атланте. А 25 апреля он официально стал самым загруженным аэропортом мира.

Аэропорт имени Теда Стивенса, Анкоридж, Аляска.

Нет, разумеется, речь не идет о пассажирских самолетах. Новый титул и немалую нагрузку обеспечило Анкориджу его географическое положение — он находится в высоких широтах, выгодных для аэронавигации, причем время полета до него из 90% промышленных центров составляет не более 9,5 часов. Это позволяет грузовым самолетам класса Boeing 747 Freighter или Airbus A330F обойтись неполной заправкой топливом, зато повышенной загрузкой, приземлиться на Аляске для дозаправки и продолжить свой рейс.

Впрочем, администрация аэропорта и города надеется, что после снятия карантинных ограничений следом за грузовыми самолетами в аэропорту начнут приземляться и пассажирские, с туристами, которых привлекут ледники и другие природные достоинства этого штата.