Как стартапы победят терроризм

Я специально подобрал провокационное, но совершенно верное, на мой взгляд, название.

Всю прошлую неделю я провел в Лозанне, где проходил финал международного конкурса стартапов SeedStars World. Два дня я в качестве ментора работал с основателями проектов из Грузии, Казахстана, России, Турции, Азербайджана и Египта, иногда пересекаясь с проектами из других стран, постоянно общаясь с коллегами-менторами из Европы, США, Африки — короче, это была очень интересная неделя. Я очень рад за украинский проект Glash, который впервые презентовал себя у нас в Терминале, выиграл национальный тур отбора, приехал в Лозанну и, хотя ребята и не прошли в финальную стадию — туда попали только 12 проектов из 65 приехавших, — но очень полезно провели там время и даже успели показаться паре крупных корпораций.

И я очень рад был познакомиться с очень симпатичным и очень крутым человеком — Кямран Элахян, иранец по рождению, уехал в США в 18 лет, основал несколько компаний, в том числе легендарную Cirrus Logic, а последние годы возглавляет Global Catalyst Foundation.
Короткий доклад Кямрана был последним в программе конференции и это было очень удачное завершение. Посмотрите доклад и поймете, почему удачное, и как собственно стартапы могут победить мировую проблему.

Небольшой квартирник про оптимизм

Вчера умудрился попасть практически с корабля на бал — после недельной поездки приехал в Терминал 42 для того, чтобы поучаствовать в программе Романа Скрыпина «Квартирник». Вообще, «Громадское ТВ Одесса» — наши хорошие друзья и резиденты, поэтому мы с удовольствием совместили планы команды Skrypin.ua  съездить в Одессу поработать с нашим графиком.

Ребята приехали целым автобусом, правда, все же мини, навезли кучу аппаратуры и технически выдавали вполне качественный эфир. А меня вместе с несколькими представителями IT (что бы это не значило) позвали поговорить в этом эфире о будущем, о проектах и как вообще жить лучше.

Получился довольно большой разговор скорее об оптимизме, но проекты мы тоже обсудили и публично погордились одесскими стартапами. Смотрите сами запись — наша часть начинается с 2:10:32, впрочем, ролик должен автоматом запуститься с этого времени.

Кто больше развивает экономику?

Если есть на свете что-то печальнее украинских политиков, рассказывающих про успехи в реформах, так это, безусловно, украинские аутсорсеры, во все голоса рассказывающие про громадный вклад именно их части IT-индустрии в развитие экономики страны. Печально это, как по мне, тем, что показывает откровенную близорукость, ограниченность мышления и в некоторых местах даже странные фантазии, укоренившиеся в сознании этих деятелей.

Прежде всего, в 100% случаев, когда вы читаете очередную пламенную статью на тему громадного вклада IT-индустрии, можете даже не напрягаться — основной её целью будет требование не мешать аутсорсерам нанимать всех своих сотрудников как СПД, с тем, чтобы они могли вместо примерно 40% налоговой нагрузки на фонд оплаты труда обойтись всего 5%. Причем, я такие требования слышал даже от тех, кто и эти 5% не всегда платит, ограничиваясь выдачей своим сотрудникам корпоративных карт латвийских банков.

Нет, я совершенно согласен, что налоговая нагрузка на фонд оплаты труда в Украине превышает все разумные значения. Совершенно однозначно необходимо сильно сокращать размеры начислений на ФОП и я бы даже избавил работодателей от роли налогового агента — я не вижу другого способа приучить людей к мысли, что подоходный налог платят они. Но мы же не видим никаких таких инициатив от аутсорсеров, всё, что они требуют — не перекрывать им лазейку в законе. Кстати, если им же показать большой супермаркет, где каждый продавец оформлен как СПД, они соглашаются, что это извращение, но не видят ничего плохого в компании-разработчике ПО, где штатных сотрудников — человек 5, зато 500 субподрядчиков в виде СПД.

Видимо, понимая, что сложно постулировать громадный вклад аутсорсинга в экономику страны, одновременно соглашаясь с уклонением от уплаты налогов, аутсорсеры придумали себе аргумент — зато, сообщают они, мы тратим заработанные деньги внутри страны, кормя таким образом каждый по 4 человека. Некоторые с видом победителя сообщают, что они платят НДС при покупках, доказывая тем самым, что экономическую теорию в технических вузах давно перестали считать наукой.

Хочу напомнить, что на сегодня только в США есть около 200 тыс. вакансий программистов, а в Европе — 900 тыс. И это как воронка для всех IT-специалистов, которых в Украине насчитывается, по исследованию Price Waterhouse Coopers, более 100 тыс. человек. Из них костяк составляет 15–20 тыс., все остальные представляют собой своеобразную пирамиду, работающую над общими задачами. В свою очередь они обеспечивают работой еще 300–400 тыс. человек. Имеется в виду, что, заработав валюту за рубежом, они ее тратят в Украине, покупая товары и услуги. Таким образом, получается, что IT-отрасль обеспечивает полмиллиона рабочих мест в год.Зеркало недели

Я не знаю, кто держит этих товарищей в уверенности, что в стране с населением в 45 миллионов человек только 100 тысяч тратят деньги на покупки внутри страны. Но им даже не хватает соображалки додумать этот аргумент.

В самом деле, если мы начинаем оценивать полезность отрасли по количеству денег, которое её представители тратят внутри страны, то я совершенно не понимаю, зачем нам разработчики, если у нас есть мажоры. Ну вы поняли — «золотая молодежь», которая тусуется в клубах, гоняет на дорогих тачках и всё такое. Ведь понятно, что среднестатистический мажор за ночь в клубе обеспечивают работой и неплохим доходом не 3-4 человек, а гораздо больше. Если же этот мажор покупает новую крутую тачку (пусть даже редко, например, раз в год) и в течение года интенсивно её изнашивает, сжигая тонны дорогого бензина, крутые колеса, иногда царапая её и раз в два дня загоняя на мойку с полировкой и воскованием, то его вклад в экономику страны начинает превышать аналогичный показатель целой компании разработчиков.

Ну и куда мы придем в результате?

Любителям авиации и медитации

В последнее время регулярно включаю в качестве фона прекрасный сервис — Listen to the Cloud! Фактически это набор живых трансляций переговоров диспетчеров различных аэропортов со всего мира на фоне амбиентной музыки. Поскольку понять, что именно говорят диспетчеры с пилотами, очень сложно — очень уж быстро говорят и используют жаргон, — мозг практически не успевает задуматься и воспринимает это как прекрасный фон.

Но можно воспринимать это не как фон, а открыть Flightradar24, найти именно тот аэропорт, который вы слушаете и отслеживать, как сначала пилоты переговариваются, потом взлетают, потом опять переговариваются. Честное слово, когда вдруг понимаешь, что это говорит именно пилот самолета, который только что взлетел, проникаешься совершенно иначе — в том числе и гордостью за то, что хоть что-то понял.

В общем, рекомендую любителям. Там есть даже Борисполь и Одесса, но по вечерам они постоянно в оффлайне.

Настоящее честное уведомление о рисках

Вам, наверное, приходилось читать документы под названием «Risk disclosure» — в таком документе финансовые компании тщательно пытаются предупредить своих клиентов, что они могут потерять деньги в любой момент, чтобы потом эти самые клиенты не могли сказать, что их не предупреждали. Обычно такие документы пишутся очень юридическим языком, который даже читается тяжело.

Но встречаются и примеры честного изложения опасностей. Иногда — даже чересчур честного. Вот компания под названием IRS Millenium Fund вообще в своем описании начала со стандартных рисков инвестирования:

First of all, stock prices are volatile. Well, duh. If you buy shares in a stock mutual fund, any stock mutual fund, your investment value will change every day. In a recession it will go down, day after day, week after week, month after month, until you are ready to tear your hair out, unless you’ve already gone bald from worry. It will insist on this even if Ghandi, Jefferson, John Lennon, Jesus and the Apostles, Einstein, Merlin and Golda Maier all manage the thing. Stock markets show remarkably little respect for people or their reputations. Furthermore, if the fund has really been successful, you might be buying someone else’s whopping gains when you invest, on which you may have to pay taxes for returns you didn’t earn. Just try and find somewhere you don’t, though. Dismal.

While the long-term bias in stock prices is upward, stocks enter a bear market with amazing regularity, about every 3 — 4 years. It goes with the territory. Expect it. Live with it. If you can’t do that, go bury your money in a jar or put it in the bank and don’t bother us about why your investment goes south sometimes or why water runs downhill. It’s physics, man.

и закончила многообещающим:

Just so you know. Don’t come crying to us if we lose all your money, and you wind up a Dumpster Dude or a Basket Lady rooting for aluminum cans in your old age.

Please e-mail us if we haven’t scared you enough, and we’ll try something else.

Впрочем, писать им поздно — компания работала в 90-х, много инвестировала в доткомы, не очень хорошо пережила первый кризис доткомов и в 2002-м году была куплена другой компанией, прекратив, таким образом, свое существование. Но каков слог, а?!

Праздничные гримасы Uber-а

Несколько недель назад я встречался с группой слушателей Львовской бизнес-школы, которым рассказывал о локализации продуктов, и привел в качестве примера «как делать не надо» запуск Uber в украинских городах. Сервис как продукт имеет массу недоработок, которые было бы несложно исправить, если вообще заниматься адаптацией продукта под конкретный рынок — например, сервис понятия не имеет, сколько времени займет подача машины и назначает заказы машинам в получасе езды. Впрочем, никакого представления о навигации, например, в Одессе Uber и не имеет, и я регулярно вижу, как водители запускают Яндекс.Навигатор.

Вчера удалось посмотреть, как любимый сервис хипстеров и любителей поговорить о sharing economy справляется с праздниками. Забегая вперед — плохо справляется, нам так и не удалось на нем поездить.

Сначала ничего не предвещало проблем. Заказ бодро назначился на машину, которая неподалеку завершала поездку, и пообещал, что через 20 минут машина приедет. Поскольку я живу фактически за городом, нам привыкать ожидать машину 15-20 минут, поэтому я совершенно спокойно начал собираться. Через 10 минут я обратил внимание, что машина вроде бы не приближается. Еще через 10 минут стало ясно, что машина стоит на одном месте, а тут и водитель позвонил сообщить, что он стоит в пробке. Место пробки чудесно совпало с крупным базаром, который, впрочем, вряд ли был настолько популярен в полдень в праздничный день.

Вот это, кстати, интересная проблема, которую я не встречал в других городах и других сервисах — похоже, сервис никак не может помешать водителю взять заказ и поехать в противоположном направлении по своим делам или остановиться надолго возле магазина. В итоге нет совершенно никакой гарантии, что после того, как заказ сделан, заказанная машина действительно приедет и сделает это в заявленное время.

В этот раз в течение 5 минут приехала машина из Яндекс.Такси и мы успешно — потеряв, правда, примерно полчаса на ожидание Uber, — уехали.

Вторая попытка была серьезнее — поздно вечером мы рассчитывали уехать из центра города. В Яндекс.Такси машин не было, а вот Uber продемонстрировал свое знаменитое surge pricing, когда в час пик для снижения спроса и повышения заинтересованности водителей вводятся повышающие коэффициенты. И это оказалось еще одной иллюстрацией отсутствия какой-либо адаптации сервиса к локальным условиям, поскольку стоимость поездки, в обычное время составляющая 90-110 грн, начала прогнозироваться в диапазоне 485-635 грн. То есть, извините, в шесть(!) раз больше. Кажется, тем одесским таксистам, которые первыми встречают гостей города в аэропорту, иногда даже преграждая выход с погранконтроля, такие сказочные цены даже не снились.

 

Любопытно, что машины как раз были в большом количестве, если верить приложению. Ну да, заработать в 6 раз больше на ровном месте многие хотят. Но получается не у всех — мы, например, предпочли вызвать более традиционное такси по телефону, которое нам обошлось — со сложным маршрутом и праздничным тарифом — в 210 грн.

И, я так думаю, что буду так поступать и дальше. Не могу себе представить, чтобы такси в Одессе стоило сумму, равную стоимости бизнес-ланча для шести человек.

Blackberry опять возвращается

По этому блогу, кажется, можно отслеживать все метания компании Blackberry по части выпуска смартфонов — то они прекращают выпускать классические модели с клавиатурой, то они отказываются от собственной операционной системы, то опять начинают выпуск классических моделей. Короче, никогда такого не было и вот опять — в преддверии Mobile World Congress компания (правда, уже другая, поскольку бренд куплен компанией TCL) анонсирует выход модели KeyOne.

Модель представляет собой аппарат размером чуть больше, чем Google Pixel, с экраном 4,5 дюйма — что понятно, надо же где-то клавиатуру поместить. Пропорции экрана 3:2, а не 16:9, как у большинства нынешних смартфонов, что, вероятно, добавит радости либо разработчикам, либо, скорее всего, пользователям — ведь там обычный Android 7.1 и несложно себе представить, как у части программ элементы интерфейса будут пропадать за пределами физического экрана или наоборот — налазить друг на друга.

Из того, что бросается в глаза — корпус смартфона сильно отличается от классических моделей Blackberry. Надо будет попробовать подержать его в руках — ведь главным преимуществом старых смартфонов было именно очень комфортное ощущение в руках.

О пользе и вреде ошибок

Человеку свойственно ошибаться. Ошибки могут быть маленькие и большие, личные и деловые. Вот про деловые ошибки, часто называемые среди стартапов фейлами, мы и поговорим.

Мне кажется очень странной развившаяся в последнее время — особенно на постсоветском пространстве, — культура уважения фейла. Хотя исторически корни этой культуры можно найти в поговорке «За одного битого двух небитых дают», но в нынешней форме это выглядит совсем искаженно — мол, главное побыстрее провалиться, тогда уважать будут больше.

Это стало приводить к совсем странным эффектам — когда человек, не запустивший из своих трех проектов все три, обильно делится опытом и его с замиранием слушают люди, которые как раз имеют в активе успешные проекты.

Нет, тут я отвлекусь и скажу, что совсем недавно понял, что как раз вполне возможно использовать опыт своих ошибок для обучения других. Я сделал довольно много ошибок (и продолжаю их делать регулярно) в своей практике и часто использую эти ошибки как примеры, когда рассказываю другим. Польза от обучения ведь может быть как в том, чтобы узнать гарантированно работающий способ решения проблемы, так и тот, что гарантированно не работает.

Но есть два ключевых пункта, помня о которых, можно уважать чужие и свои ошибки.

Во-первых, на ошибке надо научиться. То есть разобрать её, понять её причины, понять, какие конкретные действия к ней привели и какие можно было бы предпринять, чтобы не допустить её или исправить. Поэтому, кстати, меня искренне раздражают популярные нынче у нас выступления «реформаторов», сходивших во власть, провалившихся и сделавшие из своих провалов единственный вывод «Ну не шмогли мы, не мы таки, система така».

Во-вторых, ценность ошибки никогда не может быть выше ценности успеха. Опыт успешного человека не может цениться ниже опыта человека, не добившегося успеха. Повезти могло одинаково обоим, и не повезти, кстати, тоже. Но один сделал, а другой нет. Учиться лучше у первого и только потом — у второго.

О монополии Facebook

Очень интересная статья — реакция известного аналитика Бена Томпсона на манифест Марка Цукерберга:

Today the fundamental impact of the Internet is to make distribution itself a cheap commodity — or in the case of digital content, completely free. And that, by extension, is why I have long argued that the Internet Revolution is as momentous as the Industrial Revolution: it is transforming how and where economic value is generated, and thus where power resides:

In this brave new world, power comes not from production, not from distribution, but from controlling consumption: all markets will be demand-driven; the extent to which they already are is a function of how digitized they have become.

This is why most Facebook-fail-fundamentalists so badly miss the point: that the company pays nothing for its content is not a weakness, it is a reflection of the fundamental reality that the supply of content (and increasingly goods) is infinite, and thus worthless; that the company is not essential to the distribution of products is not a measure of its economic importance, or lack thereof, but a reflection that distribution is no longer a differentiator. And last of all, the fact that communication is possible on other platforms is to ignore the fact that communication will always be easiest on Facebook, because they own the social graph. Combine that with the fact that controlling consumption is about controlling billions of individual consumers, all of whom will, all things being equal, choose the easy option, and you start to appreciate just how dominant Facebook is.

Given this reality, why would Zuckerberg want to be President? He is not only the CEO of Facebook, he is the dominant shareholder as well, answerable to no one. His power and ability to influence is greater than any President subject to political reality and check-and-balances, and besides, as Zuckerberg made clear last week, his concern is not a mere country but rather the entire world.

Тут надо понимать, что содержание статьи — не простое «Facebook рулит миром и мы все умрем», как иногда приходится встречать в современной журналистике. Тем более, что автор не просто констатирует и анализирует факты, но и предлагает вполне очевидное решение — обеспечить переносимость социального графа между социальными сетями.

Мне при этом вспоминается довольно старое предложение Илюши Сегаловича, когда он предлагал сделать открытыми поведенческие данные в поиске. Впрочем, оно тогда не было услышано. Сомневаюсь, что похожее предложение сейчас, когда никакой второй социальной сети, могущей, по крайней мере, отстаивать такое предложение и реализовать его у себя, нет и не предвидится.